Осенью будет понятно, выкарабкается ли Латвия из кризиса

В гостях программы «Разворот» — эксперт, кандидат экономических наук Елена Бреслав, 18 августа 2008 г.

Этот текст представляет собой конспект интервью — моего первого выступления на радио. Оказалось, что это не только не страшно, но даже увлекательно. И вопросы обсуждались интересные. К тексту прикреплен видеоролик — и незнакомые со мной посетители сайта могут оценить мою манеру говорить и держаться.


Отрывок из записи интервью:

— Можно ли говорить о том, что Латвия вступила в полосу кризиса? Мнения политиков по этому поводу разнятся. Некоторые говорят, что мы в преддверии кризиса, некоторые утверждают, что мы давно в глубоком кризисе. Так что происходит на самом деле?

 Я считаю, что у нас самый настоящий кризис. И готова свое мнение обосновать. Согласно определению, кризис предполагает, во-первых, спад продаж, а во-вторых, кризис — это накопление структурных несоответствий в экономике. А именно это у нас налицо. В первую очередь, это несоответствие количества работающих и требований к ним работодателей. А эти требования очень высоки, поскольку везде действуют новые технологии. С другой стороны — требуется наличие высококвалифицированной рабочей силы. То есть получается: работы нет, и принять некого. Это первое структурное несоответствие. Второе заключается в том, что население, как плательщики, как потребители предъявляет платежеспособный спрос на то, что это же население Латвии не способно не только произвести, но даже обслуживать. По сути, именно это несоответствие является корнем сегодняшнего кризиса.

— Многие экономисты отмечают, что жители работают много…

 Проводят времени много на работе, или работают?

 — Проводят много времени на работе, но при этом производительность труда очень низкая. Вы с этим согласны?

— Совершенно. Больше того, когда ко мне в качестве клиентов приходят руководители предприятий, то это жалобы в 100 случаев из 100 о том, что работодатель платит сотруднику как бы за результат, который будет получен, а работник ждет, что ему заплатят за время, которое он посвятил работе.

 — А в чем проблема, почему низкая производительность труда? Низкая квалификация, проблема в недостатке оборудования?

— Общий ответ дать трудно. Но в основном, действительно, несоответствие квалификации тем требованиям, которые предъявляет к человеку данное рабочее место. Второе, быстрая инфантилизация молодого поколения. Причем граница пролегает по тем, кому сейчас 27—29 лет. Причину сейчас поймете, если подсчитаете, в каком году они родились. Примернов 1978-79-м. В школу пошли в 1986-м, то есть их взросление, их школьные годы, когда происходит социализация ребенка, пришлось на годы перестройки. Тогда произошло падение ориентиров, и у них не была выработана ответственность за себя, за свои действия, за результаты своих поступков.

У проблемы инфантилизации есть и вторая сторона. Дело в том, что у более старшего поколения, из которого и состоят сейчас руководители, нет навыков управления таким инфантильным поколением. Они просто к этому не готовы. Управлять ресурсом, который имеет формальную квалификацию, но не умеет управлять собой сам, действительно крайне тяжело.

 — Вы назвали причины, между тем, латвийские политики, как правило, ссылаются на мировой кризис. Можно ли хотя бы в относительных процентах сказать, насколько мировой кризис повлиял на экономику Латвии?

— Представьте себе, что мирового кризиса нет. Как Вы думаете, был бы кризис в Латвии? Конечно, был бы. Латвийский кризис развивается относительно недолго. Он начался летом прошлого года, когда приостановились сделки с недвижимостью, перешел в видимую стадию с середины нынешнего марта. Прошло слишком мало времени, чтобы говорить о влиянии мирового кризиса. Только осенью можно будет понять, начала ли Латвия выкарабкиваться из этой ситуации, или действительно наблюдается влияние мирового кризиса. Но к сожалению, перед нами маячит увеличение платы за коммунальные услуги. И если будет 2 лата за кв. м. — то это чрезвычайно подорвет платежеспособность населения, и мы можем оказаться отброшенными на начало 90-х годов, но со значительным ухудшением состояния рынка.

 — Ну а как долго вообще может такая кризисная ситуация развиваться?

— Это зависит от того, какого типа кризис у нас наблюдается. Если это обычный кризис перепроизводства, и мировой кризис так и не наложится, то улучшение будет уже зимой, после нового года. А вот если на наш кризис наложится мировой, который имеет инфраструктурный характер, который предполагает смену основного вида энергии, основного каналов связи, смену основного вида транспорта, то это затянется года на три.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar