Вдохните глубже. Кризис.

«Эксперт» №27 (616)


Уход Билла Гейтса из созданного им «Майкрософта» драматургически наглядно фиксирует конец очередной длинной волны экономического развития. Волны, стержнем которой были интернет и глобализация. Ее расцвет продолжался до 11 сентября 2001 года, ее закат мы переживаем уже семь лет, в виде бесконечной, как кажется, череды кризисов. Однако это ощущение бесконечности не подтверждается экономической ретроспективой. Сегодняшний кризис скорее всего последний. Именно поэтому он будет самым тяжелым для мировой экономики, и именно за ним последует настоящий новый подъем, в ходе которого будет формироваться новая структура и новая технологическая база мировой экономики. Так к происходящему и надо относиться: минимизировать последствия последнего кризиса и выйти из него с новыми технологическими или продуктовыми решениями.

Последний кризис в длинной волне — всегда битва за будущие позиции в новом мировом разделении труда. Сегодня нет региона, который не боролся бы за усиление своих позиций, однако, на наш взгляд, эра развивающихся стран как стран, задающих тон, уже прошла. Лидерство в экономике после 2010 года будут делить страны с мощной технологической базой — прежде всего Америка, потом Япония, потом Европа или Россия либо Россия вместе с Европой.

Поясним свое понимание расстановки приоритетов. Америка мощнее других и раньше Европы начала подготовку к кризису, в том числе девальвировав доллар. Япония уже второе десятилетие в рецессии и накопила огромный энергетический потенциал для прорыва на внешние рынки. К тому же период мировой инфляции делает слишком дорогую для прошлого мира Японию нормальной по цене. Европа кажется наиболее вымотанной. Введение евро, единая Европа, слабые вновь прибывшие страны, долгие годысоциал-демократииплюс весьма странный набор лидеров — все это ослабляет ее экономику. Хотя, быть может, мы ее недооцениваем.

Что касается России, то,во-первых, в свою страну веришь всегда.Во-вторых, в отличие от прочих развивающихся стран мы не только имеем некоторый технологический базис, но и, будучи обладателями сырья, в условиях сырьевой инфляции оказываемся в неплохой с точки зрения доходов текущей ситуации. Вопрос только в том, найдем ли мы способ смягчить удар мирового кризиса.

В том, что он по нам ударит, сомнений нет. Он, собственно, уже бьет. И падающим притоком капитала в страну, и инфляцией, и, главное, быстро сокращающейся рентабельностью российского бизнеса при одновременном сжатии внутренней рыночной ликвидности. Чем сильнее будут проседать мировой финансовый рынок (а он будет проседать еще как минимум полгода), тем более сложным будет положение внутри российской экономики. Для того чтобы купировать эти сложности, надо сделать три принципиальные, на наш взгляд, вещи.

Во-первых, надо поддерживать внутреннюю ликвидность через разветвленные финансовые инструменты. Причем не только для национальных столпов («Газпром» и прочие), но и для большого числа средних компаний, которые создают ни много ни мало 40% промышленного производства. Если из этих 40% половина не выдержит кризиса, то мы увидим хороший конъюнктурный спад.Во-вторых, надо пытаться постепенно девальвировать рубль. Запад в этом нам вынужденно поможет. Мы же сами можем позволить себе на «лишние» деньги скупать зарубежные активы, чтобы не создавать спрос на рубли. При этом, не стесняясь, внутри страны на эквивалентные суммы снижать налоги и эмитировать рубли, поддерживая все ту же ликвидность.В-третьих, надо стимулировать инвестиции в будущее. Не АвтоВАЗ поддерживать на фондовом рынке, а вводить и публично обсуждать введение новых, более жестких технологических коридоров для бензина, для энергопотребления жилья, для выносливости дорожных покрытий, для скорости транспортировки пассажиров и грузов. Надо стимулировать, а иногда всего лишь разрешать производство и внедрение нового медицинского оборудования. Надо не бояться уже сейчас планировать комфортные города. Все это должно стать не просто федеральной экономической политикой, это должно быть как воздух.

Недавно в не очень большом немецком городе Марбурге (в загнивающей, по нашей версии, Европе) было принято решение, обязывающее всех жителей этого города ставить на крышах солнечные батареи. Объясняя свой поступок, мэр сказал: «Мы вовсе не стремимся быть революционерами в области технологий. Мы всего лишь хотим сделать свой шаг к миру, где исчезнет такая большая зависимость от нефти и газа». Нам бы таких мэров.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.