Кризис: упало и лежит?

Кристина ХУДЕНКО, газета Суббота и сайт Суббота.

Латвии есть что приумножать, а вместо этого мы собираемся тупо резать. Кандидат экономических наук Елена Бреслав провела анализ нашего кризиса и выписала рецепт для излечения экономики.


В преддверии выборов власти бодро отрапортовали, что нижнюю точку кризиса Латвия уже прошла. Мол, экономика пошла в рост, безработица сокращается… Осталось лишь еще разок затянуть пояса: приподнять налоги, подстричь пенсии, обрезать пособия — а там, глядишь, и выберемся, вслед за Европой всей.
Свежо предание. Да вот экономисты в него не очень верят. Некоторое оживление они связывают с весенним возвратом пенсионерам ранее отобранных денег. Сокращение безработицы — с летним спросом на сезонных рабочих, который вот-вот закончится. А причин для роста вообще
не видят. Где они — новые предприятия, перспективные программы, богатые инвесторы?
При этом избиратели проголосовали за старое правительство. То есть готовы и дальше двигаться по тому же бесперспективному пути…
     — Кризис какого типа постиг Латвию?
     — На первый взгляд — L. Мы упали и лежим. Но целый регион не может лежать вечно. Скорей всего, это кризис типа W, просто мы не видим его завершения.
Последнюю смену технологической инфраструктуры мы пережили буквально недавно. Интернет стал основным средством связи. Дороги в Латвии относительно сносные. Но не поменялся ведущий вид энергии, а газ и нефть для нас немыслимо дороги. Изменения не коснулись и транспорта: наши автомобили чрезвычайно топливоемкие, а перевозки затратные.
По всем прогнозам, должен появиться новый вид транспорта — разработки-то есть. В Интернете есть куча ссылок на летательные аппараты, помещающиеся в ранце, которые способны нести человека. Американцы недавно испытали самолет на водородном топливе, который способен находиться в воздухе без дозаправки 96 часов.
На выставках то и дело представляют концепт-кары. Больше года назад китайцы изобрели аккумулятор, который заряжается восемь минут от обычной розетки и позволяет автомобилю проехать 150 км.
     — Так что, верить ли нам утверждениям правительства, что экономика Латвии стабилизируется и оживает?
     — Спорно. Да, экономические показатели страны за второй квартал неплохие: ВВП растет, зарплата немножко приподнялась. А самый хороший признак — запасы на складах стали расти. В предыдущие годы предприниматели только разгребали склады, а сейчас стали закупать новые товары.
Проблема в том, что стабилизация произошла на очень низком уровне. Вот представьте, что человека с сердечным приступом привезли в реанимацию. Он жив, но давление — 70 на 40 и с трудом держится. Для такого пациента печальный финал — вопрос недолгого времени. Нужен некий приток сил извне.
GDR 2_2010
В мире тип W более очевиден. Если взять показатели ЕС и США, то там улучшения и ухудшения идут попеременно. Причем если в Европе рост, то в Штатах — падение. В данный момент в стагнации находится Европа.
     — Власти рапортуют, что безработица пошла на спад…
     — Это довольно скользкий показатель. Во-первых, он связан с ростом сезонных работ, а сейчас они заканчиваются. Во-вторых, многие безработные, перестав получать пособие, перестают регистрироваться. Или уезжают за границу. Женщины через какое-то время вынужденной дисквалификации нередко решают посвятить себя семье. Реально я пока не вижу повода для появления новых рабочих мест.
     — Неужели на наших предприятиях все так уныло?
     — В принципе, многие перестроились. Если в начале кризиса они пытались всеми силами сохранить привычный образ действий, просто экономя на расходах, а потом и вовсе впали в депрессию, то примерно с апреля предприниматели начали принимать ситуацию как она есть. Многие намерены действовать и разрабатывать стратегию для новых условий: новые политику, объемы, структуры, зарплаты, цены… Это очень позитивный признак.
     — Кстати о ценах. Нынешний рост цен на продовольствие о чем-то говорит?
     — В неурожай я не верю. Наоборот, в этом году во многих хозяйствах Латвии превосходный урожай. Мы имеем дело с импортируемой инфляцией. В России из-за засухи неурожай, цены на зерно поднялись — оттуда и пошло повышение. Плюс паника, которой торговцы умело пользуются. Но никакого подъема экономики или роста платежеспособности за этим не стоит.
     — Значит, у нашего правительства нет другого выхода: требуемого нашими кредиторами ужимания госбюджета на 400 млн. латов можно достичь, лишь зарезав пенсионеров, пособия, повысив налоги…
     — У меня противоположный взгляд. Лучше не резать, а развивать. И в Латвии есть отрасли, на которых можно сделать сравнительно быстрые и хорошие деньги, если подойти с умом.(Предложения Елены Бреслав по развитию и урезаниям см. рядом.)
    — Почему МВФ и Еврокомиссия советуют нам не развивать, а ужимать и затягивать пояса?
    — Не уверена, что они советуют что-то именно урезать. Они требуют свести концы с концами. Думаю, эти требования с их позиций логичны и должны привести наших чиновников в чувство, чтобы те перестали надеяться на помощь извне и стали думать своими мозгами. Будем надеяться, что мозги у правительства в конечном счете заработают. Хоть и не гарантирую.
Где найти 400 миллионов латов для Латвии?
     Предложения Елены Бреслав, которые помогли бы развить нашу экономику и избежать математических урезаний.
Развивать!
    1. Медицинский сервис и образование
    — Недавно президент Латвийского общества врачей Петерис Апинис возмутился, что западные страны перетягивают наших медиков, а сами медики непатриотично бегут с родины. По мнению Апиниса, государство должно поддержать своих и увеличить им зарплаты. На мой взгляд, надо делать противоположные шаги.
Человек, получивший бюджетное медицинское образование, должен работать в своей стране по специальности. Если он решил уехать — пусть оплатит государству расходы за свое обучение. Этот момент очень легко отследить: все медики проходят регистрацию на новом месте работы. А новые западные зарплаты позволят медикам это сделать довольно безболезненно.
В Латвии плохо поставлена система первичного медсервиса. А вот врачи у нас толковые. И излечиваемость в больницах хорошая. Значит, не резать медицину надо, а развивать: организовывать высокотехнологичные крупные медцентры, чтобы к нам приезжали лечиться из-за границы.
У нас есть несколько прекрасных центров экстракорпорального оплодотворения, отличные центры микрохирургии глаза, протезирования… Это дало бы высокую добавочную стоимость в очень короткие сроки.
У нас два сильных медицинских вуза с отличной базой — академия и факультет в ЛУ. Кроме того, спортивной медицине очень качественно обучают в Спортакадемии. Надо, чтобы обучение пошло не только по-латышски, но и по-русски, по-английски. Ведь и с пациентами врачам придется разговаривать на разных языках. Это тоже будут услуги на экспорт. Ведь уплаченные иностранными студентами деньги пойдут в казну, а кроме того, они оставят тут деньги за проживание, питание…
    2. Химические, косметические и фармацевтические производства
    — У нас прекрасные химические производства. Большое впечатление на меня произвела экскурсия на «Дзинтарс» — это очень высокий уровень. Увы, у них до сих пор пустуют огромные площади. Надо дать им возможность расширяться. Для этого государство должно помочь им через свои внешние связи — консульства и торговые отделы…
    3. Легкая промышленность.
    — «Росме», «Лаума», «Огре» — они уже давно шьют по заказу мировых брендов. Государство может им помочь самим продвигать именно наши бренды. Здесь точно так же нужна помощь посольств и других внешних служб.
Кому не стоит помогать
    1. Продуктовая промышленность
    — Почему вместо медицины с огромной добавленной стоимостью и колоссальной занятостью наше государство упорно продвигает на рынок продукты с маленькой добавленной стоимостью, коротким сроком хранения и кучей рисков? Скорее всего, это инерция и успешное лобби.
    2. Банки
    — Помогать банкам сейчас тоже стоит выборочно. Западные банки в настоящее время активно выводят деньги из Латвии и обескровливают нашу экономику, которой физически не хватает денег. Вряд ли стоит им в этом способствовать, они справляются сами. А вот помогать банкам, способствующим экономическому оживлению, можно и нужно — иначе на какие средства подниматься?
    3. Логистика
    — В логистике нужно снять излишнюю регулируемость — им станет легче работать и привлекать новых клиентов. Но резервы пропускной способности Латвии не такие уж большие.
Резать!
     — Чиновников. Их до сих пор очень много. И занимаются они не тем, чем должны. Нужные функции искажаются, становятся слишком громоздкими, зато ненужные они реализуют в огромных количествах, что лишь тормозит развитие страны.
Хочешь пенсию — роди двух детей!
     — Что все-таки делать с пенсиями? Правительство предлагает уменьшить необлагаемый минимум…
    — Понятно, что пенсии — это быстрый способ получить солидную и гарантированную сумму в казну. Так что нынешние пенсионеры — заложники ситуации. Они зависят от того, как быстро страна начнет выходить из кризиса.
Что касается тех, кто выйдет на пенсию через 15 лет и позже, тут я предложила бы внести в пенсионное законодательство маленькую поправку: в рассчитанном объеме пенсии выплачиваются только тем, у кого есть как минимум двое детей. (То есть они произвели на свет тех, кто будет работать на их пенсии.) За третьего и последующих детей — надбавка.
Если ребенок в семье один — родители получают половину пенсий. А если детей нет — минимальную пенсию.
    — А что делать тем, кто не может иметь детей?
    — Во многих случаях медицина сейчас решает эту проблему. Но если совсем уж никак — семья может пойти на усыновление. Этим элементарным шагом мы развернем общество лицом к колоссальной проблеме. Почему-то все убеждены, что пенсии платит государство. Это неправда! Пенсии работающие платят неработающим. А государство лишь обеспечивает механизм этого перераспределения. На сегодня в Латвии элементарно мало тех, кто способен создать стоимость, которую государство потом перераспределит в виде пенсий, — их не родили.
    — В советское время мы нечто подобное проходили, когда существовал налог на бездетность…
    — Идея похожа, но это слабый финансовый сигнал. Это может облегчить жизнь тем, кто уже решил родить ребенка, но подтолкнуть к деторождению того, кто не хочет, эти меры не способны.
Еврокомиссия и МВФ своими радикальными условиями дают понять, что хватит надеяться на помощь извне. Пора думать своими мозгами. Будем надеяться, что мозги у правительства в конечном счете заработают.

 

Разные типы экономических кризисов
     Тип V -краткосрочный кризис в виде резкого падения и резкого подъема.
Склады (на конкретном рынке) забиты невостребованным товаром. Их расчищают, новое завозят — жизнь идет дальше. Таким был кризис 2001 года, которого в Латвии даже не заметили, а во многих странах он изрядно потрепал экономику. Локальные кризисы этого типа — обыденность. Зачастую даже соседние страны их не ощущают.
    Тип U — производство падает, какое-то время лежит, а потом потихоньку выкарабкивается.
Обычно такой кризис сигнализирует о смене моды — не в узком понимании моды на одежду, а тенденций во всех областях, в свою очередь, связанных со сменой поколений, отличающихся вкусами и численностью.
Последнее на территории Европы особенно заметно. Поколение, пострадавшее в ходе Первой мировой (в войну родилось мало детей), пострадало и во Второй (малочисленные дети Первой мировой дали малочисленное потомство). Зато многочисленное потомство между войнами, став взрослым, дало многочисленное потомство и после Второй мировой.
Так и пошло все волнами. Поэтому внезапного роста рождаемости, о котором говорили пару лет назад, на самом деле не было. Просто вошли в детородный возраст «дети Горбачева», они же — внуки многочисленного послевоенного поколения.
Когда одно поколение меняется другим, обязательно возникает кризис: новому поколению нужно либо больше, либо резко меньше жилья. А это провоцирует серьезные сдвиги в строительстве, которое тянет за собой множество других отраслей — мебель, текстиль, химию…
    Тип W — несколько падений и несколько взлетов подряд.
К этому типу можно отнести и знаменитую Великую депрессию. Там этих W было аж три (как в интернет-адресах — www), и только шестой взлет стал реальным выходом из кризиса. Такие кризисы хуже U, потому что дают обманчивую надежду, а вскоре снова выбивают опору из-под ног.
Это связано с научно-техническим прогрессом и разрешается лишь после значительной смены технологической инфраструктуры: дорог, средств связи, энергии, ведущих видов транспорта. А также социальной инфраструктуры: здравоохранения, образования.
    Тип L — упало и лежит.
В Латвии все очень похоже на то. Кризис этого типа может встречаться разве что в хронически депрессивных районах. Но более крупные территориальные образования не могут лежать вечно — нельзя входить в лес до бесконечности, рано или поздно ты начнешь из него выходить. Просто пока конца не видно.


About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar