О том, кому петь Лоэнгрина

Александр Привалов, научный редактор журнала «Эксперт»


Предположим, Большой театр решает порадовать публику постановкой «Лоэнгрина». Состоя на бюджетном довольствии, театр обязан следовать букве и духу закона № 94−ФЗ, трактующего вопросы размещения заказов на поставку товаров и выполнение работ и услуг для государственных и муниципальных нужд. (Названия театра и оперы в нашем примере условны, всё остальное — нет.) И вот театр объявляет конкурс на исполнение заглавной партии. Вы с детства мечтали прокатиться по сцене в лодке, влекомой лебедем? Подавайте заявку — у вас прекрасные шансы. 94−ФЗ весьма милостив к учреждениям культуры. Им — и фактически только им! — он разрешает поинтересоваться квалификацией претендента: попросить, например, спеть отрывок на пробу. Но и здесь «совокупная значимость критериев», учитывающих качество, «не может составлять более 45%» (ст. 31.6.3–4), то есть качество пения не может быть решающим основанием для определения победителя конкурса. Даже если вы совсем безголосы, назначьте очень умеренную цену — и лебедь ваш;настоящий-то Heldentenor за пятиалтынный петь не станет. А если лебедя от васвсё-таки уберегут, ступайте оспаривать итоги конкурса — и театр ещё горько пожалеет, что не дал вам разок спеть со своей сцены.

Если вам кажется, что это всего лишь анекдот, то вы равнодушны к опере и невнимательны. Вы пропустили предупреждение о том, что условен в этом «случае» разве что антураж. 94−ФЗ без всяких шуток запрещает заказчику предъявлять требования к квалификации претендента, к его опыту, к квалификации персонала, к наличию производственных мощностей и т. д. Имеющиеся в законе считанные исключения (вроде разрешения, так и быть, прослушать кандидата в теноры) не меняют дела: по 94−ФЗ, товары и услуги однозначно заказываются тому, кто запросит минимальную цену.

Расплодившееся в этих условиях явление принято, как я не без удивления узнал, называть рейдерством. Что делать — слово модное; скоро рейдерами станут величать и педофилов, и карманников. Ладно — пусть будут рейдеры, хотяв этом-тослучае речь идёт о банальном мошенничестве, даже не всегда сдобренном коррупцией. Итак, на конкурс приходит рейдер, запрашивает полцены — и никто из людей, вправду намеревающихся исполнять заказ, выстоять не может. Контракт достаётся рейдеру. С этим бедствием пытаются бороться — например, отменяя авансы по контракту. Но подобные меры, заметно усложняя жизнь честным претендентам на заказ, рейдерам страшны не очень, а то и совсем не страшны. Так, если речь идёт о заказена какие-тонаучно-исследовательскиеработы, рейдеру можно не платить аванса, можно даже взять с него денежный залог — ему плевать. Если он сдаст работу вовремя и с виду она будет походить на настоящую (сотни листов с таблицами и диаграммами в аккуратных переплётах), то никакой суд не докажет, что это туфта. Деньги заказчик всё равно вынужден будет заплатить. Поэтому, случается, заказчики чуть не на уши встают, пытаясь сформулировать условия конкурса так, чтобы шпана не пролезла, но это дело рискованное: неровён час ФАС сочтёт, что условия не соответствуют закону. Отменит результаты — глазом не моргнёт.

Из-заподобных особенностей 94−ФЗ и практики его применения в моду вошли матрёшки, особенно по части заказов на работы и услуги. Заказ берёт на себя толпа исполнителей, каждый — специалист в чём-тосвоём. Первый — в отношениях с госзаказчиком: откаты возьмут не у любого. Другой — на перераспределении работ; своего рода брокер. Третий — на одной части работы, четвёртый — на другой… Говорят, цепочки вытягиваются иногда на десять-двенадцатьзвеньев (один мой знакомый стоит в такой цепочке седьмым — и даёт субподряды), а ведь у каждого звена — свои откаты и своя прибыль, и немаленькие. Хотя — пусть и маленькие. Пусть в десятизвенной цепочке каждое звено довольствуется всего десятипроцентной рентабельностью. Даже в этом идиллическом случае из казённого рубля на дело пошло бы 35 копеек, а с учётом непременного отката в первом звене — от силы 20. На практике же бывает, что и ноль.

Что-тос 94−ФЗ не так. Что-тонадо менять. Собственно, что-товсё время и меняют: за неполных четыре года этот закон подправляли девять раз — сейчас в Думу поданы уже десятые поправки(из-за чего я про всё это и вспомнил). Правят большей частью всякие пустяки. Вот, в 2007 году разрешили тех самых теноров прослушивать; теперь чуть приподнимут сумму заказа, при которой можно не проводить конкурса. Всё это хорошо, но ведь явно нужны более серьёзные изменения. Простых решений тут нет, но их искать и не следует. Запрет на предъявление требований к квалификации претендентов был прост — ничего, кроме глупости, из него не вышло. Просто заменить запрет разрешением — выйдет, пожалуй, другая глупость, ничуть не лучшая. Наиболее радикальный из слышанных мной от знатоков совет таков: вообще вывести работы и услугииз-под действия 94−ФЗ, оставив его рулить лишь закупками товаров, допускающими точную спецификацию. Возможно, это и верно, но как тогда регулировать заказ работ и услуг? Придумать можно, но для этого думать надо.

А вот о чём думать совершенно не надо, так это о статье 16 обсуждаемого закона, где говорится об информационном обеспечении размещения госзаказов. Эту статью надо выполнять, чего до сих пор практически не делают. Нет, можно не сомневаться: о каждом отдельном конкурсегде-нибудь да сообщается; есть буквально сотни сайтиков, газетёнок, бюллетеньчиков, но ориентироваться в них невозможно. Если не знать, что и где искать, нипочём не найдёшь — и на конкурсы приходят только «свои». Это меньше чем ничего — это прикрытие для коррупции. С таким информационным обеспечением минусы любого закона, не только 94−ФЗ, возросли бы до небес, а плюсы усохли вдесятеро. Нужен единый сайт, снабжённый всеми необходимыми средствами навигации и поиска. Еслио каком-то конкурсе не было информации на этом сайте, результат объявляется недействительным, а организаторы несут наказание. Деньги на такой сайт, как я понимаю, уже не раз отпускались, но ничего. Надо дать денег ещё раз и наконец такой сайт сделать. Тогда, возможно,что-то начнёт меняться к лучшему.

А то пока всё в точности по булгаковскому словцу времён революционной разрухи: не тому я дивлюсь, что трамваи не ходют, а тому я дивлюсь, что они ходют.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.