Вечная молодость, образование и кризис мировой финансовой системы

Alex Krol Entrepreneur, writer, educator. Founder of Serendipity University Project. Источник

Размышления о том, почему мы не можем просто так увеличить активное долголетие без одновременной реформы образования и системы финансирования стартапов и малого бизнеса?

Статья навеяна наблюдениями, что зарождающаяся индустрия продления жизни пребывает в своего рода коконе, слишком сильно уходит исключительно в фармакологические подходы и не учитывает финансовых реалий.


Тот факт, что элиты во все времена искали способа продления жизни, и не просто жизни, а активного долголетия — не является чем-то необычным. Достаточно вспомнить отражение сего стремления в мировой культуре. Однако, именно в последние несколько десятков лет медицина и науки о человек добились серьезных успехов. Средняя продолжительность жизни в развитых странах поднимается до 70–80 лет, и есть прогнозы к тому, что в течении ближайших 30 лет средняя продолжительность достигнет 120 лет.

Это очень круто, если бы не то обстоятельство, что увеличение продолжительности в чистом виде, без учета некоторых связанных последствий может привести к социальной и политической катастрофе, сопоставимой по масштабам с мировой войной. Более того, увеличение продолжительности жизни может привести к одной из самых беспощадных войн — войне поколений.

Предпосылки и проблема.

В начале 20-го века на одного пенсионера приходилось примерно 23 работающих. В 2030 году на одного пенсионера будет приходится не более двух работающих. Причина этого в увеличении продолжительности жизни и выживаемости детей, что привело к более, чем 10 кратному увеличению населения планеты, а также к более чем 100 кратному увеличению пенсионеров. Но это еще не все!

По статистике до 95% всех медицинских расходов средний человек в развитых странах тратит в последние 5 лет жизни, но большая часть этих расходов приходится не на оплату медицинских услуг, а на оплату расходов по уходу за немощными стариками.

Как правило такие расходы это дополнительный бюджет, который, к примеру, в США, составляет до 500 млрд. долларов на текущий год дополнительно к более, чем 1,5 трлн. $ собственно пенсионного бюджета.* Вот так выглядит график, показывающий увеличение доли пенсионных расходов в ВВП США с начала прошлого века (щелчком по иллюстрации можно перейти на источник):

Аналогичная, если не хуже, ситуация наблюдается в других странах.

Но корень проблемы не в старении как таковом, а в возрастной деменции, комплексном нейро дегенеративном расстройстве, имеющем множество форм, которые так или иначе приводят к слабоумию и инвалидизации. (Википедия о деменции)

Даже будучи в очень почтенном возрасте человек может заботиться о себе, работать, не быть обузой. Но если человек стал идиотом, то он не может заботиться о себе, и эти заботы и расходы берут на себя родственники и налогоплательщики.

Количество людей в мире, страдающих различными проявлениями возрастной деменции стремительно увеличивается, включая болезнь Альцгеймера, Паркинсона и массу других. А целом от нейродегенеративных расстройств страдает почти 25% населения планеты.

Таким образом, увеличение продолжительности жизни прямо ведет к росту пенсионных и медицинских расходов, а также расходов на компенсацию возрастной деменции (на данный момент около 0.7 трлн. $).

Современная пенсионная система исходит из расчета средней продолжительности около 50 лет, это исторически сложилось. Система работает так, что пенсионные отчисления, которые мы платим сейчасв счет накопления своей пенсии в будущем, на самом деле идут в пенсионные фонды и выплачиваются текущим пенсионерам также сейчас. Подразумевается, что когда мы станем пенсионерами, то наши пенсии будут выплачивать потомки, т.е. мы все больше берем в долг у своих детей и внуков. К примеру, в 2009 году дефицит пенсионных обязательств в США был около 1 трлн. $.

Не нужно много ума, чтобы понять, что при таком росте числа пенсионеров, сокращении доли работающих относительно пенсионеров, росте инфляции и расходов на медицину и обслуживание, современная пенсионная система становиться непосильным бременем для будущих поколений.

К 2030 пенсионные и связанные с обслуживанием стариков расходы могут достигнуть 13–15% мирового ВВП — 10–13 трлн. $. Это немногим меньше размера ВВП такой страны как США и примерно в 10 раз больше ВВП России. Разумеется, эти деньги остаются в экономике, но, возможно было бы потратить эти деньги более эффективно?

Здесь возникает сложная научная, социальная, этическая и организационная проблема, к которой можно подходить только комплексно.

  1. Как увеличение продолжительности влияет на активное долголетие?
  2. Приведет ли увеличение продолжительности жизни к снижению возрастной деменции? К примеру, компания Pfizer недавно объявила о прекращении финансирования поиска препаратов против болезни Альцгеймера. (Pfizer Halts Research Into Alzheimer’s And Parkinson’s Treatments) . Если увеличение продолжительности не решает проблему возрастной деменции, это ухудшает ситуацию.
  3. Будут ли средства активного долголетия доступны в рамках стандартных страховок и пенсионных планов? Если да, это также только ухудшает ситуацию.
  4. Проблемы увеличения долголетия нельзя рассматривать в отрыве от увеличения пенсионного возраста. Как увеличение продолжительности жизни стыкуется с политикой эйджизма, негласно проводимой корпорациями?
  5. Сюда добавляется все более распространенная практика переводить сотрудников из штата на контрактную основу, когда сотрудник не получает никаких дополнительных опций и выгод. Это больно бьет по пенсионерам. Как на эту практику повлияет увеличение продолжительности жизни?
  6. Нарастающая проблема внедрения искусственного интеллекта и замены рабочих мест алгоритмами. Под ударом в ПЕРВУЮ очередь люди пред-пенсионного возраста.
  7. Нарастающая война поколений — зрелые работники держаться за рабочие места, молодежь не может конкурировать с точки зрения квалификации.
  8. Чтобы ни у кого иллюзий не возникало, в инновационных отраслях, где, традиционно, считается преимуществом молодость — трудится не более 50 млн. человек имеющих степень, из которых большую часть составляют зрелые профессионалы. В тоже время всего на земле более 3,5 млрд. работающих людей. Молодые нужны там, где не нужно квалификации, не нужно опыта и можно мало платить. Не очень хорошая перспектива для продуктивных отношений между молодыми, желающими кадрового роста и пожилыми работниками, не желающих уходить на пенсии.

Итак, что мы получим, если будем увеличивать продолжительность жизни, игнорируя связанные с этим последствия без учета комплексного характера проблемы?

  1. Растущий дефицит пенсионных обязательств, что означает повышение налогового бремени, причем, если корпорации, как обычно скроются от налогов, то основная нагрузка придется на обычных людей.
  2. Я не понимаю что еще будут придумывать политики, чтобы в очередной раз ободрать людей. Скорее всего будут снижать пенсионные расходы, что приведет к жестокому падению уровню жизни и конкуренции за пенсию и социальные программы.
  3. Растущий конфликт поколений, ожесточенная конкуренция за рабочие места между молодыми, зрелыми людьми.
  4. Нарастающая конкуренция за рабочие места между людьми и алгоритмами особенно для пенсионеров.

Возможные подходы к решению

Чтобы поговорить о решениях, надо сначала проанализировать причины, которые лежат в двух взаимосвязанных плоскостях:

  • Общие причины старения и снижения трудовой активности
  • Организация существующей пенсионной системы

Общие причины старения и снижения трудовой активности

На данный момент есть общее мнение, что старение — это объективный процесс, встроенный в наш организм, и весь вопрос в причинах этого процесса, которые можно разделить на несколько категорий:

  • генетические — предрасположенность к сопротивляемости или наличию тех или иных заболеваний. Назовем это генетическимстарением.
  • экология, образ жизни и мышления — внешний фактор, который может производить в большей или меньшей степени неблагоприятное воздействие на функции организма. Назовем это социальным старением.

Специфика внешних факторов в том, что в определенной степени мы способны управлять ими, т.е. влиять на окружающую экологию, вести более или менее здоровый образ жизни и поддерживать позитивное мышление.

При этом надо учитывать, что в организме всегда присутствует одновременно два противополоных процесса —поддержание и деградация — как на функциональном, так и на клеточном уровне. В свою очередь любая функция организма есть адаптационный ответ, т.е. функция востребована для достижения некой цели или поддержания процесса внутри организма.

Если в моменте уровень функции не соответствует запросу — это можно классифицировать как дезадаптацию, следовательно организм начинает наращивать функцию, развивать ее до уровня, когда ее уровень начинает соответствовать запросу. К примеру если мы даем усиленную нагрузку на мышцу, то ее объем начинает расти до уровня, когда данная нагрузка воспринимается как штатная для параметров мускула.

Верно и обратное, если функция не востребована, то вся ее инфраструктура в организме начинает деградировать до уровня востребованности или дисфункции.

Таким образом, состояние организма и его функций зависит как от факторов времени (объективное старение) так и от уровня востребованности функций, в т.ч. когнитивных.

С практической точки зрения это выглядит так, что отправление людей на пенсию приводит к резкому снижению востребованности ключевых функций — интеллектуальной, физической, коммуникативной. И есть масса исследований, подтверждающих резкое ухудшение функционального состояния организма после выхода на пенсию, т.е. сокращается именно активное долголетие.

Но есть и другая статистика, которая говорит о длительном активном долголетии среди предпринимателей, представителей творческих профессий, которые работают не на корпорации на себя и рынок.

Такие люди, которые могут достигать пенсионного возраста, но ни на какую пенсию не уходят, потому что работают на себя, не имеют начальников, и сами формируют смысл жизни и мотивацию для активной деятельности. Людях, которые занимаются творческой или предпринимательской деятельностью, которая содержит неопределенность и вызов.

Это очень важно, мы вернемся к этому позже.

Т.е. проблема снижения активного долголетия особенно остро встает у наемных людей, которых отправляют на пенсию, лишая их мотивации, снижая количество социальных контактов, создавая стабильность, в которой отсутствует неопределенность и вызов.

Такой подход понятен, потому что исторически, когда институт пенсии возник в Древнем Риме, а более системно в 18 веке, пенсия подразумевала награду за тяжелый или ратный труд в связи с тем, что человек физически не мог работать. При этом в той эпохе средняя продолжительность жизни составляла от 26 до 40 лет, и лишь ничтожная часть людей достигала возраста нетрудоспособности. History of retirement

По существу в традиционном понимании пенсия это компенсация небольшого периода жизни доживания, когда человек уже просто не может работать, и общество/ родственники берут на себя заботу о его обеспечении на короткий период до скорой смерти.

А поскольку с ростом городского населения традиционная забота о стариках со стороны родных уменьшалась, то постепенно эту социальную функцию взяло на себя государство. Причем, первоначально пенсия полагалась исключительно военным.

В начале 21 века ситуация кардинально изменилась:

  • большинство людей отравляют на пенсию в интеллектуальном и профессиональном расцвете, с большим опытом, что приводит к депрессиям, снижению функционального состояния и увеличению расходов на “care” — заботу. Why retirement can be bad for your health
  • средняя продолжительность жизни увеличилась почти в 2 раза
  • длительность пенсионного возраста возросла почти в 5–6 раз
  • число пенсионеров возросло на порядки.

Таким образом, современный институт пенсии обеспечивает для пенсионеров ситуацию, когда “если функция не востребована, то вся ее инфраструктура в организме начинает деградировать до уровня востребованности или дисфункции.”

Т.е. можно выдвинуть три гипотезы и один вопрос:

  1. Современный институт пенсии является основной причиной социального старения, т.е. старения обусловленного не генетическими, а социальными факторами.
  2. Социальное старение доминирует в общем процессе старения, начиная со второй половины 20-ого века.
  3. Увеличение продолжительности жизни с использованием фармакологических и медицинских подходов не способно устранить социального старения, и более того, усугубляет экономические и социальные проблемы, порождаемые существующей пенсионной системой.
  4. Увеличивает ли использование фармакологических и медицинских подходов период активного долголетия и отодвигает ли срок наступления возрастной деменции?

С точки зрения фармакологических и медицинских подходов все ясно — они имеют смысл только при условии, что увеличивают активное долголетие и отодвигают срок наступления возрастной деменции. Но совершенно ясно, что эти подходы не влияют на социальное старение, и здесь необходимы кардинальные реформы и иные подходы.

Нефармакологические подходы к активному долголетию

Все эти подходы основаны на нескольких простых тезисах, раскрывающих что есть развитие человека:

Развитие — это выход за пределы опыта, это всегда пребывание в некоторой доле стресса, т.е. развитие это следствие процесса адаптации, в процессе которого организм изменяет свои функциональные системы, чтобы компенсировать неблагоприятные факторы среды. Для животных это, как правило, факторы внешней среды, а для человека ключевой фактор — стремление избежать ухудшения условий или обрести улучшение, причем, по крайней мере, в 99% случаев мы можем говорить о психологической составляющей.

Если нет стимула или мотивации, развитие не происходит, ибо к тому нет объективной причины. Ребенок вырастает в полноценного взрослого не потому, что это генетически запрограммировано, потому, что ребенок постоянно сталкивается с собственной дезадатацией, ему надо учиться, преодолевать себя. Этот процесс начинается с момента зачатия и в природе не заканчивается никогда.

То, каким взрослым станет ребенок зависит только от того как он взрослеет.

Генетические предрасположенности дают некоторые возможности, но реализация и развитие этих возможностей зависит от процесса обучения.

И если посмотреть на обучение в широком контексте, то это не только то, что имеется в школе — это масса телесных, псих-физических и прочих навыков.

Традиционно еще 100–200 лет назад, наиболее интенсивное обучение происходило в первые 15 лет жизни, а потом интенсивность обучения экспоненциально снижалась. В настоящее время длительность обучения существенно увеличилась и в технологических отраслях по сути уже сейчас доминирует подход life long education , но надо помнить, что в технологических отраслях работает не более 50 млн. человек в мире, имеющие хотя бы степень не ниже Master, в то время как в мире около 3,5 млрд. работающих.

Т.е. для почти 95% населения по прежнему наиболее интенсивное обучение приходится на первые 15–20 лет жизни.

Почему я все время говорю об обучении? Потому, что это один из видов деятельности, который содержит элементы неопределенности и вызова. Другие виды деятельности — это предпринимательство, наука и любые виды деятельности в особых условиях, основным критерием которой как раз и является наличие высокой неопределенности, риска, вызов, необходимость выходить за пределы зоны комфорта, мыслить творчески, решать задачи, которые до того не имели решения и часто в условиях дефицита времени и опасности.

Т.е. именно обучение и активная творческая деятельность, содержащие неопределенность и вызов в равной степени способствуют как развитию ребенка в полноценного взрослого, так и сохранению активного долголетия и превенции возрастной деменции.

Это означает, что любые действия по увеличению продолжительности срока жизни и периода активного долголетия должны быть сопряжены с интенсивной творческой деятельностью и обучением, причем в большей степени не в детском возрасте, а именно в зрелом.

Если мы вкладываем в обучение и вовлечение пожилых людей в активную трудовую и творческую деятельность, это в несколько раз окупается снижением затрат на поддержку, так как продлевает активное долголетие.

Инвестиции в обучение и обеспечение участия пожилых людей в активной деятельности снижает социальное старение.

На данный момент практически не существует причин, по которым людей, достигших формально пенсионного возраста нужно отправлять на пенсию, кроме как сложившиеся предубеждения и мифологии о том, что все развитие происходит исключительно за счет молодых.

Факты говорят прямо противоположное, особенно в предпринимательстве.

Практические вопросы

Совершенно очевидно, что дефицит пенсионных обязательств нарастает, значит увеличение налогового бремени — тупик. Тенденция должна быть переломлена кардинально. На данный момент все пенсионеры являются источником затрат, они выключены из процесса создания стоимости. Возможных выходов, как обычно несколько:

  1. Снижение расходов через введение дифференцированных пенсий, связанных с разными условиями, что в любом случае ведет к обнищанию части населения и повышению социальной напряженности до тех пор, пока старики являются электоратом. Плюс, возможно предоставление пенсий только тем, у кого нет иного источника дохода. Проблема, правда в том, что 65% банкротств, к примеру американцев, происходят по причинам проблем здоровья, и большая часть нажитых состояний также часто уходит в последние 5–7 лет жизни, когда страховки не покрывают дорогостоящего лечения или всего ухода.
  2. Снижение расходов через инновации, когда большая часть “care” берут на себя роботы и алгоритмы, чтобы снизить спрос и расходы на медсестер и социальных работников. Предполагается, что замена “care” персонала на роботов + развитие в городах специальной инфраструктуры, нацеленной на “care” окажется выгоднее, чем содержание армии медсестер и социальных работников.
  3. Снижение расходов через обязательное включение пенсионеров в определенные виды деятельности (образование, творчество, предпринимательство), которые продлевают активное долголетие + дают дополнительные доходы и тем самым снижают затраты.
  4. Поиск новых источников доходов, когда пенсионерам и пожилым людям выгодно работать и создавать стоимость.
  5. Поиск новых плательщиков, т.е. кого-то, на кого государство будет перекладывать частично бремя пенсионных обязательств, но скорее все это это разновидность п. 1. Т.е. создание предпосылок для уменьшения пенсий и одновременно стимуляция кого-то компенсировать такие выпадающие доходы.

Во всех этих направлениях основой является система мотивации, когда людям выгоднее вести активный образ жизни, продлевающий жизнь, дающей смысл и в некоторых случаях даже доход.

Несколько идей.

  1. Повышение границы пенсионного возраста или введение дифференцированных условий для разных категорий.
  2. Обнулить любые бизнес налоги и любые налоги на трудовые доходы для людей, достигших определенного возраста.Создать специальные условия для бизнеса для пожилых, когда если в бизнесе доля пожилых выше некоторого значения, то бизнес получает налоговые льготы, что повышает его конкурентоспособность.
  3. Дать аналогичные льготы для корпораций, когда им становиться выгодней удерживать пожилых людей в штате.
  4. Соотнести пенсию с учебной, преподавательской и предпринимательской активностью, т.е. дать бонусы и льготы, если пожилые люди активно учатся и вовлекаются в определенные виды деятельности.
  5. Подключать как можно больше людей к менторской деятельности.
  6. Гранты для создания технологических бизнесов пожилыми.
  7. Создавать программы для активного вовлечения пожилых людей в научную и инженерную деятельность, подразумевающую интенсивное обучение.

Фундаментальные решения

  1. Создание условий для повышения доли предпринимателей с примерно 5% населения земли до 30–40% в течении 20–30 лет. Потому, что предпринимательская деятельность лучше всего решает все проблемы. Людям выгодней активно трудиться и получать больше денег, чем прозябать в нищете и доживать на нищенские подачки.
  2. Внедрить новую систему финансирования стартапов, основанную на краудфандинге и использовании крипто валют, чтобы можно было массово вовлекать людей в предпринимательство, науку и инновации. Почему это важно? Потому, что невозможно прямо людей отдавать больше денег на пенсионные программы, но можно создать систему мобилизации средств на поддержку проектов, существенная часть которых может инициироваться зрелыми людьми.
  3. Законодательно остановить процесс укрупнения корпораций, которые превращаются в тоталитарных монстров и обладают влиянием больше, чем государства. Корпорации начинают управлять государством через лоббирование, постепенно заменяя законы к своей выгоде.
  4. Структура 10 супер триллионеров + миллиард наемных менее стабильна, чем 1000000 миллионеров и миллиард среднего класса. Законодательно переходить от сверх централизованных иерархических структур к развитию сети децентрализованных экторов.
  5. Увеличить доступ малому бизнесу к гос.заказу на законодательной основе.

Резюме:

  • Если мы не хотим через 20–30 лет иметь огромный дефицит пенсионных обязательств, социальную напряженность и войну поколений, необходимо как можно быстрей исследовать и реализовывать предложенные инициативы.
  • Необходимо учитывать, что все достижения медицины, существенно продлевающие жизнь, касаются тех, кто сейчас молод, но не решают проблемы стареющего населения сейчас, т.е. не могут решить озвученных выше проблем.
  • Ключевая проблема не старении, а в возрастной деменции.
  • Необходимо развивать системы, стимулирующие пожилых людей оставаться в активной деятельности как можно дольше.


About the Author:

Отправить ответ

avatar