О девальвации и Банке Латвии

Е. Бреслав. Статья опубликована на портале rus.delfi.lv 10 июня 2009 г.

Эта заметка вызвала чрезвычайно интересную дискуссию среди читателей портала. Если коротко, то спор шел о том, какую сумму должен будет обменять на латы Банк Латвии — М1 (наличные деньги и остатки на текущих счетах) или М3 (то же плюс депозиты)? Мнение автора — только М1, потому что при массовом обмене депозитов начнут разорятся коммерческие банки.


На прошлой неделе поднялась очередная волна народного гнева, сиречь ожиданий девальвации лата. Народ, если верить газетам и новостным сайтам, опять ринулся в меняльные конторы — неужели ж еще что-то осталось? Никак с прошлой паники успели накопить? Поразительно! Остается только удивляться.

Правительство и Банк Латвии выступили с очередными же опровержениями, причем даже через печатный текст чувствуются усталость и раздражение соответствующих должностных лиц.

А поскольку я давненько не заглядывала на сайт Банка Латвии и не смотрела отчетность, то мне стало ужасно любопытно. Если вы любите баланс так же, как люблю его я, вы меня поймете.

Для тех же, кто к балансу равнодушен, дадим пояснения: этот замечательный документ показывает, каково имущество подотчетного лица и — главное — чем это имущество финансировано. А из такой информации можно сделать много-много нужных выводов: и кому и сколько подотчетное лицо должно, и что останется (если останется) после выплаты долгов, и каковы шансы имущество при необходимости продать (кредиторы достали), и прочее, прочее, прочее.

BL 06_09 1

Рис. 1.

Начнем с того, что активы (имущество, Рис. 1, они же пассивы, финансирование Рис. 2) за последние два месяца резко сократились. Поэтому разберем не только структуру, но сразу и изменения и прикинем, каковы могли быть причины.

Иностранных источников финансирования у него и было совсем мало, а сейчас не стало практически совсем — еле видно возле оси Х (Рис. 1). Не будем даже морочить себе голову, проедем. Можно разве что отметить, что поздней осенью БЛ брал займы у иностранных банков, но в марте вернул.

Вложения — преимущественно это резервы коммерческих банков —сокращаются с октября прошлого года, и за причинами далеко ходить ненадо — это проблемы самих банков. Отток вложений клиентов, какдепозитных, так и текущих (это уже уровень проблем компаний и частныхлиц), потери на безнадежных кредитах — понятно.

Вложения государства весьма существенно возросли к концу февраля, а потом еще стремительнее стали сокращаться. Тут причины не так просты. Можно предположить, что тут сказался сбор налогов: февраль был рекордным месяцем — именно тогда предприятия, сократившие персонал, выплатили максимальную сумму подоходного и социального налога по выходным пособиям. И все — потом этого источника не стало. Но могут быть и другие причины. Тем не менее и эта динамика понятна — государство сейчас не жирует. Опасения, что «деньги кончатся», отнюдь не страшные сказки, они реальны.

Остаются капитал и резервы. Они примерно стабильны, за одним исключением — в апреле этого года Банк Латвии то ли списал резервы, то ли понес убытки. Это факт сам по себе интересный, но сумма мала, и в свете наших рассуждений не принципиальна.

Осталось самое интересно — денежная масса в латах. Именно она — масса национальной валюты — отличает центральный банк от коммерческого: если коммерческие банки все источники ресурсов должны вначале привлечь, то центробанк может их сам себе создать. И тут очень и очень важно,создает он их бесконтрольно или руководствуясь определенными правилами.Банк Латвии следует правилам очень жестко, удерживая латовую массу в пределах, диктуемых объемами ВВП. Они падают — сокращается и сумма латов. Примечательно, что к концу апреля эта сумма чуточку, но увеличилась. И что, теперь мы ее порежем? А смысл?

Теперь посмотрим, в каком виде Банк Латвии хранит свои обязательства.

BL 06_09 2

Рис. 2.

У него есть:

Из не совсем прочного:

    1. Кредиты, выданные коммерческим банкам. Их динамика чрезвычайно показательна: их совсем не было в сентябре 2008 года, потом они появились, достигли пика в 640 млн. латов к февралю 2009 года и стали сокращаться. Тут есть связь с изменениями вложений коммерческих банков, так что все складывается — одним банкам помогали за счет других. Но, судя по уменьшению общей суммы, возврат выданных кредитов идет. Соответствует ли он первоначальному графику — бог весть, но возврат налицо.
    2. Основные фонды и прочие активы, которые затруднительно превратить в деньги. Относительно небольшая сумма и, что характерно, совершенно не растущая. Она потихонечку уменьшается — полагаю, за счет начисления амортизации. Т.е. Банк Латвии ввел мораторий на покупку основных фондов.

А вот все остальное очень и очень ликвидное:

    1. Немножко золота;
    2. Чуть-чуть SDR и прочих иностранных активов, и
    3. Очень много конвертируемой валюты. В пересчете на латы — больше 2 млрд.

Теперь вообразим себе второй шаг этой сюрреалистической картины: 1 мая все латы предъявлены к обмену. Тогда без покрытия останутся меньше 60 млн. латов, т.е. 7{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} общей латовой массы. Но у Банка Латвии еще остались кредиты, выданные коммерческим банкам, в сумме 275 млн. И, полагаю, он найдет способ удовлетворить держателей латов, несколько растянув срок обмена.

Так что никакой нужды у Банка Латвии отказываться от своих обязательств НЕТ. Он в состоянии их выполнить даже сейчас, после всех нежелательных событий.

Безусловно, Банк Латвии девальвировать лат может. Просто по логике «могу копать — могу не копать». Но с каждой следующей волной паники и обменов латов на валюту их девальвация становится все бессмысленнее — экономика от нее выигрывает все меньше и меньше. Зато от нее выигрывают держатели валюты, которых становится все больше и больше.

Отсюда вывод: истерические требования девальвировать лат исходят прежде всего от тех, кто уже успел обменять их на валюту и теперь досадует, что не получает вожделенного выигрыша.

Похоже?

Для справки — баланс Банка Латвии:

BL 06_09

Рис. 3.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar