Мнения специалистов

«Эксперт» №20 (658)/25 мая 2009


Будущее мировой фабрики

О том, как изменится экспортное производство в Китае после кризиса, «Эксперту» рассказала основатель и президент крупнейшего китайского портала B2B для малого и среднего бизнеса DHgate.com, лауреат премии «Выдающаяся женщина Китая» Диана Ван.

— Мы очень воодушевлены тем, что сегодня происходит: мы рассматриваем 2008−й и 2009 годы как возможность создания отличной базы для последующего роста. Сейчас лучшее время для создания нового мелкого или даже среднего бизнеса, всяких «гаражных» компаний. Не только в Китае, но и на Западе они появляются сейчас повсеместно. Такие компании гибче и мобильнее гигантов, им легче приспособиться к изменившимся условиям. Мы их хорошо знаем, так как именно малые и средние предприятия составляют большинство наших клиентов — это 1,4 миллиона покупателей в 227 странах мира и около 300 тысяч предприятий в Китае. Я не хочу сказать, что мы совсем не пострадали. Понятно, что в краткосрочном периоде убытки несут почти все, но по поводу будущего мы настроены очень позитивно.

На протяжении четырех лет, в 2002–2006 годах, доля мелкого и среднего бизнеса в международной торговле находилась на уровне 27 процентов, но в 2007–2008 годах она выросла до 34 процентов. При этом мелкие ритейлеры пытаютсякак-тосами выходить на поставщиков. Мы покупаем на Google рекламу по ключевым словам, и за последние месяцы запросов вроде «прямые закупки в Китае» стало значительно больше. При этом рост числа покупателей сопровождается снижением среднего объема заказа — в условиях кризиса поставщики готовы работать и со сверхмалыми партиями, что на руку мелким иностранным компаниям, которые теперь могут заказывать себе продукцию в Китае напрямую, а не через посредников. При этом поставщики готовы учитывать индивидуальные запросы покупателей и максимально идти им навстречу.

В будущем КНР останется важным центром производства — у страны очень много конкурентных преимуществ. Но характер лидерства изменится. С ростом квалификации рабочей силы Китай перестанет быть «всемирной фабрикой» для крупных транснациональных корпораций и превратится в самобытный инновационный центр. Кризис лишь ускорит эту трансформацию. Сегодня тяжелее всего приходится тем, кто предлагает ширпотреб.

Записал Марк Завадский, Пекин

Биомасса роста

Андреас Мёллендорф, совладелец консалтинговой компании Moellendorf & Company, уверен: российская экономика может стать одним из центров восстановления мирового экономического потенциала.

— Я убежден, что в долгосрочной перспективе Россия и другие страны БРИК — Бразилия, Индия и Китай — сохранят свою привлекательность. После кризиса их роль в мировой экономике возрастет. Это касается и их валют, и компаний, и инвестиций в эти страны. Именно из БРИК, а также, возможно,из четырех-пятиразвивающихся стран вроде Мексики, Египта, Вьетнама — будут исходить самые важные импульсы роста.

Что касается России, то она играет центральную роль в регионе СНГ. В этом регионе живет почти 300 миллионов человек. Это единственный регион из всей зоны БРИК, который является регионом европейской культуры и близок европейским институтам. Неудивительно, что Евросоюз, в первую очередь Франция и Германия, несмотря на различные внутренние споры, принял решение предложить России, а также Украине и Турции заключить договор о свободной торговле.

Самыми важными для сотрудничества являются автомобильная промышленность, энергетика, химия, транспорт, военная промышленность. В последние годы во всех этих отраслях между Россией и ЕС имели место серьезные контакты, слияния, возникновение партнерств. Мы можем наблюдать это сотрудничество на примере переговоров ГАЗа с Magna и Opel или Mercedes и КамАЗа. «Северсталь» инвестирует в концерн TUI. Андрей Мельниченко является крупным акционером химического концерна K+S.

Вообще я уверен, что Россия и Германия являются друг для друга хорошими и надежными партнерами, которых объединяет долгая совместная история. Обе страны — промышленные, сотрудничество для них может быть очень выгодным. Российские инвестиции в Германии воспринимаются положительно. Население Германии относится к ним без предубеждений. В будущем, думаю, наибольшую динамику покажут частные компании среднего звена. Такие компании будут все активнее работать в Германии и других странах Европы. В качестве примера можно привести покупку крупнейшего мирового производителя тормозных систем TKD российским инвестиционным фондом.

Записал Сергей Сумленный, Берлин

Акценты могут поменяться

О том, как кризис влияет на экономические отношения Германии и России, рассказывает председатель Восточной комиссии немецкой экономикиКлаус Мангольд.

Что касается России, то здесь самой большой проблемой дляроссийско-немецкойторговли является не отсутствие спроса с российской стороны, а отсутствие финансирования. Немецкие компании, прежде всего в машиностроительной сфере, имеют большое количество заказов из России, которые в основной массе уже предоплачены. Но завершение этих сделок находится под угрозойиз-задефицита кредитов в России. Многие из этих проектов очень важные, они могли бы внести серьезный вклад в модернизацию российской экономики. Вероятность того, что в структуре немецкой внешней торговли поменяются акценты, действительно существует. Это будет сильно зависеть от того, как далеко зайдут протекционистские меры. Немецкая экономика всегда будет заинтересована в сотрудничестве с Россией. И обе стороны должны получить от этого выгоду.

Восточная комиссия с большим опасением наблюдает за протекционистскими тенденциями, разворачивающимися в последние недели и месяцы в России. Разумеется, такие компании, как Volkswagen, которые уже разместили в России свои производственные мощности, теперь находятся в относительно более выгодном положении, чем чистые импортеры. Но решения о подобных инвестициях крайне редко принимаются в спешке. Они требуют долгой, интенсивной подготовки, для которой, в свою очередь, необходимы стабильные, ясные условия игры. В данном случае протекционизм больше вредит, чем помогает, потому что он разрушает доверие. Модернизацию российской экономики нельзя провести на основе одних только барьеров и под призывом «покупать российское». С глобальной точки зрения мы должны делать все для того, чтобы не закручивать спираль протекционистских мер, которая в конечном итоге вредит всем.

Записал Сергей Сумленный, Берлин

Восстановление откладывается

Положение в экономике России хуже, чем могло бы быть, но второй волны кризиса не будет, считает заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАНМарат Узяков.

— Ситуация в российской экономике развивается по сценарию очень низкой эффективности антикризисных мер. В начале года было ощущение, что может начаться некий восстановительный рост, инициированный необходимостью пополнить запасы. У нас была гипотеза, что еслив какой-томомент за счет стимулирующей политики конечный спрос подхватит эстафету у спроса промежуточного, вызванного ростом запасов, то экономика все быстрее и быстрее начнет разворачиваться в сторону роста. Действительно,в феврале-мартеэкономика несколько оттолкнулась от дна. Но, судя по апрелю, промышленность снова пошла вниз. Хотя, впрочем, этот спад вызван резким снижением производства турбин — подобные скачки обычно носят случайный характер, поскольку у такого рода продукции очень продолжительный цикл производства.

Общее ощущение — что экономика упала на некий минимум и сейчас колеблется вокруг него. Некоторые сектора (металлургия, химия, автопромышленность) несколько подрастают, но происходит это не так быстро, как ожидалось и хотелось бы. Но и второй волны спада, думаю, не будет. Обычно наступление такой волны связывают с проблемами финансового сектора, с проблемами банков, но в нашей истории с просроченными кредитами бывало и хуже. А то, как этот фактор сработает, все равно зависит от динамики реального сектора.

Да, пока конечный спрос не вырос вслед за промежуточным. Но некий осторожный оптимизм остается, импорт провалился сильнее, чем суммарный спрос. В результате появляются возможности для импортозамещения, дополнительное пространство для роста. Но вот осваивается это пространство медленно, и непонятно, кого в этом винить, но в целом создаетсякакое-тоощущение неуверенности относительно перспектив экономического роста в стране.

Записал Павел Быков

Спускаемся по спирали

Чтобы избежать второй волны экономического спада в России, требуется остановить рост тарифов естественных монополий и пересмотреть денежную политику, считает Дмитрий Чернавский, главный научный сотрудник Физического института им. П. Н. Лебедева, руководитель семинара «Моделирование развивающихся систем».

— На наш взгляд — мой и моего напарника по моделированию экономических процессов предпринимателя Андрея Щербакова, — нынешний кризис имеет квазипериодический характер. Такую оценку мы получили на модели, а теперь это уже видно и по текущим экономическим процессам. Наша экономика по спирали спускается вниз. Спустимся мы до уровня 1997 года. Это спад примерно на 30–50 процентов в отраслях обрабатывающей промышленности. В последнее время появилось ощущение, что жить стало лучше: ценыкакие-тоснижаются, на бензин, например; платежи зарплаты восстанавливаются. Тем не менее это кажущееся улучшение. Наш прогноз — к концу года российская экономика снова войдет в фазу спада.

Один из важнейших движущих механизмов спада — динамика цен естественных монополий. Они должны жестко регулироваться. В зависимости от того, как именно эти цены будут регулироваться, нового спада может и не быть. Но если и дальше дело пойдет, как сейчас, спада не миновать. Нынешний же небольшой подъем вызван тем, что у обрабатывающих отраслей относительно снизились цены на сырье. Если цены естественных монополий продолжат рост, это съест и ту небольшую рентабельность промышленности, что есть сейчас, и спад возобновится. Если тарифы естественных монополий будут повышаться и дальше, спад будет еще глубже.

Другой важный фактор — денежная политика. Политика Кудрина, говоряпо-простому, состоит в том, чтобы не платить зарплату. Даже если ее обещали. Если такая политика будет продолжаться, то спад будет глубокий. Если же дать рублю несколько ослабнуть относительно доллара, спад будет меньше.

Записал Павел Быков



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar