Активные методы информационного влияния на толпу

Сергей Виряскин, редактор ИА «Клерк.Ру»


«Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами
обмана и самообмана в политике и экономике, пока они не
научатся за любыми нравственными, религиозными,
политическими, социальными фразами, заявлениями и
обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.»

Владимир Ульянов-Ленин.
«Невозможно собрать всю информацию, необходимую,
чтобы принять решение. Если вся информация у вас на
руках, это уже не решение, а заключение, сделанное
кем-то задним числом и за вас.
»
Дэвид Махоуни.

В конце 16 века английский философ Фрэнсис Бэкон провозгласил, что знание – это сила. Известный английский историк Генри Томас Бокль, живший в середине 19 века, утверждал, что знание – не есть инертный и пассивный посетитель, приходящий к нам, хотим мы этого или нет, поскольку его нужно искать и много работать, прежде чем оно будет нашим. В конце минувшего столетия американский писатель-фантаст Брюс Стерлинг подытожил мнения своих предшественников, заявив, что информация сама по себе – вообще никакая не сила, иначе самыми могущественными людьми на свете стали бы библиотекари.

Сейчас в информационном обществе дела с информацией и вовсе обстоят хуже некуда. Стоит признать, что в настоящее время информация по большому счету уже не является источником знаний. Постепенно она перестает быть также объектом поиска и изучения и трансформируется в предмет контролируемого распространения, массированной трансляции через разные каналы к конечному, обезличенному потребителю.

Почему потребителю? Потому что в системе координат, построенной современными масс-медиа, человек уже не рассматривается в качестве активного субъекта, оперирующего данными, полученными в практических целях. Проще говоря, отношения, складывающиеся между средствами массовой информации и пользователями их продукта, можно охарактеризовать выражением “пипл хавает”, поднятым отечественными медийными структурами на свои независимые знамена с легкой руки одного популярного музыканта. В данном материале мы рассмотрим лишь несколько основных вариантов эффективного использования информации в личных целях.

Начнем с технологии так называемого «белого шума». Под понятием “белый шум” Большая советская энциклопедия понимает беспорядочное колебание различной физической природы, в котором звуковые колебания разной частоты представлены в равной степени, то есть шум, где в среднем интенсивности звуковых волн разных частот примерно одинаковы. Наиболее типичные примеры здесь — шум водопада, шум леса и так далее. В архитектуре белый шум часто используется с целью сокрытия всех прочих, так называемых “нежелательных” шумовых воздействий. При этом чистый тон, звучащий одновременно с белым шумом, маскируется в основном близкими по частоте спектральными составляющими этого шума, находящимися в пределах так называемой критической полосы, ширина которой зависит от частоты маскируемого тона.

Применительно к экономической деятельности технология белого шума может быть использована с целью скрыть и завуалировать информацию о каких-либо бизнес-достижениях, или, наоборот, провалах конкурентов, “утопить” важные и актуальные сведения в потоке ненужной информации с различной, зачастую противоположной смысловой нагрузкой. Так, например, если какая-либо структура непреднамеренно допускает утечку важной информации, которая не предназначена для стороннего ознакомления, та же самая структура в целях сохранения конфиденциальности сведений может сознательно осуществить “утечку” дезинформации в объемах, исключающих возможность разумной оценки сведений с позиции их достоверности. Для того, чтобы публика не смогла отличить зерна от плевел, используются средства массовой информации.

В действительности доля участия промышленного и финансового капитала в отечественных СМИ настолько громадна, что говорить о независимом характере общественного мнения вообще не приходится. Для наглядности представим данные исследования Якова Паппэ “Олигархи”. Так, по состоянию на 1999 год компании “Газпром” принадлежало 3% телекомпании ОРТ, 30% телекомпании НТВ, 100% телерадиокомпании Прометей, 51% акций газеты “РТ-Трибуна” и 100% отраслевого журнала “Фактор”. Газпром также являлся основным спонсором газеты «Труд». Газпромовские банки спонсировали журналы “Профиль” и “Компания”.

Компания “Лукойл” являлась собственником 75% акций “REN-TB” и “Телеэкспресс 31-й канал”. “ОНЭКСИМбанк” финансировал создание журнала “Эксперт”, стал крупным акционером (20% акций) и инвестором АО “Комсомольская правда”, приобрел контрольный пакет акций газеты “Известия”. В сентябре 1997 года банк приступил к изданию газеты “Русский телеграф” и создал группу “Проф-медиа”.

Группе Березовского “ЛогоВАЗ “ уже тогда принадлежали “Независимая газета”, “Новые известия”, журнал “Огонек” и несколько десятков других СМИ меньшего значения.

Понятно, что при таком раскладе промышленно-финансовые структуры, в том числе и в России, имеют в своем распоряжении все необходимое для того, чтобы держать аудиторию в полнейшем неведении. Интересно, что здесь прослеживается следующая зависимость – чем больше количество субъектов, освещающих события окружающей действительности и создающих информационные поводы, тем шире пространство информационного вакуума. Дело в том, что любое событие, будучи озвученным многократно, перестает нести в себе какую-либо информационную нагрузку. Другими словами, просмотрев несколько десятков сайтов и печатных изданий, публикующих прогноз погоды, человек вообще теряет всякое представление о том, какая погода его ожидает за пределами жилища.

Другим, не менее эффективным методом влияния на рейтинг и популярность деловой репутации конкурентов является распространение сплетен и слухов. В отличие от белого шума сплетни распространяются не с целью перемешать достоверные сведения с дезинформацией, а с целью опорочить и нанести прямой урон деловому облику своего конкурента. Ну, или с любой другой подобной целью – это кому как нравится. С данной точки зрения слухи никогда не претендуют на достоверность и объективность. Результат здесь достигается совсем иными средствами.

К примеру, для того, чтобы повысить рентабельность производства и вытянуть за уши курсы акций западных и азиатских предприятий, изготавливающих резиновые изделия, в третьесортных странах объявляются всевозможные месячники по борьбе со СПИДом и заявляется о небывалом росте случаев венерологических заболеваний. Так было в Польше в 1998, 2002 и 2007 годах, а в России в 1998 и 2005 годах, когда китайские и американские презервативы массово закупались чуть ли не в рамках национальных проектов. Для того чтобы отбить средства, выброшенные на провалившиеся медицинские исследования, финансовые группы могут слить в печать информацию о появлении неизвестного доселе заболевания, грозящего народонаселению планеты чуть ли не апокалипсисом. Затем предмет неудавшихся исследований может быть реализован в качестве вакцины от птичьего, свиного и тому подобного гриппа. По такому же принципу действуют сегодня практически все экологические, здравоохранительные, благотворительные, миротворческие и террористические миссии.

Явным преимуществом сплетен и слухов является то обстоятельство, что за их распространение практически невозможно привлечь к юридической ответственности. Даже в том случае, если порочащие слухи в открытой форме высказываются конкретным лицом в прямом телевизионном эфире, или в качестве достоверных сведений “из достоверных источников” преподносятся журналистами со страниц серьезных печатных изданий, сплетни по большому счету остаются безнаказанными.

С развитием сети Интернет нормы об ответственности за распространение ложных сведений, порочащих деловую репутацию субъектов экономической деятельности, и вовсе приобретают характер правового абсурда и мистификации. Представим себе ситуацию, когда какой-либо известный политический деятель выступает по телевидению с разгромной речью в адрес очередного врага народа и ссылается при этом на данные, полученные из достаточно авторитетного печатного издания. Если проверить это авторитетное издание, то окажется, что озвученные им сведения были также получены из другого, не менее авторитетного издания и так далее. В конце-концов, если попытаться раскрутить всю эту цепочку и добраться до первоисточника, то окажется, что весь скандал был спровоцирован каким-нибудь размещенным в интернете низкопробным пасквилем, автор которого ссылается на неподтвержденные данные пожелавшего остаться неизвестным источника в Кремле, Белом доме и т.д..

Именно поэтому в последнее время все большую популярность приобретает тактика ведения информационной войны посредством так называемых проплаченных разоблачений и сенсационных откровений третьих лиц. Данный метод тем более удобен, что минимальными затратами здесь довольно быстро и почти всегда со стопроцентным успехом достигается максимальный результат. Так, для того, чтобы буквально на ровном месте раздуть сенсационное разоблачение, необходимо всего навсего два-три факта из жизни объекта информационной травли, пусть даже не относящихся к предмету нападок. Далее разоблачение может быть попросту надумано или разыграно при помощи воображаемых обстоятельств.

Собственно, на этом и строятся все системы компроматов. По сути, для любого компромата фактические данные играют второстепенную, вспомогательную роль. Сейчас, как, впрочем, и сто лет назад в обществе принято полагать, что “спецслужбы” и “лица приближенные” знают практически все о любом человеке. Поэтому у неискушенной в интригах высшего света публики всегда гораздо больше вопросов вызывают белые пятна в биографии, которые уже в самую последнюю очередь принято относить на недоработки “спецслужб”.

Основываясь на этой черте компромата, в частности, были состряпаны известные публикации в “Новой газете” и обличающие сведения, содержащиеся в нашумевшем “бестселлере” Александра Литвиненко-Юрия Фельштинского “ФСБ взрывает Россию”, в котором авторы, оперируя жалким фактическим материалом, почерпнутым из общедоступных источников, сочинили очередную макулатурную непотребность. Как известно, результаты от выхода в свет вышеупомянутой книги превзошли даже самые смелые ожидания новоиспеченных поселенцев Туманного Альбиона.

С этой точки зрения опорочить и втоптать в грязь можно любого субъекта информационного воздействия, причинив тем самым непоправимый урон всей системе в целом. По этой самой причине в последнее время (приблизительно с середины прошлого столетия) все более или менее крупные финансовые структуры – будь то транснациональные кредитно-коммерческие учреждения, промышленные синдикаты, государственные образования или любые другие развитые финансовые пирамиды прибегают к помощи подставных лидеров-обезьян.

Как любил говорить по этому поводу министр пропаганды фашистской Германии Геббельс, пока одни обезьяны топчут и убивают других обезьян, лев может спокойно отдыхать. Такие “лидеры” имеют практический смысл, лишь выступая в качестве отвлекающих раздражителей и ложных объектов воздействия. Именно поэтому, даже если “нарыть” и представить на суд многомиллионной аудитории компромат, который грозит какому-нибудь президенту банка, или главе государства пожизненным заключением, или газовой камерой, с этими банком и государством ничего серьезного в большинстве случаев не произойдет. Руководство львиного прайда попросту сменит одну обезьяну на другую.

Нередко политтехнологи и пиарщики прибегают к такому приему давления на публику, как актуализация. Актуализация подразумевает под собой создание искусственного интереса и, как следствие, ажиотажа вокруг какого-либо явления, либо предмета, не представляющих в данный момент времени вообще никакого интереса и ценности. Данный прием имеет довольно внушительную историю, но не теряет своей востребованности и по сей день. Представляется, что с развитием производственных отношений и увеличением количества никому ненужных вещей и явлений, его применение будет набирать свои обороты и в дальнейшем. Типичными средствами актуализации являются реклама и пиар, а сама она часто используется в целях сбыта какого-либо очередного залежавшегося на складах барахла.

Кроме того, данный прием может с успехом использоваться и с целью переключения внимания принимающей аудитории с важного объекта на объект второстепенный. В качестве примера здесь можно привести эпизод недавней отечественной истории, главными фигурантами которого явились теперь уже бывший Генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов и еще какие-то люди, о которых все уже давным-давно забыли. Как все помнят, тогда угол трансляции сведений был заточен “независимыми” СМИ не под громкие разоблачения власть имущих, которые сулила кипучая деятельность прославленного прокурора, а под “человека, похожего на Юрия Скуратова”, 14 костюмов и двух голых дам неакадемического поведения.

Также актуализация довольно часто применяется в различных странах во время принятия парламентами этих стран какого-либо очередного непопулярного в обществе закона. Здесь внимание толпы может быть отвлечено, например, на драку парламентариев. Как результат, обсуждению почти всегда подлежит именно драка, а не принятый драконовский закон. Собственно, для этого и нужны современные парламенты.

Следующий метод заключается в информационной провокации. Зачастую провокаторы оперируют такими приемами, как софистика, демагогия, подмена понятий и фактов, введение в заблуждение и так далее. Как правило, провоцируемым невдомек, что поддавшись на уловки провокаторов, они сами же своими действиями приведут последних к заданной цели.

Самым показательным примером такой провокации, примененной в политико-экономической сфере, является всенародное голосование, проведенное лицами власть имущими в Советском Союзе. Результатом данного мероприятия явился развал государства и раздел государственной собственности. Провокация датируется 17 марта 1991 года, то есть днем проведения референдума по вопросу целесообразности дальнейшего сохранения СССР, хотя подготавливалась она долгие годы. В Постановлении Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1991 года мы читаем следующее: «В связи с многочисленными обращениями трудящихся, высказывающих беспокойство о судьбах Союза ССР, и учитывая, что сохранение единого союзного государства является важнейшим вопросом государственной жизни, затрагивает интересы каждого человека, всего населения Советского Союза, Съезд народных депутатов СССР постановляет: провести референдум СССР для решения вопроса о сохранении обновленного Союза как федерации равноправных суверенных Советских Социалистических Республик с учетом результатов голосования по каждой республике в отдельности».

Если кто не понял, то речи о сохранении Советского Союза, несмотря на “беспокойство”советских депутатов, уже тогда не шло. Сам же вопрос, вынесенный на всенародное голосование, звучал не менее странным образом: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантированы права и свободы человека любой национальности?». Как нетрудно догадаться, при любом исходе голосования, то есть ответили бы граждане “да”, или же “нет”, СССР прекратил бы свое существование.

Таким образом, методы мошеннического влияния на публику многочисленны и разнообразны. Что может противопоставить этому множеству обычный рядовой гражданин? Пожалуй, что ничего. Как мы знаем, любое действие равно противодействию. Применительно к человеческому обществу данный закон справедлив и в обратном направлении. Всякая защита от информации и всякая медийная контратака в любом случае приводят к образованию потока новой информации, в какой бы форме она не преподносилась. Поэтому, в конечном счете, в выигрыше оказывается тот, у кого лучше работают журналисты, а не разведка, поскольку любая разведка – суть только лишь побочный продукт той самой информации, которую в неограниченных объемах способны изготавливать и распространять средства масс-медиа.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.