Какова реальная ценность MBA?

Знания перестали быть долгосрочным активом. Учебники устаревают, еще не выйдя из печати. И это на фоне дискредитированной системы, раздутого тщеславия и непомерного эго вузов. Если западные бизнес-школы стоят на распутье, то что делать российским? Рассуждает Мухтар Муссабетов на портале E-xecutive.ru.


В 2010 году меня пригласили в качестве консультанта для проведения оценки стратегического потенциала одного экономического вуза (бакалавриат и MBA). Во время оценки я обнаружил, что реальность значительно отличается от моего представления о бизнес-образовании. И чтобы понять, насколько реальность в этом вузе соответствует более широкой действительности, я просто исследовал Интернет: оказалось, что ситуация достаточна схожа практически на всем постсоветском пространстве. Все «раковые опухоли» вузов можно найти, послушав студенческие «стоны» в сети. Этот проект настолько врезался мне в память, что в течение последующих трех лет я постоянно невольно отслеживал тенденции в бизнес-образовании.

Я стал смотреть на систему бизнес-образования не только с перспективы консультанта вуза, но и предпринимателей – которым не хватает управленческих знаний; HR-ов – которые ставят «последнюю точку» в объявлениях на вакансии; управленцев – желающих улучшить карьерные продвижение, и, в конечном итоге, в целом с перспективы бизнеса и экономики. Все 360 градусов. В конце февраля 2013 года Ричард Брэнсон(предприниматель с неисчерпаемым предпринимательским духом, непрерывный и успешный стартапер и владелец Virgin Group) опубликовал на своем сайте пост «Сколько образования нужно предпринимателю?» И я, обобщив свои размышления, в комментариях к нему назвал пять причин того, почему бизнес-школы не находят «общий язык» с предпринимателями: «Предпринимательство никогда не будет успешной академической дисциплиной. Это нечто, что изучается в «траншеях», наполненных вдохновением, уверенностью в себе, любознательностью и смелостью принимать громадные риски. Бизнес-школы не могут преподавать предпринимательство. Что на самом деле можно изучить в бизнес-школе, так это историю бизнеса, т.е. что и как люди делали в прошлом. Это не поможет предпринимателю потому, что: 1) знания извлекаются, в основном, из «отполированного» содержания различных книг, и не более того; 2) бизнес-дисциплины в большистве преподаются индивидуумами, которые никогда не были в «предпринимательской шкуре», а реальные предприниматели не любят преподавание по самой своей природе, исключая неструктурированный обмен своим опытом; 3) бизнес-школы предоставляют знания, в определенном смысле отравленные запретами и ограничениями, и это не очень хорошо для предпринимательского духа – чем меньше знаешь и чем меньше имеешь ментальных ограничений, тем лучше для успеха; 4) выпускники бизнес-школ формируют образованную толпу, со схожими фиксированными знаниями и опытом, которые делают людей менее гибкими и адаптируемыми; 5) нет ничего более ценного, чем свой собственный практический опыт».

А в апреле 2013 года на самом E-xecutive.ru появилась статья «MBA критикуют те, у кого нет диплома MBA» с очень оживленной дискуссией. И я задался вопросом: а почему, собственно, должны молчать те, кто осознает, что в MBA нет достаточной ценности? И меня прорвало… Я хорошо осознаю, что моя публикация вызовет шквал критики со стороны многих «задетых». Но такова горькая (надеюсь, временная!) реальность, и от нее никуда не деться. Пока не изменится сознание. Я буду говорить о «большом лесе», где ничтожное количество отдельных «здоровых маленьких полян и деревьев» не определяет состояние экосистемы в целом.

Я приглашаю к дискуссии всех, кому это небезразлично и есть что добавить, без ухода в «оборону», в малозначимые частности и в противостояние ради противостояния. Нужно сообща искать выходы и решения этих проблем, а также пути развития. Как автор поста обещаю ответить на все конструктивные комментарии, дополнения и вопросы.

Глобальные проблемы MBA

Рост озабоченности реальной ценностью степени MBA на Западе обусловлен двумя основными факторами:

  • непомерный рост стоимости обучения MBA, что само по себе ставит вопрос окупаемости таких инвестиций;
  • растущая безработица среди обладателей этой степени.

Разгораются дебаты о ценности MBA не только как квалификации для ее получателя, но также и отдельно взятого бизнеса и национальных экономик в целомHarvard Business Review опубликовал свой список 100 наиболее эффективных руководителей в бизнесе по всему миру. Интересным фактом является то, что только 27{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} из них имеют степень MBA. Если внимательно всмотреться в глобальную экспансию новых корпоративных гигантов из Бразилии, Мексики, Китая, Индии и развитие наиболее продвинутых российских корпораций, то можно прийти к выводу, что их успех не сильно зависит от количества MBA-выпускников в штате.

Многие бизнес-школы начинают сокращать традиционные двухлетние программы до одного года. Да, при этом может увеличиваться ежедневная нагрузка, но в целом, MBA все больше напоминает штамповочный конвейер, как описывает Ракеш Хурана, профессор Harvard Business School, в своей книге «From Higher Aims to Hired Hands: The Social Transformation of American Business Schools and the Unfulfilled Promise of Management as aProfession». Генри Минцберг, профессор Mc Gill University и автор известной книги «Managers Not MBAs», уверен, что MBA-программы обучают не тех людей и не тому. Тем временем выпускники MBA описывают свои злоключения по адаптации в родных развивающихся странах и жалуются на значительный отрыв теории MBA от реальностей окружающей деловой среды.

Западная модель капитализма оказалась в серьезном кризисе, и здесь не последнюю роль играет ценность и качество бизнес-образования, предоставляемое «хвалеными» ведущими мировыми бизнес-школами или, перефразируя американскую поговорку, стоит следующий вопрос:

«Если вы такие умные, то почему вы в кризисе?»

Несколько лет назад Билл Гейтс, выступая на одной из конференций, заявил, что в ближайшем будущем лучшие программы ведущих мировых профессоров станут доступны любому онлайн. Крупнейшие университеты уже начали «революцию в образовании» и запускают модульные программы, как индивидуально (University of California–Berkeley, Johns Hopkins University, Massachusetts Institute of Technology, California State University, Stanford University, Carnegie Mellon University), так и совместные, объединяющие несколько вузов («Силиконовый» стартап Udacity и San Jose State University – проект MOOC; Massachusetts Institute of Technology и Harvard – проект eDx,) доступные для всех и часто даже бесплатно.

Кстати, ирония с Гейтсом, которого Harvard отчислил с третьего курса за неуспеваемость, но в июне 2007 (c 30-летним опозданием!) года вручил диплом и присвоил почетную ученую степень, приобретает еще больший комический оттенок. Читай между строк: Harvard подписался в полной бессмысленности хорошего образования для способных людей даже в ТОПе бизнес-школ, поскольку они все равно находят свой путь к успеху.

Нельзя игнорировать и другие многочисленные технологические тренды, ориентированные на онлайн-экспансию образовательных программ, появляющихся буквально ежечасно. По прогнозам исследовательской фирмы Marketsand Markets, контентный сегмент онлайн-образования составит к 2017 году $72.9 млрд. Все эти онлайн-инициативы в совокупности, предоставляя огромный выбор высококачественного онлайн-обучения (по крайней мере, для стремительно растущего числа овладевающих английским языком), несут большие угрозы для постсоветских вузов, все еще утопающих в «ярмарке тщеславия». В итоге, конкуренция в сфере MBA вскоре окончательно переместится из более-менее географически ограниченной территории, существенно затруднявшей действия конкурентов (за счет чего, в принципе, и держится бизнес большинства постсоветских MBA-программ), в безграничную виртуальную реальность. Тогда любой, имеющий трезвую голову и владеющий английским, скорее станет иностранным онлайн-студентом, чем отечественным оффлайн-студентом.

Причины проблем и постсоветский акцент

С развитием интернета последовательно и методично разрушаются значения привычных ресурсов знаний и, вместе с ними, ранее непререкаемые образовательные авторитеты. Принципы ведения бизнеса, технологии, скорость обмена информацией меняются с невероятной скоростью. Если в советское время вузовский диплом сохранял акутальность до пяти лет, то теперь новая литература (даже на английском, не говоря про переводную) по бизнесу устаревает, еще не выйдя из печати. Потому что появившиеся за время печати новые решения, технологии, инструменты, приложения и прочие новшества уже в корне подорвали вчерашние подходы к решению бизнес-проблем. Это привело к тому, что знания перестали быть активом, который может обеспечить их обладателю прочный фундамент в течение относительно долгого периода. Знания плавно перетекли в новостную категорию. Если вчера в любой точке планеты кто-то предложил новый подход в бизнесе, то сегодня уже весь мир активно обсуждает, исследует и внедряет его, и писать учебник – просто глупо. Как пример, осенью 2011 года на одной из конференций в Москве Филипп Котлер (легендарный автор «Основ маркетинга») порекомендовал всем «забыть все, что они знали о маркетинге до этого дня».

В свою очередь, все это в совокупности лишает любого преподавателя статуса единственного или непререкаемого авторитета в специфической области знаний, даже в отдельно взятой географически ограниченной территории. Современными авторитетами становятся онлайн-платформы, начиная с Wikipedia и заканчивая наиболее продвинутыми образовательными порталами.

Как развивались MBA-программы в постсоветских вузах?

Вузы, не успев вступить в Болонский процесс, попытались совершить «большой прыжок» от бакалавриата к магистратуре. Такая спешка могла быть оправдана только в тех областях, где российские вузы уже имели исторически наработанный, солидный, академический, научный и технологический багаж, признаваемый на международном уровне, как например: фундаментальные науки, оборонные системы, авиация, космос, некоторые области инжиниринга, добывающие отрасли, и некоторые другие. Но такой «номер» не мог пройти в бизнес-образовании, поскольку коммерческая жилка у пролетариата методично вытравливалась в течение нескольких предыдущих поколений. Нужно было очень много и упорно трудиться, создавая систему с нуля и шаг за шагом, чтобы добиться востребованного качества, устойчивости и международного признания.

В истории России есть яркие примеры, когда передовые лидеры смогли изменить мышление, затем экономику, и в итоге всю страну. Создание судостроительной отрасли и изменения в России Петр I начал с себя, приехав инкогнито в Голландию, устроившись подмастерьем на судоверфях, чтобы научиться строить корабли. Позже он таким же образом «перестроил» и боярских сыновей-повес, насильно отправляя их в Европу, без права возвращения на родину в течение многих лет, и в итоге получил хорошо обученных молодых людей с изменившимся сознанием, готовых создавать новую экономику и строить новую Россию.

К сожалению, у абсолютного большинства постсоветских ректоров и преподавателей вузов, духу не хватило даже на отдельно взятое направление. И они начали наспех «лепить» MBA из подручных средств и ресурсов, не успев выстроить качественную и устойчивую систему бакалавриата, перебросились на запуск магистрских программ. Почему? Потому что с подачи самих же вузов «MBA» в ушах обывателей зазвучал «внушительней и престижней» в сравнении с опостылевшими университетскими программами, и, самое главное, со студентов можно было получать более высокую плату за обучение, принимая их без сдачи GMAT и других традиционных требований.

Откуда вдруг взялись местные преподаватели для постсоветских MBA? В основном это были те же преподаватели бакалавриата, которых наспех «переобули» на магистратуру. Преподаватели магистратур, по большей части, не только не имели необходимой академической и практической подготовки (включая многолетние стажировки в адекватных зарубежных бизнес-школах, системы непрерывного академического обмена информацией и повышения квалификации) и достаточного опыта, но и зачастую даже уверенного знания английского языка, без которого ни в современном бизнесе, ни в бизнес-образовании просто делать нечего. Соответственно, во многом их ресурсы «самопросвещения» ограничивались переводной литературой, непонятно кем выбранной для перевода, запаздывавшей, как минимум, на два-три года, и где само качество перевода может попросту ввести в концептуальное заблуждение, ну, и конечно, «доморощенной» на такой основе внутривузовской литературой. В результате, и без того ограниченные преподавательские ресурсы, были «тонко размазаны» по бакалавриату и магистратуре, т.е. и бакалавриат подорвали, и магистратуру не потянули.

Не стоит упускать из виду и зарубежных преподавателей, хлынувших на постсоветские просторы. Просто сядьте и без ложной гордости задайте себе вопрос: какой успешный и авторитетный профессор или преподаватель ведущей мировой бизнес-школы, решит ехать в «пост-совок», преподавать в заштатном (по мировым меркам) вузе, чертыхаться в нашей реальности и таким образом ломать свою карьеру? В основном, это: откровенные авантюристы, не ужившиеся по разным причинам в родной среде; преподаватели бизнес-школ третьего уровня и ниже, которые давно и беспросветно «застряли» в академической карьере на родине; ищущие легкого способа записи в своем резюме «international experience» (необходимого для галочки в академической биографии); бывшие низкооплачиваемые преподаватели-пенсионеры, ищущие надбавку к маленькой пенсии; просто серая посредственность, уход которой никто в родной бизнес-школе не заметит, но которая имеет шансы «засиять» на постсоветском пространстве, и другие подобные «профессора удачи».

В итоге, постсоветские вузы имеют то, что имеют – невыносимо примитивный и устаревший контент, низкое качество программ, преподавателей-недорослей, массовый академический плагиат, повальную коррупцию, и пр., и как итог – дискредитированную систему, раздутое тщеславие и непомерное эго. Самое интересное, что многие вузы и на этом не остановились. Теперь они приступают к штамповке DBA. Некоторые постсоветские вузы уже умудряются ежегодно выдавать «дипломы DBA» в количествах, оставляющих далеко позади ведущие мировые бизнес-школы. И даже гордятся этим. Вопросы повторяются: почему они это делают и откуда кадры?

Ну, и, наконец, стоимость обучения во многих лучших вузах по меркам СНГ, но заштатных по мировым меркам, уже сравнялась или перевалила стоимость обучения в хороших мировых вузах.

Роль HR-ов

Сейчас уже трудно определить, кто первым запустил этот тренд «обязательности или желательности MBA» для тех или иных должностей, но эта аббревиатура превратилась в «магическую», без которой, вроде как, в большом корпоративном мире не прорвешься и высоко не поднимешься. В какой-то момент для HR-ов эта аббревиатура стала даже спасительной: не надо больше голову ломать над глубокой оценкой реальных способностей кандидатов – можно просто вписать в требования к вакансии «обязательность» или хотя бы «желательность» MBA, и дело сделано. Ну, а если принятый не справится, то всегда можно отбиться: «что поделаешь, такие дипломы выдают!» Но вряд ли кто-то из них сможет внятно объяснить, какие же преимущества дает MBA своему обладателю в сравнении, например, с очень толковым выпускником колледжа, или просто способным самоучкой, или прирожденным управленцем? Просто оглянитесь на CEO и владельцев большинства успешных российских компаний и подумайте: как они могут управлять всем бизнесом без MBA (а порой и вовсе со школьным или, в лучшем случае, непрофильным образованием) и почему компании обязательно нужен обладатель MBA для заполнения функционально-ограниченной и менее ответственной должности?

Кандидаты на «MBA-позиции»

Видя нарастающую тенденцию требований по образованию, корпоративные карьеристы начали «адаптироваться» под них: «Нужен MBA? Нет проблем, найду вуз, где меня примут и обучат без излишнего напряжения, и положу вам на стол». Таким образом, эти три стороны (университеты, HR-ы и кандидаты) создали хорошо «смазанную» круговую поруку. И вроде как «win-win-win».

Но если все три стороны в выигрыше, то есть ли кто-то, кто в проигрыше? В проигрыше – бизнес, как отдельно взятый, так и в национальном масштабе, и в конечном итоге – национальная экономика. Почему? Потому что таким образом стимулируется и поощряется не толковость (нужная бизнесу), а наличие бумажной степени (нужная только трем сторонам). И как только «бумажка заполнит вакансию», мало кто будет считать потери и убытки от неэффективности, бестолковости и просто деловой некомпетентности обладателя «бумажки».

Что делать дальше?

Теперь, учитывая, что даже ведущие западные бизнес-школы стоят на большом распутье и еще плохо представляют, куда и как двигаться дальше, постсоветским вузам необходимо учесть множество факторов. Как всегда, на Западе уже предлагается множество рецептов по выводу MBA из кризиса, начиная от усиления партнерства между бизнесом и образованием, внедрения управления бизнес-школами как реальным бизнесом, а не академическим учреждением, создания инновационной модели вузов, — и до диверсификации финансирования бизнес-образования. Например, в Великобритании, Ричард Брэнсон предложил правительству подумать об опции перевода грантов, выдаваемых на обучение школьникам-выпускникам в стартовый капитал, для тех из них, кто не хочет учиться в университете, но готов создавать свой бизнес.

MBAВузы. В свете происходящих в бизнес-среде и бизнес-образовании изменений безошибочными будут следующие ключевые стратегии (часть из них известна, но мало кто реально делает что-то):

  • более тесная связь с работодателями для определения реальных потребностей реального бизнеса;
  • перестать готовить специалистов, большинство которых после выпуска не сможет найти работу по специальности;
  • вузы должны перестроиться с «продаж» программ на реальную помощь студентам в достижении их индивидуальных целей;
  • преподаватели должны забыть о своей «авторитетности» и стать эффективными посредниками, направляющими и содействующими студентам в приобретении нужных им знаний;
  • соответственно, должны радикально измениться и методологии преподавания;
  • агрессивно отслеживать деятельность конкурентов, не исключая мировых, не забывая, что онлайн-обучение не знает границ, кроме языковых;
  • адаптировать стоимость обучения под его реальную международную ценность, а не национально-спекулятивную;
  • развивать исследовательскую деятельность с целью постоянного изучения показателей по обучению и адаптации к ним методологий преподавания;
  • прекратить дальнейшее физическое расширение площадей вузов;
  • обеспечить наличие у каждого студента ноутбука и бесплатного вузовского wi-fi, которые в самом скором времени, должны вытеснить бумажные учебники;
  • наиболее эффективной инвестицией в бизнес-образование, которая принесет наибольшую отдачу, становится создание комплексных, интегрированных, вузовских порталов со следующими ключевыми характеристиками: доступ 24/7; внутренняя электронная почта, охватывающая ППС, административный персонал и студентов; LMS/LCMS, включая оцифрованные архивы, базу знаний и платформы для онлайн-трансляций учебных занятий с возможностью дистанционных обсуждений; электронные библиотеки; администрирование учебного процесса; мгновенные электронные опросы; прием промежуточных электронных тестов; личные студенческие аккаунты; исследовательско-аналитические платформы для непрерывных оценок обучающих продуктов; аккаунты вузов в социальных сетях; системы мгновенного оповещения; SMS-рассылки обновлений и новостей; apps для доступа к порталу с мобильных устройств и многие другие компоненты.

Вследствие онлайн-экспансии ведущих мировых вузов, магистрские программы могут быть потеряны гораздо быстрее, чем бакалавриат (из-за относительно более высокого уровня развития претендующих кандидатов), и, соответственно, укрепление позиции нужно начинать с того, что будет легче удержать.

Бездействие вузов приведет к их вытеснению из рынка, даже без физического появления конкурентов на определенной территории, и гораздо быстрее, чем они могут себе представить.

HR-ы. Продолжая цепляться за формальные артибуты, HR-ы собственноручно деградируют внутрикорпоративный профессионализм и снижают эффективность бизнеса в целом. Нужно перестать раскручивать маховик MBA-инфляции формальными требованиями, удалить из объявлений по вакансиям формальную «шелуху» требований к образованию, вернуться к фундаментальным основам отбора персонала и научиться оценивать реальные (а не бумажные!) способности, навыки и практический опыт кандидатов. Этим они несказанно помогут своему бизнесу и оправдают свое предназначение в компании.

Карьеристы (в хорошем смысле!). Если отбросить тщеславие (стоящее за обладанием «корочкой» MBA) и разобраться по сути, то каждому из нас для развития и успеха нужны только определенные знания, а не сама степень MBA (как набор обязательных дисциплин). Это доказал Стив Джобс, посещая в колледже только те предметы, которые интересовали лично его, и в результате не получил диплома (не выполнив обязательную программу). По иронии, выбранные предметы не касались компьютерных наук (которыми он овладел как самоучка) как его специализации, а относились к дизайну продуктов и послужили одной из составляющих будущего успеха продуктов Apple.

Нарабатывайте опыт, чтобы слава о вас состояла из реальных дел и достижений, а не «бумажек». Перестаньте «прогибаться» под формальности, отбрасывайте все предложения, где вас оценивают не по достижениям, а по наличию формальных атрибутов, и тогда вы не попадете в корпоративное «болото», где будет невозможен настоящий профессиональный рост среди набранного таким же образом «офисного планктона». Точнее определяйте свои потребности в знаниях, и, если они есть, компенсируйте точечными, но высококачественными курсами/программами самых лучших бизнес-школ. Лучше потратьте все деньги на один хороший, но действительно нужный курс, чем на несколько сомнительных.

Ну а тем, кому все же неймется получить диплом MBA и попутно выбросить кучу денег с парой лет жизни, по крайней мере, при выборе бизнес-школ: будьте разборчивей, не ищите легких путей к обладанию и сохраняйте чувство собственного достоинства, с тем, чтобы это было настоящим вызовом самому себе в профессиональном и жизненном смысле и предельным напряжением для ваших мозгов – тогда, позже, у вас будет оправдание перед самим собой.

Для всех остальных, кому никогда не сиделось в классе и было скучно слушать преподавателей, но кто хорошо осознает, что по ходу жизни уже давно перерос MBA и все другие «престижные» степени: перестаньте искать себя в корпоративном мире и займитесь своим собственным делом. Вы уже готовы к этому, дерзайте и помните слова Уинстона Черчилля: «Успех – это способность двигаться от неудачи к неудаче без потери энтузиазма» и Генри Форда: «Неудача – это единственная возможность начать сначала и более разумно». Этого не преподают нигде, кроме школы жизни.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar