Пенсионная система России превращается в классическую финансовую пирамиду

Ольга Кувшинова, Vedomosti.ru


Рост продолжительности жизни при снижении численности населения трудоспособного возраста приведет страну к экономическому коллапсу, пишут бывший вице-премьер Алексей Кудрин и руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич в статье для журнала «Вопросы экономики» (номер готовится к печати). Когда в каждом поколении доля работающих все меньше, а пенсионеров — все больше, происходит дисбаланс отношений между поколениями. Рост продолжительности жизни нынешних пенсионеров компенсируется повышением налогов на следующее поколение, в итоге каждое поколение платит больше, чем предыдущее, и получает больше, чем уплатило, — именно по такой схеме строятся финансовые пирамиды.

Повышение налогов или бюджетного финансирования — самые «простые» решения пенсионной проблемы, и Россия оба применила в 2010 г. Трансферт в Пенсионный фонд (без учета доли единого социального налога, часть которого до перехода на страховые взносы уплачивалась в бюджет) вырос с 1,5% ВВП в 2007 г. до 5,5% в 2010 г., а ставки взносов — с 20 до 26%. Если следовать этой логике и далее — а ведь пенсионные решения должны оперировать как минимум периодом жизни поколения, а не трехлетнего бюджета, — то к 2050 г. либо ставка взносов должна увеличиться до 70%, либо бюджетный трансферт пенсионной системе нужно увеличить на 10% ВВП (все расходы федерального бюджета — около 20% ВВП).

Но если не увеличивать налоги и трансферт — а этот путь ведет к экономическому кризису, так как рост налогов дестимулирует экономическую активность, — придется мириться с глубоким падением размера пенсий. Но с этим не согласятся пенсионеры. Они наиболее активная часть электората, а к середине века доля пенсионеров в численности избирателей вырастет с трети до половины.

У этого процесса еще один серьезный негативный момент: доминирование в структуре электората пенсионеров загоняет страну в «ловушку старости» — воля избирателей все больше смещается в сторону краткосрочных задач.

Проблема пенсионной системы — не бухгалтерский вопрос, а политэкономическая задача: как обеспечить согласование интересов разных поколений, убеждены Кудрин и Гурвич. И фискальные, и политэкономические проблемы можно решить увеличением пенсионного возраста по мере роста продолжительности жизни, уверены они, хотя это мера непопулярная — в том числе и потому, что пенсионный возраст и населением, и правительством рассматривается как нечто незыблемое.

Нужна новая константа — соотношение между длительностью трудовой жизни и периодом пребывания на пенсии.

Расчеты Всемирной организации здравоохранения по 55 странам показывают, что вместе с ростом продолжительности жизни увеличивается и период здоровой жизни (корреляция — почти 1:1). Происходит «инфляция возраста» — по здоровью, трудоспособности и ожидаемой продолжительности жизни россиянин, которому в 2030 г. исполнится 65 лет, будет примерно соответствовать россиянину, которому сейчас 60 лет. В Дании, например, пенсионный возраст повышают постоянно и автоматически — вслед за ростом продолжительности жизни.

Правильная пенсионная политика — та, которая соответствует поведению человека на протяжении его жизни, указывают Кудрин и Гурвич. Граждане увеличение периода здоровой жизни не используют, чтобы побольше копить на старость, а предпочитают дольше работать. Поэтому оптимальная реакция правительства на старение населения — повышать пенсионный возраст, оставляя неизменными ставки взносов.

По расчетам авторов, с учетом «инфляции возраста» к 2025-2030 гг. пенсионный возраст может соответствовать 60-62 годам для женщин и 62-63 для мужчин. В странах ЕС повышение возраста вкупе с другими мерами позволит к 2060 г. увеличить пенсионную нагрузку на 2,3% ВВП вместо инерционного роста на 8,7%. Исключение — Греция, где принимаемые меры лишь увеличивали нагрузку на бюджет: на 3% ВВП (дополнительно к инерционному росту на 12,7% ВВП) к 2060 г., но расплата уже наступила, замечают авторы.

Минздравсоцразвития, работающее над изменением формулы расчета пенсии, намерено увязать ее размер с величиной трудового стажа, рассказывала «Ведомостям» министр Татьяна Голикова. При такой формуле каждые пять дополнительных лет повышают пенсию лишь на 8%, подсчитала эксперт Академии народного хозяйства Татьяна Омельчук: «Честнее просто повысить возраст. Если мы хотим снизить дефицит пенсионной системы и повысить уровень пенсий, альтернативы этому способу нет».



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.