Как оценить преимущества и недостатки конкурентов

Кристенсен Клейтон. Глава из книги «Что дальше? Теория инноваций как инструмент предсказания отраслевых изменений». Издательство «Альпина Паблишерз»


Конкурентная борьба

Как оценить конкурента

Мы покажем, как применять теорию инноваций для того, чтобы правильно выбирать конкурентную стратегию. Если мы собрали информацию о тех, кому предстоит встретиться на «поле боя», и выявили компанию, лучше вооруженную как для атаки, так и для защиты, то значит, мы уже можем ответить на главный вопрос: «Каким будет исход битвы, в которой сойдутся «бойцы» отрасли?»

Раньше считалось, что успех и поражение «подрывных» продуктов на рынке зависят от случайных факторов. В книге «Решение проблемы инноваций в бизнесе» мы показали, что этот на первый взгляд неуправляемый процесс на самом деле идет по четким схемам, и это позволяет предсказать его результат. Вот одно из событий, которое можно предсказать с достаточной степенью уверенности: после того, как новая компания первоначально утвердится на рынке, у нее появятся мощные стимулы для дальнейшего совершенствования, число ее клиентов вырастет, а ее продукты понемногу переместятся в более доходные сегменты рынка. Это в конце концов приведет к борьбе между компанией-новичком и утвердившимся на рынке лидером.

Компании совершенствуют свои продукты и услуги, стремясь обслуживать группы потребителей с более высокими доходами — тех, кто готов покупать усовершенствованные продукты по высокой цене. Часто это нечто большее, чем просто стремление. Это потребность.

Майкл Портер отмечал, что есть две основные стратегии, которые позволяют получить конкурентные преимущества: это дифференциация продукта и снижение издержек1. Компания, которая сократила издержки и теперь атакует определенные сектора рынка, обладает преимуществами только до тех пор, пока конкуренты с более высокими издержками не покинут рынок. Как только эта компания вытеснит тех, кому не удалось снизить издержки до того же уровня, она будет вынуждена продвигаться все дальше и дальше в верхние сектора рынка, чтобы там конкурировать с теми, чей уровень издержек еще выше. Аналогичным образом, компания, которая стремится добиться конкурентных преимуществ с помощью дифференциации продукта, должна постоянно изыскивать новые рынки — те, где по достоинству оценят ее дифференцированный продукт. Только продвигаясь в более высокие сектора рынка, можно удержать на своей стороне конкурентные преимущества.

Люди часто недооценивают возможности компании, которая продвигает «подрывной» продукт в более высокие сектора рынка. Руководство корпорации Western Union называло изобретение Белла «игрушкой». Корпорация AT&T считала компанию MCI ничтожным пятнышком на экранах своих радаров. Почти все лидеры самых разных отраслей таким же образом недооценивали способности своих конкурентов-новичков, полагая, что их «подрывные» продукты не смогут продвинуться «вверх по рынку». На самом деле крайне редко можно предсказать, какая именно инновация появится на рынке в следующий момент, в результате чего компания, выпустившая этот продукт, резко «взлетит» в верхние сектора рынка. Но тем не менее есть одна вещь, которую мы всегда можем предсказать, а именно: у «подрывных» компаний будут мощные стимулы для того, чтобы найти способ попасть в эти сектора, поскольку это единственный путь к повышению прибыльности.

Заметьте, что эта схема предполагает циклический процесс. Когда компания впервые начинает обслуживать сектора, где отсутствовало потребление, ее продукты обычно не вполне удовлетворяют потребности клиентов. Компании необходимо вывести на рынок поддерживающие инновации, чтобы продвигать их в более высокие сектора. Те компании, которые действительно стараются удовлетворять потребности клиентов, в конце концов начинают производить слишком качественные продукты, что открывает новые возможности для «подрывных» компаний в нижних секторах и для товаров-заменителей, способных изменить основания конкуренции в отрасли. Менее требовательные клиенты будут считать товары-заменители и «подрывные» продукты, ориентированные на нижние сектора рынка, продуктами достаточно высокого качества; а вот более взыскательные потребители останутся недовольны. Поэтому компания должна снова выводить на рынок поддерживающие инновации. И так далее.

По мере развертывания этого цикла компании постоянно совершенствуют свои продукты и услуги, чтобы добиться внимания потребителей, которых не смущают высокие цены. Восходя по траектории усовершенствований, компания все ближе и ближе подбирается к самым ценным клиентам компаний-лидеров. Вот жизненно важные вопросы, которые возникают в этой ситуации: как утвердившиеся на рынке лидеры будут реагировать на эту атаку? Обратятся ли они в бегство? Или не обратят внимания? Будут бороться за своих клиентов? И если они выберут борьбу, то есть ли у них шансы на победу?

Чтобы получить ответы на эти вопросы, надо собрать информацию обо всех участниках предстоящей битвы, выявив сильные и слабые стороны конкурентов, и приступить к поиску компании, у которой есть и «меч» для атаки, и «щит» для обороны; именно эта компания сможет сделать то, что не под силу ее конкурентам.

Как оценить преимущества и недостатки конкурентов

Все компании рано или поздно вступают в конкурентную борьбу. Чтобы предсказать, кто победит в этой схватке, надо оценить сильные и слабые стороны ее участников. На эту тему мы уже написали бесчисленное множество работ, и обсуждая этот вопрос в настоящей книге, мы хотим показать, как внешний аналитик-наблюдатель может выделить особо важные сильные стороны той или иной компании и ее уязвимые места, те, которые обычно незаметны со стороны — а порой не видны даже самим сотрудникам компании.

Представьте себе, что ваш друг хочет знать, кто в эту субботу станет победителем на боксерском ринге. Вы ничего не знаете о тех, кто будет бороться на ринге. Ваши действия? Вы открываете спортивную страницу газеты, где приводятся характеристики обоих боксеров: рост, вес, прежние победы и поражения, объем бицепсов и т.д. Таблица с этой информацией дает вам достаточно хорошее представление о достоинствах и недостатках каждого боксера.

Нам нужно нечто подобное, чтобы иметь возможность полно и всесторонне характеризовать компании. Многие люди не идут дальше того, что наиболее заметно и очевидно: ресурсы компании. Такие аналитики смотрят на основные средства компании, ее технологии, запасы наличности, продуктовые линейки, резюме руководителей и приходят к выводу, что чем мощнее ресурсы, тем больше у компании шансов на успех.

Теория ресурсов, процедур и ценностей (РПЦ) дает нам возможность более полно охарактеризовать сильные и слабые стороны компании. Эта теория утверждает, что сильные стороны компании определяются не только ее ресурсами, но также ценностями и процедурами. Компании лучше всего удается пользоваться теми возможностями, которые соответствуют ее ресурсам, процедурам и ценностям; и наоборот, те проекты, которые идут вразрез с процедурами, ценностями и ресурсами компании, принесут одни убытки2.

Чтобы оценить компанию с точки зрения теории РПЦ, требуется ответить на три вопроса.

  1. Есть ли у компании ресурсы, необходимые для того, чтобы идти в атаку? Если их нет, то может ли компания в перспективе получить к ним доступ?
  2. Насколько процедуры компании позволяют профессионально и эффективно атаковать конкурента?
  3. Позволяют ли ценности компании выстроить приоритеты так, чтобы преимущество на данном этапе получала одна опция возможностей, а не другая?

Как же определить РПЦ компании? Ресурсы обычно всегда на виду. Попробуйте представить, с какими серьезными проблемами компания вынуждена сталкиваться постоянно, и вы наверняка сможете обрисовать себе ее процедуры. Декларация о доходах компании и ее инвестиционная история — это те источники, которые позволяют «вытащить на свет» ценности компании. В таблице 1 приведены все способы получения информации о компании, а также методы оценки ее РПЦ.

Как оценить видимые и невидимые ресурсы компании

Обычно узнать все о ресурсах компании довольно несложно. У многих компаний ресурсы на виду — например, это технологии, продукты, денежные средства. Точно так же довольно просто строить догадки о тех ресурсах, которые не столь бросаются в глаза: это персонал, накопленные знания или известный бренд. Рассмотрим в качестве примера сильные стороны Western Union. Ресурсы корпорации составляли по оценкам «более 40 миллионов долларов капитала…

[и] 3 миллиона в год чистого дохода, получаемого за счет оживленной национальной сети: офисы почти во всех городах, больших и маленьких, почти во всех более или менее значительных населенных пунктах Соединенных Штатов, и телеграфных линий по всей стране»3. BellSouth, одна из компаний местной телефонной связи, созданных при распаде AT&T в начале 1980-х годов, имела в штате около 100 тысяч сотрудников, владела 14 миллионами линий доступа, получала более 10 миллиардов долларов дохода, распоряжалась активами стоимостью более чем 20 миллиардов долларов. В ее распоряжении были также миллионы километров медных проводов, соединяющих дома абонентов, и лицензии на развитие беспроводных технологий в Атланте, Майами и Новом Орлеане. Все это были очень ценные ресурсы.

Ресурсы — вещь довольно изменчивая. Это материальные объекты, которые компания может купить или создать, с одной стороны, и продать или разрушить — с другой. Одни и те же ресурсы могут продуктивно использоваться сразу на нескольких рынках или несколькими организациями. Наконец, последнее замечание по поводу ресурсов: говорить о том, что компания обладает ресурсами, не вполне корректно. Скорее, компания имеет к ним доступ. Успешные предприниматели умеют получать выгоду от использования таких ресурсов, которые непосредственно им не принадлежат4.

Таблица 1. Как произвести оценку компании-конкурента
Термин Определение На что обращать внимание
Ресурсы Материальные объекты, к которым компания имеет доступ Материальные активы: технологии, продукты, бухгалтерская отчетность, оборудование, дистрибьюторские сети.Нематериальные активы: персонал (сотрудники с определенным уровнем образования и навыков), бренды, накопленные знания
Процедуры Способы и навыки ведения бизнеса Сложные проблемы, которые, как нам известно, компании приходится решать изо дня в день.Обычные процедуры: прием на работу и обучение, разработка продуктов, производственный процесс, планирование и формирование бюджета, исследование рынка, размещение ресурсов
Ценности Принципы расстановки приоритетов (мотивация) Бизнес-модель:

  • как компания зарабатывает деньги;
  • соотношение доходов от продаж и доходов от гарантийного и технического обслуживания;
  • стоимостная структура и декларация о доходах;
  • размер компании и перспективы ее роста.

История инвестиционных решений — какие приоритеты у компании были прежде

Как выявить процедуры компании, исследуя ее проблемы

Внешнему аналитику гораздо проще оценить ресурсы компании, чем проникнуть в природу ее процедур. Процедуры — это схемы взаимодействия, координации, коммуникаций и принятия решений, которые используют сотрудники компании, когда преобразуют ресурсы в продукты, услуги или новые, более ценные, ресурсы5. Компания, которая вынуждена постоянно решать одни и те же проблемы, постепенно вырабатывает формальные и неформальные процедуры с тем, чтобы успешно справляться с этими проблемами снова и снова, сведя риск неудачи к минимуму. Если бы компании не разрабатывали и не использовали такие процедуры, им приходилось бы постоянно тратить время на то, чтобы заново находить одни и те же решения. В самом деле, термин организационное научение в значительной мере включает выстраивание процедур и следование им.

В отличие от ресурсов, процедуры нельзя изменять, а если без преобразований все же не обойтись, то надо вводить их с помощью жестко контролируемых процедур6. Таким образом, именно процедуры определяют компетенции компании и ее сильные стороны, а эти компетенции и сильные стороны в свою очередь определяют, чего компания сделать не может и в чем ее слабые стороны. Когда сотрудники прибегают к процедуре, чтобы решить ту задачу, для которой эта процедура и была разработана, скорее всего, задача будет решена успешно. Но если люди будут пытаться применить эту же процедуру для другой задачи, то они наверняка обнаружат, что это слишком бюрократический и неэффективный процесс.

Например, во введении мы говорили о корпорации Microsoft и ее процедурах разработки программных продуктов. Эта корпорация устроена и функционирует таким образом, что ей совершенно необходимы достаточно устойчивые процедуры, чтобы управлять разработкой оперативных систем нового поколения; в противном случае последует настоящий хаос. Microsoft разбивает каждый программный продукт на модули, а затем, в процессе разработки, несколько раз компилирует всю программу. Такая процедура позволяет компании справляться со сложными проблемами всякий раз, как только они возникают. Если бы в Microsoft пытались управлять разработкой небольших приложений, требовавших быстрой подгонки под требования клиента и полного цикла изменений за короткий срок, такая процедура сулила бы неприятности.

Для стороннего наблюдателя лучший способ выявить процедуры компании — это представить, с какими проблемами она постоянно сталкивалась за время своего существования, и как решение этих проблем способствовало ее успеху. Например, телефонные компании строят и поддерживают большие и сложные сети телекоммуникаций, которые должны всегда находиться в рабочем состоянии и обеспечивать передачу сигналов. Самолетостроительные гиганты Boeing и Airbus вынуждены обеспечивать координацию сложной сети поставщиков. Компания Johnson & Johnson каждый раз получает разрешение на выпуск нового медицинского оборудования. Компания Procter & Gamble постоянно разрабатывает новые маркетинговые планы. Чтобы все эти компании могли добиваться успеха, они должны иметь в своем арсенале методы решения всех этих постоянно возникающих проблем. А это означает, что компаниям необходимы процедуры, позволяющие сделать то, что должно быть сделано.

Существуют также менее заметные процедуры второго плана, которые помогают поддерживать жизненно важные решения — куда вложить ресурсы, как проводить исследования рынка, как создавать финансовые прогнозы, как вести переговоры о бюджете и планировании внутри компании и т.д. Многие из этих важных процедур, определяющих сильные стороны компании, не всегда заметны для стороннего наблюдателя (равно как и для наблюдателя внутри компании). Однако мы хотим сказать, что список постоянно возникающих проблем и задач, которые компания научилась успешно решать, — это доступный и достаточно убедительный «заместитель» списка процедур компании. На основе этого списка можно сделать и другое заключение: если компания до сих пор не сталкивалась с той или иной проблемой, то у нее нет для ее решения оптимальной процедуры.

Как выявить ценности компании, анализируя ее финансовый отчет и инвестиционные решения в прошлом

Мы употребляем термин ценности в одном конкретном значении: это не только то, что компания считает приемлемым с этической точки зрения, но и многое другое. Ценности организации — это критерии, которыми пользуются сотрудники, принимая решения о расстановке приоритетов. Любой сотрудник на любом уровне компании принимает такие решения каждый день. Например, торговый представитель решает, в каком порядке ему связываться с клиентами А и Б: сначала позвонить А, а потом Б, или наоборот. После того, как решение о том, кому звонить, принято, сотрудник общается с клиентом (причем предполагается, что они обсуждают приоритеты клиента). Теперь этот сотрудник должен спонтанно решить, какие продукты предлагать, а какие, наоборот, оставить в тени. Инженеры выбирают, каким проектом заниматься немедленно, а какой проект может подождать до завтра. Такие же решения они принимают, когда разрабатывают конструкцию продукта, делая продукт именно таким, какой он есть, а не другим.

Ценности компании лежат в основе и более серьезных стратегических решений, принимаемых высшим руководством. Которую из двух компаний приобрести? Стоит ли удовлетворять просьбу о дополнительном финансировании, поданную одним подразделением, — одновременно урезав средства другого подразделения? Ценности — это те критерии, которыми руководствуется компания, распределяя свои ресурсы, — а это и есть тот механизм, от которого зависит, какими возможностями будет пользоваться компания, и что она будет воспринимать как угрозу.

Как выявить ценности компании? Ищите то, что является их воплощением. Соотношение доходов компании от продаж и от технического обслуживания; стоимостная структура; размер компании; клиенты, которых она считает самыми ценными; решения об инвестициях, принятые за все время ее существования, — все это поможет вам понять, какие именно стратегии и инвестиции покажутся наиболее прибыльными руководству компании, а какие, наоборот, будут восприняты как непривлекательные. На основании этих данных можно будет с уверенностью сказать, какие возможности руководство сочтет самыми выгодными и постарается не упустить.

Первое, что стоит исследовать для определения ценностей компании, — это ее отчет о прибылях и убытках. Как соотносятся доходы от продаж и от технического обслуживания проданных продуктов? Получает ли компания большую часть дохода, реализуя широкий ассортимент продукции, или же ей достаточно для этого продавать лишь избранные продукты? Может быть, основную часть доходов компании составляют прибыли от технического обслуживания? Вряд ли компания сочтет приоритетными те возможности, которые, по всей вероятности, лишат ее значительных притоков дохода. Какие именно объемы валовой прибыли необходимы компании, чтобы поддерживать свою структуру издержек? Компания, чья структура затрат требует 60% валовой прибыли, как правило, не будет заинтересована в тех возможностях, которые дадут всего лишь 20%. Какие перспективы роста должна обещать новая возможность, чтобы компания ею заинтересовалась? Возможности, привлекательные для компании, которая получает 50 миллионов долларов дохода от продаж и желает добиться «звездных» показателей роста в 10%, оставят равнодушным руководство компании, получающей 5 миллиардов долларов с продаж, даже если последняя стремится к тем же показателям роста в 10%. Если проект, который принесет 2,5 миллиона долларов, внедрит первая компания, то она удовлетворит свою потребность в росте на 50%. А если же тот же самый проект возьмет на вооружение вторая компания, то ее потребность в росте будет удовлетворена всего лишь на 0,5%. Какая из этих компаний скорее всего заинтересуется перспективами выхода на рынок, обещающий доход в 2,5 миллиона, и сделает этот проект приоритетным?

Отчет о прибылях и убытках и ежегодные отчеты Western Union свидетельствовали о том, что в этой корпорации придавали особое значение передаче данных на дальние расстояния, ведь почти весь ее доход составляли прибыли именно от этого вида деятельности. В отчете корпорации за 1869 год подробно описывались обязанности всех руководителей. Они должны были отчитываться о том, «сколько сообщений было послано и сколько получено; какова сумма валового дохода; сколько получено за каждое сообщение, переданное тем или иным офисом корпорации; каков объем наличных, полученных во всех других офисах, с которыми обменивался сообщениями данный офис; каков объем наличных, полученных от других линий или уплаченных другим линиям; а кроме того, требовалось подробнейшим образом описать все расходы»7. Именно по таким параметрам оценивали работу руководителей, поэтому они очень старались в этом отношении.

Список клиентов компании также отражает ее ценности. Компания вынуждена расставлять приоритеты по инновационным продуктам таким образом, чтобы совершенствовать обслуживание самых ценных для нее потребителей. Те компании, которые значительную часть своих прибылей получают за счет определенной категории клиентов, скорее всего, будут заинтересованы в тех инновациях, которые ориентированы именно на них. Кем были основные клиенты Western Union? Железнодорожные компании, газеты, брокерские конторы, работающие на финансовых рынках. Все эти компании очень нуждались в услугах по обмену данными и весьма ценили долгосрочное сотрудничество с Western Union, благодаря которому они могли непрерывно получать отчеты с товарных и фондовых бирж. Особо важную роль телеграф играл для железнодорожников: с его помощью управляли работой железных дорог.

Наконец, еще один способ выявить ценности компании — это изучить ее прежние решения об инвестировании. Какие возможности руководители компании использовали, а какими пренебрегали? Определенная последовательность решений о финансировании, принятых в Western Union в 60–70-х годах XIX века, указывала на то, что корпорация пыталась почти полностью сосредоточиться на услугах международного и междугороднего обмена данными. Проанализировав историю постоянно возраставших инвестиций Western Union, мы видим: в силу ценностей корпорации приоритетными становились инвестиции в те инновационные проекты, которые укрепляли ее основной бизнес.

Итак, сбор информации о ресурсах, процедурах и ценностях компании помогает гораздо глубже понять, что компания в состоянии сделать, а что — нет. В следующем разделе мы покажем, что сравнив РПЦ конкурентов и найдя важные различия между ними (назовем такие различия асимметричным, или неравномерным распределением), мы приобретем прекрасный аппарат, позволяющий оценивать вероятный исход конкурентной битвы.

«Щит» и «меч»

Когда у двух компаний одни и те же стимулы и возможности, это означает, что исход битвы имеет одинаковое значение для каждой стороны, и у каждой есть необходимые навыки для того, чтобы победить. Разница только в том, как на практике будут реализованы эти навыки, — и поскольку подобные конкурентные столкновения рассматривались уже многими видными учеными, мы не будем говорить об этом в настоящей книге8.

Более интересный сценарий возникает тогда, когда налицо явная асимметрия — существенно различаются стимулы или компетенции компаний. Асимметричное распределение стимулов имеет место, когда одна из компаний хочет предпринять такие действия, от которых другая компания решительно отказывается. Об асимметрии в области компетенции можно говорить в ситуации, когда слабые стороны одной из компаний являются преимуществами другой.

В этом разделе мы обсудим три основных вопроса.

  1. Как асимметричные распределения приводят в действие «подрывные» процессы.
  2. Как обнаружить компанию, вооруженную «щитом» (асимметричное распределение стимулов складывается в ее пользу) и «мечом» (на ее стороне — перевес в неравномерном распределении компетенций).
  3. Как выявить ситуации, в которых «подрывная» разработка с большим потенциалом потерпит неудачу, и это приведет либо к жестокой борьбе, либо к тому, что лидер «присвоит» новое предприятие.

Как асимметричные распределения помогают компаниям-новичкам и их «подрывным» продуктам

Когда стимулы и возможности распределяются ассиметрично, компании-новичку проще вывести новый продукт на рынок, обеспечить рост рынка, не вторгаясь на территорию лидера, а затем блокировать лидера, так чтобы он не мог идти в наступление, когда у него наконец появятся стимулы для встречной атаки. Исход таких столкновений часто печален: это конец крупной компании. Руководство компании-лидера полагает, что все действия, которые оно предпринимает в этой ситуации, исключительно целесообразны; однако их результат бывает весьма плачевным.

«Подрывная» стратегия создает асимметрию стимулов и возможностей, а затем позволяет компании, применяющей эту стратегию, извлекать выгоду из такого рода неравномерного распределения. Процесс реализации этой стратегии состоит из трех этапов.

Этап 1. На рынке появляется новая компания, которая ограждает себя «щитом» неравномерного распределения стимулов; ответ лидера на этом этапе приводит к появлению на рынке продуктов с множеством технических характеристик. Утвердившиеся на рынке компании отказываются от тех возможностей, которые в перспективе приносят миллиардные прибыли, потому что атакующие выступают под прикрытием неравномерного распределения стимулов. Когда говорят, что ту или иную компанию либо продукт «вовремя не засекли радары», на самом деле имеют в виду именно то, что новичок воспользовался асимметрией стимулов. «Подрывные» рынки начинаются с тех потребителей, которые кажутся лидеру либо нежеланными, либо несуществующими. Абсолютный объем «подрывного» рынка на первом этапе обычно слишком мал для того, чтобы оправдать значительные инвестиции или хотя бы привлечь внимание руководства компании-лидера.

Асимметрия стимулов защищает компанию от ответного удара со стороны конкурента, так как те, кто потенциально мог бы бросить ей вызов, совершенно не заинтересованы в том, чтобы вступать в борьбу. И даже если они будут бороться, то «без души». Эта битва будет иметь гораздо большее значение для их противников.

Важно оценить масштабы асимметрии, и это очень существенно для предсказаний исхода битвы: ведь сама по себе доступность информации об угрозах и возможностях не определяет — кто выиграет, а кто проиграет. Важно, как компания поступит с этой информацией. И лидеры, и новички на рынке имеют перед глазами одни и те же технологии. Но в силу определенного характера своих процедур и ценностей лидеры обычно нашпиговывают этими технологиями свои самые серьезные и самые известные рыночные приложения, и это вполне предсказуемо.

В чем причины появления таких перегруженных технологиями продуктов? Руководители обычно реагируют на инновации, предпринимая действия, которые кажутся им самыми целесообразными — с позиций, на которых строится бизнес этой компании. Эти руководители знают свои рынки — рынки, которые их компания обслуживает. Эти рынки представляются им огромными, но измеримыми. У компаний есть готовые процедуры, позволяющие им как можно глубже проникать на эти рынки и утверждать там свое влияние. Следовательно, утвердившиеся на рынке конкуренты естественным образом стремятся внедрить все инновации без разбора — как «подрывные», так и поддерживающие — в свои основные продукты, продаваемые на основных рынках, где эти продукты ждут лучшие клиенты компании9. Например, если бы Western Union приобрела у Белла патент, мы могли бы предсказать, что, прежде чем использовать эту технологию в коммерческих целях, ее бы хорошенько обработали в исследовательских лабораториях компании, с тем чтобы она могла приносить пользу самым прибыльным клиентам, заинтересованным в междугороднем и международном обмене данными.

Когда признанная компания пытается встроить в свои процедуры продукт (или услугу), обладающий «подрывным» потенциалом, на выходе получается то, что ни в коей мере нельзя признать «подрывным» продуктом. Вместо того, чтобы использовать «подрывную» природу, внутренне присущую такому продукту, компания-лидер с неизбежностью пытается придать ему ту форму, которая будет соответствовать структуре процедур и ценностей компании-лидера. Компания изменяет инновационный продукт, чтобы сделать его максимально привлекательным для основных клиентов и максимально совместимым со своей бизнес-моделью. В результате инновационный продукт видоизменяется и теряет изначально присущую ему «подрывную» энергию. Мы называем это явление «втискиванием». «Втискивание» выводит инновацию из тех условий, где признаки, присущие только ей, особенно ценны, и помещает ее в тот контекст, где именно эти свойства становятся помехой на пути к успеху.

«Втискивание» можно образно описать как попытку затолкать квадратный колышек в круглое отверстие. Как распознать «втискивание»? Вот, к примеру, один признак: компания тратит массу денег, чтобы придать продукту новые, пока отсутствующие у него, свойства. Другой признак — высокие расходы на интеграцию новоприобретенного подразделения. Еще один признак — компания старается убедить клиентов изменить свои привычки или примириться с тем, с чем они мириться явно не хотят.

Руководители Kodak впервые осознали, что цифровая съемка представляет угрозу ее основному бизнесу только в середине 90-х годов прошлого столетия. Корпорация вложила более двух миллиардов долларов в проектно-конструкторские работы. Однако задачу разработчикам поставили так: «Довести цифровую съемку до такого качества, чтобы она стала надежной заменой нашему главному бизнесу — технологии, использующей пленку на основе галоидов серебра?» Пытаясь создать дорогие цифровые продукты, способные устоять в конкурентной борьбе, Kodak упустила возможности «подрывного» роста, предоставляемые недорогой цифровой съемкой. В конце концов корпорация сумела завоевать значительную долю рынка, создав очень дешевый фотоаппарат, но случилось это уже после того, как она потратила два миллиарда долларов на усовершенствование эксплуатационных характеристик уже известных моделей фотоаппаратов10.

Другие классические примеры «втискивания»:

  • как производители электровакуумных приборов пытались «втиснуть» в свои продукты транзисторы
  • как признанные лидеры мобильной связи сейчас «втискивают» в свой сервис беспроводные услуги следующего поколения
  • Apple Newton против Palm
  • Электромобиль
  • 3G против iMode
  • Вакуумные приборы против транзисторов
  • Товарная биржа в режиме онлайн против eBay

«Втискивание» происходит постоянно, но при этом оно практически никогда не бывает успешным. Оно обходится компаниям в огромные суммы и обычно приносит лишь плачевные результаты. Феномен «втискивания» объясняет, почему так много «подрывных» инновационных продуктов разрабатывается компаниями-лидерами, но коммерческий успех к этим продуктам приходит лишь тогда, когда их вверяют отдельным, независимым от лидера организационным единицам. Компания, в которой только-только зарождается будущая великая «подрывная» идея, редко избегает искушения подать эту идею на свои основные рынки. Импульсы, выраженные в словах популярной мантры — «мы обслуживаем своих клиентов», часто практически невозможно преодолеть. Но основной рынок имеет свойство отвергать инновации. Разочарованные руководители и инженеры уходят, организуют новую компанию и открывают новые рынки — те, где инновация имеет несомненную ценность.

Этап 2. Вышедшая на рынок компания добивается роста рынка и совершенствует свои продукты; лидер предпочитает бегство. Итак, новички, избравшие «подрывную» стратегию, начинают движение по своей траектории поддерживающих инноваций; в это время они совершают набеги на нижние сектора рынка или вовлекают менее взыскательных потребителей в новые ситуации, где те могли бы использовать «подрывной» продукт. Что же делает лидер, когда компания, продающая «подрывной» продукт, начинает таким образом вторгаться на его территорию? Хороший способ вообразить, что могут сделать лидеры рынка, сталкиваясь с атакой «подрывного» продукта, — это представить себе, как обычно ведет себя человек, который вдруг почувствовал угрозу. Наш организм реагирует немедленно. В кровь выбрасывается адреналин. Ритм сердца убыстряется. Дыхание становится чаще. Кровь начинает усиленно поступать в важнейшие для жизнедеятельности органы, а кровоток в остальных органах замедляется. Таким образом наш организм готовится к тому, чтобы выбрать одно из двух действий: сражаться или бежать.

Конечно же, компания-лидер выберет битву, хотя те возможности, которые представляются крайне привлекательными компании-новичку, по-прежнему интересуют признанного лидера в меньшей степени. Неравномерность в распределении стимулов приводит к тому, что лидеры естественным образом сами уходят из нижних секторов. Они оставляют этот рынок новичкам. К примеру, корпорация AT&T сразу ушла из самых нижних секторов тогдашнего рынка междугородней коммуникации, уступив эти сектора компании MCI. Western Union явным образом уступила новый рынок местных коммуникаций компаниям группы Bell.

Помните, лидеры сосредоточены на том, чтобы производить поддерживающие инновационные продукты, устремленные в верхние сектора рынка: это позволяет обслуживать неудовлетворенных потребителей, назначая при этом высокие цены на свою продукцию. Для лидеров бегство из нижних секторов — благо, оно несомненно к лучшему. Когда на рынке в верхних секторах присутствуют большие группы неудовлетворенных потребителей, лидер может обеспечить себе длительное доходное существование, уходя все дальше в верхние сектора рынка. От тех потребителей, которые не представляют для него интереса, лидер просто отказывается. При этом продажи обычно растут (и дорогостоящие единицы вытесняют более дешевые), растет и разница между себестоимостью и потребительской ценой. Лидер перестает беспокоиться о неверных, недовольных, хоть одновременно и пресыщенных потребителях, не способных дорого платить за продукты (внешние наблюдатели в подобных случаях называют таких потребителей «отвлекающим фактором»). Вместо этого компания сосредоточивается на верных, довольных потребителях, готовых покупать ее продукты по высоким ценам. По сути своей, лидер в этой ситуации рвет связи с одним бизнесом и выбирает другой, более выгодный.

Как определить, что лидер на полных парусах уходит из нижних секторов? Явные признаки такого бегства — перемены в составе клиентов компании или в ассортименте ее продукции, а также планы остановить выпуск предметно-производственных специализаций, предназначенных для нижних секторов; компания может также прекратить обслуживание старых выпусков своей продукции. Компании обычно объявляют, что намерены «сосредоточиться на основной специализации» или «искать возможности, чтобы назначать более высокие наценки на продукты», — и это происходит тогда, когда компания уже покидает нижние сектора. Иногда, пытаясь уйти от атаки «подрывных» компаний, лидер выбирает диверсификацию.

Этап 3. Вышедшая на рынок компания пускает в ход свой «меч» — асимметричное распределение компетенции. То, что начиналось как небольшой проект, превращается в крупный бизнес — слишком крупный, чтобы лидер позволял себе не замечать его. Число неудовлетворенных потребителей идет на убыль. Но едва поняв, что его загнали в угол, лидер осознает: перед ним стоят две проблемы. Во-первых, асимметрия стимулов все еще препятствует тому, чтобы дать атакующему достойный отпор. Даже при том, что новая возможность кажется очень серьезной, компании потребуется изменить свою бизнес-модель, чтобы воспользоваться этой возможностью. Во-вторых, что еще хуже, лидер в этот момент находится в полной власти неравномерного распределения компетенции. Помните, что «подрывные» инновации обычно представляют собой новые, неизвестные до тех пор блага на рынке — это удобство, простота, настройка в соответствии со спецификациями заказчика, доступная цена. По мере того, как новая компания успешно решает одну за другой те проблемы, которые до нее никто не решал, она овладевает новыми умениями и все лучше и лучше делает все то, что необходимо для успеха в сложившихся рыночных условиях. Когда лидер, отступивший в верхние сектора своего рынка, вынужден идти на столкновение, потому что дальше бежать уже некуда, это означает, что с точки зрения конкурентной борьбы его положение весьма невыгодно. Правила игры меняются в пользу «подрывной» компании, и теперь лидеру очень трудно осваивать новые навыки работы; более того, это для него практически невозможная задача.

К тому времени, как компании группы Bell надежно укрепились в бизнесе, у них уже была накоплена уникальная компетенция: они научились передавать человеческий голос на относительно короткие расстояния. Эти компании постепенно приобретали определенные умения и навыки в акустике, в управлении сетями, в обслуживании абонентов и т. д. Корпорация Western Union не обладала ни одним из этих навыков. Бизнес корпорации не нуждался в том, чтобы вообще решались проблемы такого рода, так что это асимметричное распределение оказывалось крайне невыгодным для корпорации. Телефон совершенствовался в течение двадцати пяти лет, и конечно корпорация Western Union не могла внезапно, за один день, стать полноценным конкурентом группы Bell. Аналогичным образом, корпорация Digital Equipment не смогла сделать свои процедуры сборки персональных компьютеров относительно гибкими в тот момент, когда это стало жизненно важно, а компания Sears не добилась тех же объемов товарооборота, которые были у дисконтных магазинов, и т. д.

Важно отметить, что прошло тридцать лет с момента изобретения телефона, прежде чем операторы телефонной связи начали делать первые серьезные попытки вторгнуться на рынок Western Union. Точно так же беспроводная телефонная связь просуществовала 25 лет, прежде чем она начала разрушать обычные абонентские телефонные сети. Это происходило потому, что обе инновации требовали определенного роста рынков в течение некоторого времени — таких рынков, которые отличались от рынка основной специализации лидеров отрасли. Те лидеры, которые начинают действовать лишь тогда, когда появляются данные о спаде основного бизнеса компании, уже опоздали. Только хорошая теория может верно указать на то, что пора переходить к активным действиям.

Продвигая «подрывные» инновации, компании-новички часто выигрывают именно потому, что пользуются (порой невольно) огромными преимуществами, которые дает им асимметричное распределение компетенций. И в этой ситуации преимущества компании-лидера превращаются в недостатки. Ценности лидера, ориентированные на то, чтобы продавать превосходные по качеству продукты требовательным клиентам, не позволяют ему выйти на те рынки, где в конце концов самые сильные конкуренты выработают свои, новые ценности и процедуры. Процедуры лидера — те самые, что позволяют ему хорошо обслуживать своих клиентов — становятся его слабым местом, когда правила игры меняются, и требуются новые ресурсы, умения и возможности. Бегство от атаки «подрывной» компании на некоторое время дает лидеру ощущение благополучия, но постепенно лишает его компетенций, необходимых для конкуренции. Конец придет незаметно, и, возможно, непривычному наблюдателю он покажется ошеломляющим. Как правило, лучшее, что может сделать в этой ситуации лидер, — пусть с опозданием, но все-таки приобрести компанию-победителя, предотвратив таким образом последний и самый разрушительный удар.

Продвигая поддерживающие инновации, лидеры почти всегда выигрывают, — ведь атакуют именно они, и неравномерное распределение компетенций устроено именно в их пользу. Например, компания-новичок пытается продавать радикальный поддерживающий инновационный продукт клиентам компании-лидера. Здесь нет асимметрии в распределении стимулов. У лидеров очень серьезные стимулы держаться за этот рынок. Процедуры лидера дают ему некоторое преимущество, тогда как новичок попадает в невыгодное положение. Новая компания, которая пытается вывести на рынок радикальную поддерживающую инновацию, практически гарантированно обрекает себя на долгий и жестокий бой. И если эта новая компания в скором времени не продаст лидеру свой усовершенствованный продукт или не обеспечит себя необычайно терпеливыми и готовыми за все платить инвесторами, то лидер, который располагает бóльшими средствами и производит продукты и услуги более высокого качества, в конце концов вытеснит новичка с этого рынка11.

Как обнаружить компанию, вооруженную и защищенную преимуществами неравномерного распределения

Проблема признаков изменений так важна потому, что асимметричные, неравномерные распределения обладают большой мощью. «Щит» неравномерного распределения стимулов укрывает компанию, чьи продукты рассчитаны на «непотребителей» и потребителей со скромными запросами. Такая компания может создавать новые рынки или атаковать нижние сектора существующих рынков, практически не опасаясь вмешательства со стороны лидера, который наверняка будет считать эти возможности недостаточно привлекательными. «Меч» неравномерного распределения компетенций дает мощный потенциал для выработки требуемых навыков, отличных от навыков компании-лидера, а также позволяет создать свою, совершенно новую бизнес-модель.

В таблице 2 показано, как выявить эти два типа неравномерного распределения, которые помогают предсказать, кто станет победителем, а кто проиграет.

Таблица 2. Как выявить неравномерное распределение стимулов и компетенций
На что обращать внимание Определение Признаки
Неравномерное распределение стимулов Компания совершает такие действия, которые другая компания предпринимать не собирается (это «щит», предохраняющий атакующего от ответных ударов) Объем рынка по отношению к размеру компании.Целевые клиенты.Бизнес-модель на этом рынке и ее отличия от имеющихся бизнес-моделей
Неравномерное распределение компетенций Компания умеет делать что-то, что другая компания в принципе делать не может (это «меч» — оружие, которым можно воспользоваться для атаки) Расхождение между тем, какие процедуры необходимы для успеха, и тем, какие процедуры реально использует компания

Есть три фактора, которые также способствуют несимметричному распределению стимулов, и все три касаются ценностей компании. Первый фактор — это возможности роста, которыми обладает «подрывной» продукт. Те возможности, которые небольшая компания сочтет серьезными и перспективными, совершенно не заинтересуют крупную фирму — для нее они будут слишком мелкими. Новоиспеченным телефонным компаниям зарождающийся рынок местных телекоммуникаций казался беспредельным, в то время как сквозь призму ценностей корпорации Western Union этот рынок выглядел незначительным. Аналогичным образом серьезные возможности роста для компаний из списка Fortune 50 будут сильно отличаться от тех, которым обрадуется компания-новичок. Второй фактор касается первых клиентов, первых потребителей продукта. «Подрывные» рынки возникают среди таких клиентов, которые кажутся лидеру нежеланными или вовсе не существующими. У новичков на рынке есть стимулы продавать свой продукт тем самым клиентам, для обслуживания которых у лидера стимулов нет. Последний, третий, фактор имеет отношение к той бизнес-модели, которая необходима для «подрывного» проекта. У «подрывных» компаний бизнес-модели совсем не такие, как у признанных лидеров: последние зарабатывают деньги совсем иначе. Обычно в «подрывных» бизнес-моделях ниже разница между себестоимостью и наценкой, но выше товарооборот и использование активов. «Подрывная» инновация — это, как правило, готовое изделие; купив его, потребитель либо обращается за технической поддержкой в специализированные фирмы, либо обеспечивает ее самостоятельно. Компания, чья бизнес-модель строится на длительных взаимоотношениях с потребителем и многолетних соглашениях о технической поддержке, не будет заинтересована в том, чтобы продавать продукты, аннулирующие эти статьи дохода.

Как можно наблюдать неравномерное распределение стимулов в действии? Посмотрите, как две компании предпринимают совершенно разные шаги, причем каждая избирает действия, выгодные именно для себя, — налицо асимметрия в распределении стимулов. И если одна из компаний называет ту или иную отрасль неприбыльной, тогда как другая заявляет, что для нее это очень важный рынок, — это также говорит о неравномерности распределения стимулов. Например, в 90-х годах прошлого столетия компания Cisco всеми силами стремилась завоевать как можно большую часть рынка сетевого оборудования, а корпорация IBM постепенно отказывалась от сетевого оборудования, чтобы сосредоточиться на тех услугах, которые предполагали более значительную разницу между себестоимостью и потребительской ценой. А с другой стороны, если лидер объявляет, что тот рынок, который зарождается у только что появившейся фирмы и обладает потенциалом роста, представляет для него стратегический приоритет, то это указывает на совпадение стимулов.

Неравномерное распределение стимулов превращается в мощное оружие, с помощью которого компания может атаковать противника. Помните, что, как правило, навыки и компетенции компании представляют собой плоды ее процедур. А процедура формируется по мере того, как компания снова и снова решает однотипные задачи. Процедуры, таким образом, разработаны так, чтобы, преодолевая препятствия, получать нужный результат, раз за разом, снова и снова. В итоге процедуры лишаются гибкости. Асимметричное, неравномерное распределение навыков и компетенций возникает тогда, когда компания постоянно сталкивается с одним и тем же родом задач и вырабатывает некоторые уникальные способности, — она может делать нечто, что ее конкурент, наоборот, делать совершенно не в состоянии.

Как определить, насколько асимметрично распределены компетенции конкурентов? Составьте список задач, к которым компании приходится постоянно возвращаться, и для которых уже выработались определенные процедуры, как формальные, так и неформальные. Сравните задачи в списке с теми, что требуются для успеха на «подрывных» рынках. Если процедуры компании способствуют выполнению тех задач, которые возникают в определенных рыночных условиях, то это означает, что у компании есть компетенции, необходимые для завоевания этого рынка. У всех компаний есть сильные и слабые стороны. Когда одна компания обладает преимуществами на тех рынках, где возможности другой компании ограничены, это свидетельствует о несимметричном распределении компетенций.

Когда перспективная «подрывная» разработка терпит неудачу

Существуют определенные условия, в которых лидеров неизменно ждет триумф — даже тогда, когда может показаться, что компания, вышедшая на рынок с «подрывными» продуктами, неуклонно движется к успеху.

Теория асимметрии в распределении стимулов и компетенций позволяет выделить два вида обстоятельств, в которых «подрывной» процесс скорее всего заведет компанию в тупик. Условия первого типа возникают, когда обстановка в отрасли такова, что бегство лидера вызовет крайне неблагоприятные последствия. Условия второго типа имеют место, когда компания-новичок не в состоянии разработать особую бизнес-модель или приобрести уникальные компетенции на ранних стадиях работы на рынке, и лидер совершенно естественным образом «присваивает» новую разработку. Именно в этих ситуациях можно с уверенностью ожидать, что после фазы активного роста последует жестокая конкуренция.

Когда бегство лидера ведет к неблагоприятным последствиям

Бегство в верхние сектора рынка будет естественным для лидера только в том случае, если там есть достаточно обширный и прибыльный рынок. Но это не всегда так. У некоторых компаний нет возможности добраться до сектора следующего уровня, где неудовлетворенные потребители ждут их продуктов. Возможно, таких потребителей в этой отрасли вообще нет. А возможно, бизнес-модель и структура затрат компании-лидера не позволяют ей так легко покинуть нижние сектора.

Вспомните войну между AT&T и MCI. Компания MCI долгое время обеспечивала себе рост рынка, и AT&T в этот процесс не вмешивалась. Однако в конце концов AT&T должна была предпринять ответные действия, ведь ее бизнес-модель предполагала амортизацию крупных фиксированных издержек за счет большого числа клиентов. А отступление в верхние сектора, как правило, означает, что компания сосредоточивается на обслуживании меньшего числа потребителей, готовых платить высокие цены за качественные продукты и услуги, — корпорация AT&T явно не считала, что это будет удачным ходом в конкурентной борьбе. И поскольку корпорация была заинтересована в тех клиентах, которые постепенно уходили к MCI, она в конце концов решилась на ответный удар. В результате «войны в международной и междугородней сферах» в 80-х и 90-х годах дорого обошлись всем участникам: обе компании тратили миллионы на рекламу, тогда как в качестве приза победителя ждал больший кусок рынка, который постепенно становился все менее и менее прибыльным.

Когда компания не может спасаться бегством в верхние сектора, мы ожидаем, что она вступит в борьбу. У новичков больше нет «щита» в виде асимметричного распределения стимулов. И если это происходит на достаточно ранних стадиях процесса, у «подрывной» компании даже нет времени, чтобы заточить свой «меч» — неравномерное распределение компетенций. Результат — кровопролитный бой за долю рынка. Этот подход позволяет объяснить, почему в авиационной отрасли часто возникают условия, в которых ни одна из компаний не может рассчитывать на победу.

Когда «присвоение» — самое естественное решение: асимметричное распределение не сложилось в полной мере

Компания-лидер не может спасаться бегством, если у рынка нет верхних секторов, в которых эта компания могла бы внедрять свои продукты. В каких еще ситуациях у лидера есть мощные стимулы, чтобы давать отпор новым «подрывным» продуктам и компаниям? Например, когда новичок получает прибыль теми же методами, что и лидер, или когда у новичка и лидера сходная структура процедур. «Подрывной» компании придется нелегко, если ее руководители не выработают такую бизнес-модель, которую лидер найдет неприемлемой, или если «подрывная» компания не обладает компетенцией, соответствующей ее «подрывному» бизнесу. Компания может обеспечить себе начальный рост, пользуясь тем преимуществом, что лидера не интересуют небольшие рынки, которые невозможно описать с помощью количественных показателей. Но после того, как работа новой компании докажет всем, что такой рынок существует, лидер может решить мобилизовать все внутренние ресурсы, чтобы завладеть инновационной разработкой, — если, конечно, «подрывная» компания не приложит специальных усилий для того, чтобы лишить этот путь привлекательности для лидера. Естественные побуждения лидера меняются — сначала он хотел бежать, но теперь решил бороться. А в схватке лидера с новичком — если стимулы к победе у них примерно одинаковы — первый имеет существенные преимущества и вполне способен достойно завершить борьбу.

Какие признаки указывают на то, что лидер пытается завладеть «подрывной» разработкой? Первый признак — руководство утвердившейся на рынке компании прилагает усилия, чтобы разработать продукты или услуги, которые копируют продукты новичка. Еще один явный признак того, что лидер пытается «прибрать инновацию к рукам», — попытки интеграции, направленные на одну из новых «подрывных» компаний. Если у «подрывной» компании нет своей, уникальной бизнес-модели, или эта компания не имеет необходимых компетенций, отсутствующих у лидера, то такое присвоение «подрывных» разработок — вполне успешная стратегия ответных действий, к которой может прибегнуть лидер.

И все же признанные компании вполне могут упустить перспективы роста, которыми обладает «подрывной» инновационный продукт. Но это, конечно, зависит от того, когда лидер начинает применять стратегию присвоения, и где он ее применяет. Присвоение, цель которого — рост, должно начаться на самых ранних стадиях процесса, и оно включает работу с основными клиентами компании-новичка. По сути, лидер присваивает «подрывной» продукт, наращивая технические характеристики своих продуктов таким образом, чтобы последние пришлись по душе новым потребителям12. Например, столкнувшись с беспроводными коммуникационными технологиями, компании на рынке телекоммуникаций выбрали именно присвоение, целью которого был рост. Они стали применять беспроводные технологии, используя свои внутренние ресурсы, и стали строить маркетинговую политику с расчетом на новых клиентов.

Защитное присвоение обычно имеет место на более поздних этапах технологических разработок. Лидеры осознают, что они проиграли в том секторе рынка, который дает наибольший объем продаж, и теперь стараются сделать все от них зависящее, чтобы блокировать проникновение новичков через нижние сектора. Например, в 80-х годах прошлого столетия компания Oracle представила свою «подрывную» реляционную базу данных на рынке мини-компьютеров13. Когда руководители корпорации IBM осознали, что компания Oracle одержала решительную победу на этом рынке, они вывели реляционную базу данных в самые нижние сектора рынка вычислительных машин, стремясь пресечь все попытки компании Oracle проникнуть на этот рынок.

Чтобы определить, какую стратегию избрала компания — защитную или с установкой на рост, — обращайте внимание на целевых потребителей компании и на ее заявления. Например, если компания объявляет, что целевой рынок «подрывных» продуктов представляет для нее стратегический приоритет, то это явный сигнал: компания предпринимает ответные действия с целью добиться роста.

Наша теория предсказывает, что усилия, направленные на присвоение «подрывных» продуктов, не принесут результата, если для успеха необходимы такие стимулы или такие компетенции, которые у лидера отсутствуют. Но если налицо все условия для того, чтобы стратегия присвоения была жизнеспособной, то лидер в конце концов овладеет технологией, задержав или даже поглотив потенциальных атакующих. Например, телефонные компании знали, как строить сети и как осуществлять их техническую поддержку. У этих компаний были свои клиенты. Они получали большие деньги. Все это были серьезные препятствия, и компаниям беспроводной связи, которые только недавно вышли на телекоммуникационный рынок, предстояло их преодолеть. Избрав бизнес-модель, которая оказалась привлекательной для лидеров рынка телекоммуникаций, и тем самым обеспечив лидеров всеми предпосылками для обучения, новички — компании мобильной связи — поставили себя в крайне невыгодное положение с точки зрения долгосрочной перспективы.

Подведем итог. Лидеры обычно защищаются от атак «подрывных» компаний одним из трех способов: спасаются бегством в более высокие сектора рынка, присваивают «подрывной» продукт с целью обеспечить себе рост, либо присваивают тот же продукт, но уже с тем, чтобы защищаться. В таблице 3 показано, как определить, какая из стратегий имеет место в действительности.

Таблица 3. Определение ответной стратегии лидера
Стратегия Определение Признаки
Бегство Лидер оставляет рынок в распоряжении новичка Компания объявляет, что намерена специализироваться исключительно на обслуживании основных клиентов.Компания оставляет нижние сектора рынка.В планах компании — отказ от выпуска продуктов, ориентированных на нижние сектора
Присвоение Лидер пытается отразить атаку, используя свои внутренние ресурсы Лидер создает «подрывные» инновации или приобретает «подрывную» компанию
с целью роста Лидер ориентируется на клиентов новичка Лидер ориентируется на рынки новичка, выпуская модифицированные версии основного продукта.Лидер объявляет о том, что рынки «подрывной» компании обладают для него стратегическим приоритетом
защитное Лидер ограждает своих клиентов, чтобы не допустить вторжения «подрывных» продуктов на этот рынок Лидер выводит новые продукты в нижние сектора уже сложившейся клиентской базы.Лидер объявляет о том, что рынки «подрывной» компании не входят в число его приоритетов

Принцип относительности

Все, что мы обсудили в настоящей главе, приводит нас к одному важному заключению: «подрывные» свойства продукта или компании — понятие относительное. Ресурсы компании, ее процедуры и ценности определяют, в каком контексте компания будет рассматривать инновационную разработку. У компаний с разными ресурсами, процедурами и ценностями взгляд на инновации будет разным, и то, что они увидят, также будет различаться. Например, некоторые компании смотрели на Интернет как на среду, которая дает им хитрый способ снизить внутренние издержки. Другие компании воспринимали тот же самый Интернет как инструмент, с помощью которого можно обеспечить себе совершенно невиданные перспективы роста.

Этот принцип относительности объясняет одно на первый взгляд парадоксальное утверждение: компания не может выпускать «подрывные» продукты, если она не имеет поддерживающих инноваций. Когда продукт компании более или менее утвердится на «подрывном» рынке, приходит время последующих инноваций, которые продвигают его в более высокие сектора по его собственной траектории усовершенствований. Эти дополнительные инновации носят поддерживающий характер по отношению к первоначальной позиции компании на рынке. Но они в значительной мере остаются «подрывными» относительно утвердившихся на рынке лидеров: именно эти инновации позволяют атакующему добиться достаточно высокого качества продуктов и услуг для того, чтобы удовлетворять потребности растущей клиентской базы и в конце концов участвовать в конкурентных схватках — тех самых, о которых говорилось в настоящей главе.

Второй этап применения нашей теории предполагает оценку конкуренции. Чтобы оценить перспективы конкурентной борьбы, надо сперва выявить сильные и слабые стороны каждого участника. Например, боксеров оценивают по таким параметрам, как физическая подготовка и прошлые успехи; точно так же можно оценивать и компании — исследовав их ресурсы (то, чем обладает компания), процедуры (как она работает) и ценности (к чему стремится). Собранная информация позволяет увидеть сильные и слабые стороны каждой компании, определить их возможности и стимулы.

Победители конкурентных боев одерживают верх благодаря тому, что делают нечто такое, чего не хочет или не может делать никакая другая компания. Именно такое неравномерное распределение подпитывает «подрывные» процессы на рынке. Новые компании придумывают новые способы работы с «непотребителями» или с потребителями со скромными запросами. Они создают новые растущие рынки, скрываясь за своими «щитами»: их стимулы отличаются от стимулов лидера. Лидер же просто не хочет вступать в борьбу. По мере того, как растет рынок новой компании, все острее становится ее «меч»: особые компетенции, которыми не обладает ни одна из компаний, утвердившихся на рынке. Ведь «подрывная» компания изо дня в день оттачивает специальные умения, благодаря которым она создает свои особые продукты. И когда лидер решает перейти к ответным действиям, оказывается, что он просто ничего не может сделать.

Вот ключевые вопросы, ответы на которые позволят прогнозировать возможные исходы конкурентных битв.

  • Какова бизнес-модель каждого из игроков? Каковы их стимулы? Их компетенции?
  • Сравните игроков отрасли: кто из них выигрывает, а кто проигрывает? Как они умеют реагировать на потребности рынка? В чем совпадают их стимулы и умения? В чем расходятся?
  • Кто получает преимущества от неравномерного распределения стимулов и компетенций — атакующий новичок или лидер?
  • Насколько естественно инновация «вписывается» в свой целевой рынок? Есть ли признаки «втискивания»?
  • Есть ли признаки того, что компания отступает из нижних секторов в верхние? Есть ли вообще «верх» у этого рынка? И если да, то насколько этот «верх» близок к возможному пределу?

Оценивая конкурентов и асимметрию в распределении стимулов и возможностей, вы неизбежно столкнетесь с некоторыми важными вопросами. Где источник неравномерности в распределении стимулов и компетенций? Какие решения помогут компании укрепить свои шансы на успех? Какие решения приведут к краху? В следующей главе мы покажем, как анализировать стратегические решения компании, чтобы ответить именно на эти вопросы. Мы также покажем, что может предпринять компания, чтобы подчинить себе те силы, во власти которых она находится, и таким образом изменить естественный ход событий.

Примечания

  1. См. Michael E. Porter, Competitive Strategy: Techniques for Analyzing Industries and Competitors (New York: Free Press, 1980), и также Competitive Advantage: Creating and Sustaining Superior Performance (New York: Free Press, 1985).
  2. Прекрасное исследование по этой теме — как ресурсы, процедуры и ценности компании определяют конечный результат ее работы — можно найти в статье Toma Noda & Joseph L. Bower, «Strategy making as Iterated Processes of Resource Allocation», Strategic Management Journal 17 (1996): 159–192. В этом исследовании показано, как компании местной телефонной связи, обладая сходными ресурсами, но разными процессами и ценностями, выбирали разные способы коммерческой реализации беспроводных технологий связи.
  3. George David Smith, The Anatomy of a Business Strategy: Bell, Western Electric and the Origins of the American Telephone Industry (Baltimore: Johns Hopkins University Press, 1985), p. 36.
  4. См. William A. Sahlman, Howard H. Stevenson, Michel J. Roberts & Amar V. Bhide, The Entrepreneurial Venture (Boston: Harvard Business School Press, 1999). Это прекрасное руководство для предпринимателей, где среди прочих тем затрагивается вопрос о том, как добиться успеха, не контролируя некоторые виды активов напрямую. Само собой разумеется, что теория РПЦ предполагает: есть категории активов, которые компания должна контролировать непосредственно, чтобы получить прибыль от созданной стоимости.
  5. О процессах также читайте David Garvin, «The Processes of Organization and Management», MIT Sloan Management Review 39, no.4 (1998): 33–50.
  6. Некоторые комментаторы считают, что процессы можно разработать так, чтобы они были гибкими. Наше мнение таково: правильно разработанные процессы должны быть жесткими по определению, ведь они создаются для того, чтобы успешно, раз за разом, решать конкретный класс задач. Однако тот факт, что процесс хорошо работает для одного рода задач, означает, что он будет не самым лучшим для каких-то других задач. Часто, когда люди рассуждают о гибких процессах, они на самом деле подразумевают несколько комплексов процессов плюс определенный механизм, который указывает, что задание А выполняется с помощью процесса 1, а задание Б относится к процессу 2. Мы не знаем таких процессов, которые были бы хороши для любых задач. Каким бы совершенным ни был процесс, всегда найдется такая задача, для которой эта процедура не подойдет.
  7. Alfred D. Chandler Jr., The Visible Hand: The Managerial Revolution in American Business (Cambridge, MA: Belknap Press of Harvard University Press, 1977), p. 198.
  8. См., например, Larry Bossidy & Ram Charan, Execution: The Discipline of Getting Things Done (New York: Crown Business, 2002); James C. Collins & Jerry I. Porras, Built to Last: Successful Habits of Visionary Companies (New York: HarperBusiness, 1994); James C. Collins, Good to Great: Why Some Companies Make the Leap… and Others Don’t (New York: HarperBusiness, 2001); William Joyce, Nitin Nohria, & Bruce Roberson, What (Really) Works (New York: HarperBusiness, 2003); Steven C. Wheelwright & Kim B. Clark, Revolutionizing Product Development: Quantum Leaps in Speed, Efiiciency and Quality (New York: Free Press, 1992).
  9. Конечно, на самом деле все гораздо хуже. Лидер пытается продавать инновационный продукт не просто своим клиентам, а лучшим из них. Забавно, что именно эта категория потребителей меньше всего склонна ценить собственно инновационные технические характеристики «подрывного» продукта.
  10. Более подробно об этом см. Clark Gilbert & Joseph L. Bower, «Disruptive Change: When Trying Harder is Part of the problem», Harvard Business Review, May 2002, 94–101; Clark Gilbert, «Can Competing Frames Co-exist? The Paradox of Threatened Response», working paper 02–056, Harvard Business School, Boston 2002.
  11. Лучшая стратегия для новичка в этом случае — пытаться на какое-то время обогнать лидера, а затем постараться продать ему свою компанию. Многие венчурные предприятия, чьи совладельцы все менее и менее склонны мириться с рыночными рисками, прибегают именно к этой стратегии: дают деньги тем компаниям, которые разрабатывают поддерживающие инновации, а новоиспеченные фирмы продают признанному лидеру, чтобы таким образом получить прибыль немедленно. Известное исключение — консорциум Airbus, правда это исключение лишь подтверждает правило. Консорциум Airbus преследовал концерн Boeing, применяя стратегию поддерживающих инноваций, но для того, чтобы консорциум выжил и добился успеха, правительства европейских государств покрывали его убытки, составлявшие миллиарды долларов. Несомненно, новички часто действуют гораздо быстрее, чем признанные лидеры. Но когда лидер мобилизует все ресурсы, чтобы дать отпор, это серьезная угроза для новичка. Многие исследователи замечали, что некоторые отрасли в буквальном смысле балансируют на лезвии ножа. Положение в таких отраслях настолько шаткое, что у компаний нет права на ошибку. В таких отраслях новички добиваются триумфального успеха, выводя на рынок продукты более высокого качества, быстро находя себе клиентов, а затем продвигаясь вверх по траектории опыта. Ребекка Хендерсон писала об этом явлении в докторской диссертации, посвященной отрасли, которая производит оборудование для фотолитографического производства. В этой отрасли четыре поколения компаний последовательно ниспровергали признанных лидеров рынка, используя такие инновации, которые мы бы отнесли к разряду поддерживающих. Мы уверены, что такие случаи, хоть они и бывают, весьма редки. См. Rebecca Henderson & Kim B. Clark, «Architectural Innovation: The Reconfiguration of Existing Systems and the Failure of Established Firms», Administrative Science Quaterly 35 (1990): 9–30.
  12. Помните, что когда мы говорим о лидерах, мы имеем в виду компании, которые прочно «окопались» в определенных сферах рынка. Любую компанию, замышляющую «подрывную» атаку на новые рынки, мы относим к новичкам.
  13. Иерархические базы данных были разработаны в 60-х и 70-х годах прошлого столетия и предназначались для вычислительных машин. Данные в таких базах были организованы по классической схеме — в виде «дерева». Обслуживать эти базы данных должны были специалисты-программисты, но определенные виды запросов обрабатывали довольно быстро, эффективно используя ресурсы вычислительных машин. Подобные базы данных идеально подходили для тех взыскательных клиентов, которым требовались сверхмощные процессоры для обработки транзакций. Такими клиентами были, например, финансовые учреждения. Лидерами отрасли были корпорация IBM и компания Cullinet, которая в 1978 году стала первой американской компанией по производству программного обеспечения, перешедшей в разряд открытых акционерных обществ. В начале 70-х годов прошлого столетия один исследователь из корпорации IBM предложил теоретические основы для разработки баз данных нового типа, назвав их реляционными базами данных. Все данные в такой базе взаимосвязаны. Первые реляционные базы данных работали медленно и требовали значительных компьютерных ресурсов, но зато пользователь, не обладавший специальными знаниями об устройстве базы данных, мог довольно быстро и относительно просто получать обработанные типовые запросы. Такая технология в самом начале не имела никакой ценности для пользователей вычислительных машин, так как с точки зрения функциональности была далеко не совершенной. Но будучи относительно гибким и простым программным продуктом, реляционные базы данных, как выяснилось позднее, оказались гораздо более удобными, чем иерархические.


About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.