За какие управленческие решения можно засудить генерального директора


Представьте ситуацию: Алексей – основатель и генеральный директор IT-компании в форме ООО с сотней сотрудников привлек венчурный фонд, инвестирующий в высокотехнологичный сектор. Переговоры прошли успешно, инвестор вошел в проект с долей 30%, не позволяющей, на первый взгляд, сильно влиять на управленческие решения. Устав и корпоративный договор проверены и согласованы с профильными юристами.

Спустя полгода новый инвестор инициировал судебное разбирательство о взыскании убытков с Алексея, которые были нанесены компании несколькими сделками, совершенными за несколько месяцев до того, как инвестор стал полноправным участником ООО. Иски такого рода являются косвенными, то есть выгодоприобретателями по ним являются не истцы, а сами компании.

  • Обоснованы ли требования?
  • Может ли участник ООО подавать иски о взыскании убытков за то время, когда он не имел отношения к компании?
  • Как защищаться от подобных исков и наоборот – привлекать к ответственности недобросовестных топ-менеджеров, директоров и совладельцев?
  • Какие правила, основания, сроки давности?

Еще пять лет назад количество дел о привлечении контролирующих лиц к ответственности перед своей компанией было ничтожно мало. В 2013 году Высший арбитражный суд принимает профильное постановление пленума, а в 2014 году в Гражданский кодекс вносится статья 53.1, что становится фундаментом для многочисленных судебных исков к директорам, главным бухгалтерам и даже неявным бенефициарам компаний. Более того, эти правовые нормы активно используются в корпоративных конфликтах для оказания давления на неугодных топ-менеджеров.

В течение трех лет с момента, когда заинтересованное лицо (участник, акционер, директор, сама компания, внешний управляющий) узнало или должно было узнать о возможном нарушении, оно имеет право подать иск о взыскании убытков в пользу собственной компании. Более того, с таким иском имеет право обратиться и новый участник (акционер), не имевший отношения к компании, когда ей наносились убытки. Как это работает на практике?

Кейсы с директором и скрытым бенефициаром

Пример 1. ООО «Фонд» обратилось с иском о взыскании 20 млн руб. убытков с генерального директора ООО «ИТ» Петрова. Истец – участник ООО «ИТ» с долей 40%. В судебном процессе выяснилось, что Петров заключил несколько взаимосвязанных сделок, в результате которых общество потеряло право собственности на дорогостоящее оборудование. В суде удалось доказать, что крайняя фирма в цепочке перепродаж принадлежала родственникам Петрова.

Пример 2. Никонов обратился с иском к директору ООО «Луч» Алексееву, в ООО истец являлся 100% учредителем. Никонов заявлял, что директор вывел более 50 млн рублей на фирмы-однодневки, что повлекло выездную налоговую проверку и доначисление более 15 млн рублей налогов, штрафов и пеней. В суде директор представил переписку с истцом, из которой суд установил, что все реквизиты фирм-однодневок были предоставлены самим истцом, более того, договора и вся документация по этим компаниям приходила с адреса электронной почты учредителя. Иск удовлетворен частично: с директора взыскано 3 млн рублей – суд указал на тот факт, что директор, осознавая возможную противоправность заключаемых сделок, все равно выполнял указания учредителя и заключал спорные договора.

Пример 3. Костин вступил в должность генерального директора общества и после аудиторской проверки по согласованию с общим собранием участников реализовал недвижимость, находящуюся на балансе компании. Один из совладельцев, голосовавший «против», подал иск против директора, заявляя, что цена недвижимости занижена в два раза. В иске отказано в связи с тем, что проданное здание находилось в аварийном состоянии и его рыночная оценка, представленная истцом, не учитывала стоимость реконструкции и ремонта.

Пример 4. После годового общего собрания участников ООО выяснилось, что в течение предыдущего года по распоряжению генерального директора (тоже участника) приобретались облигации промышленного предприятия из соседнего региона. Ставка купона – 18%. Директор объяснял сделки наличием внутренней информации о деятельности эмитента и уверенности в выплате завышенных купонов. Эмитент объявил дефолт и перешел в банкротство. Другие участники решили не идти в арбитражный суд, а подали заявление в полицию. Выяснилось, что знакомый директора на предприятии-эмитенте выплачивал последнему вознаграждение за каждую сделку в размере 25%. Убытки взысканы в рамках уголовного дела.

Пример 5. Крупная строительная компания собрала средства дольщиков и провалила строительство дома. Компания была куплена новым инвестором, который привлек к ответственности формально несвязанного с компанией человека – некоего господина Ф., на которого не было зарегистрировано вообще ни одной фирмы. В суде были опрошены сотрудники компании, в том числе бухгалтера, прорабы, строители. Они показали, что Ф. постоянно присутствовал в офисе и на стройплощадках, давал указания, позиционировал себя как владелец бизнеса. Более того, в суд были представлены протоколы заседания градостроительной комиссии этого региона России, в котором Ф. значился руководителем застройщика. Также истцы принесли красочные буклеты с фотографией Ф. на первой странице и подписью «создатель и владелец». Суд примерил доктрину «прокалывания корпоративной вуали» и взыскал с Ф. убытки в размере 500 млн рублей.

Какие выводы?

  1. С недобросовестных топ-менеджеров можно и нужно взыскивать убытки. Внушительная судебная практика, четкие правила и, как ни странно, эффективная работа арбитражных судов именно по корпоративным спорам – в помощь.
  2. Необходим постоянный контроль крупных сделок компании, а также сделок с заинтересованностью. Также следует контролировать крупных контрагентов и серийные сделки по покупке ценных бумаг, векселей и других ценных бумаг.
  3. Уставы компаний должны предусматривать согласование важнейших сделок разными органами управления.
  4. С другой стороны, топ-менеджер должен осознавать потенциальную возможность исков от недовольных собственников и предусмотреть это:
    • Необходимо вести досье на каждую существенную сделку и каждого крупного контрагента.
    • При получении обязательных указаний от собственников бизнеса или исполнения решения общего собрания необходимо учитывать риски привлечения к ответственности за заведомо невыгодные сделки.
    • Особое внимание обратить на использование схем оптимизации налогов, предлагаемых в том числе и участниками (акционерами).
    • Сохранять 100% рабочей переписки, которая при возникновении необоснованных требований может подтвердить позицию добросовестного топ-менеджера.
    • Пользоваться своим правом собирать общие собрания для обсуждения и согласования проблемных сделок и сложных инвестиционных проектов.


About the Author:

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.