Туфелька без Золушки

Сергей Сумленный, собственный корреспондент журнала «Эксперт» во Франкфурте-на-Майне.
Марина Тальская, корреспондент журнала «Эксперт»
Евгений Уткин, автор «Эксперт Online», «Эксперт», «Эксперт Украина»


Уже три недели (на 30 марта 2009 г.) на российском валютном рынке царит эйфория. Рубль впервые за многие месяцы прекратил падение и отвоевал у доллара более 7%, а некоторый подъем на сырьевых рынках вселяет осторожный оптимизм. Вот и первый вице-премьер Игорь Шувалов объявил 13 марта об окончании плановой девальвации — на 40% к бивалютной корзине начиная с октября.

С учетом внепланового падения с середины июля и до начала мартовского роста рубль обесценился к доллару США на 56% — с 23,12 рубля за доллар на 16 июля до 36,22. Примерять рубль только к доллару, конечно, не вполне корректно. Но это позволяет сравнивать уровень девальвации нашей валюты с падением других валют, содержание валютных корзин которых не всегда известно. В период с мая прошлого года по конец февраля рубль оказывается лидером падения. Возможно, лидером не абсолютным — многие валюты начали девальвироваться гораздо раньше и к весне часть дороги вниз уже преодолели. Но в любом случае рубль входит в пятерку наиболее подешевевших валют, и риск возобновления падения сохраняется.

Столь масштабная девальвация должна оказать положительный эффект на российских производителей — и на экспортеров, и на компании, ориентированные на внутренний спрос. Многие сектора этот эффект уже ощущают, но на сей раз выгоды от девальвации будут несопоставимо меньше, чем после 1998 года. И не только потому, что нынешняя девальвация более ограниченная, но и потому, что сегодня российский рынок привлекает гораздо большее внимание иностранных компаний. В 1998–1999 годах многие иностранцы готовы были поставить крест на своих российских операциях, многие в отчаянии уходили. Сегодня все иначе.

Падение рубля выбивает с отечественного рынка лишь компании с низким запасом рентабельности, прежде всего китайских производителей. Более устойчивые европейские компании не только не собираются уходить из России, но, напротив, готовятся к расширению операций, пользуясь тем, чтоиз-западения рубля это стало дешевле. Если в 1998–1999 годах западные рынки росли и российский рынок выглядел непривлекательно, то теперь положение иное. Потенциал у нашего рынкапо-прежнемувелик, тогда как рынки развитых стран вступили в продолжительный период стагнации. Так что российским производителям стоит готовиться к обострению конкуренции с иностранцами.

Факторы против рубля

«Если сравнивать нас с развивающимися странами, то понятно, что Россия пострадала больше других из-зазависимости от нефти. Если сравнивать с нефтяными странами, такими как Норвегия, то среди них мы самая неэффективная по части трансформации нефтяных доходов страна, — объясняет главный экономист Альфа-банкаНаталья Орлова. — Это фундаментальные факторы. Есть и управленческий. Девальвация у нас, по сути, была профинансирована ЦБ.В октябре-декабре он вливал банкам большой объем ликвидности, которая уже не была востребована падающей экономикой и прямиком направлялась на валютный рынок».

Иллюзий относительно того, что рубль окончательно прекратил дешеветь, никто из игроков рынка не испытывает. Скорее, такие иллюзии испытывает Центробанк, полагает директор Центра макроэкономических исследований «БДО Юникон» Елена Матросова: «Оптимизма Банку России прибавила предварительная оценка сальдо январского торгового баланса. Но необходимо учитывать,во-первых, сезонный фактор,а во-вторых, тот факт, что экспортные поставки нефти в январе осуществлялись по октябрьским контрактам, то есть по ценам трехмесячной давности, когда баррель стоил порядка 75 долларов. Стоит также иметь в виду, что в условиях отсутствия валютного контроля объем возвращаемой валютной выручки может не оправдать ожиданий. Кроме того, ухудшение ситуации в странах Восточной Европы и СНГ, на которые приходится треть оборота российской внешней торговли, негативно скажется на динамике экспорта».

С г-жойМатросовой согласен ведущий эксперт ЦМАКП Олег Солнцев: «В первом квартале, скорее всего, будет символический плюс по текущим операциям, несмотря на то что импорт слегка просел. Экспорт сжался примерно пропорционально. Но нет абсолютной уверенности в том, что сальдо по текущим операциям будет положительным в течение года. Первый квартал не показателен. Собственно девальвационный эффект на импорте начнет сказываться позже,где-то во втором квартале».

Обобщим: такой фундаментальный фактор давления на рубль, как диспропорция торгового баланса, не только никуда не исчез, но еще и не проявил себя в полной мере.

Другой фундаментальный фактор — состояние экономики — тоже не способствует укреплению рубля. «Какого укрепления национальной валюты можно ожидать в условиях спада экономики, снижения ВВП?» — недоумевает Елена Матросова. Правда, по данным Росстата, в феврале началось восстановление объемов промышленного производства. Февраль к февралю прошлого года показал сокращение до 13,2%, что на фоне январского шокирующего провала к показателю годичной давности — минус 16% (по версии ЦМАКП, 15,4 и 19,4% соответственно) — можно оценивать как определенное улучшение и даже как прирост «месяц к месяцу» примерно на 3%. Но ростом такую динамику назвать сложно и ставку на нее делать рано.

Впрочем, как полагает директор аналитического департамента Банка Москвы Кирилл Тремасов, наше правительство изначально сделало другую ставку: «Девальвировав рубль — а в этом решении сильна политическая составляющая, состояние платежного баланса того не требовало, — правительство сделало ставку на восстановление мировой экономики. Инвесторы, многие годы рассматривавшие Россию исключительно как сырьевую экономику, вновь убедились в правильности подобных дефиниций. Точнее, Россия сама подтвердила это выбором своей антикризисной политики. После девальвации рубля мы стали заложниками мировой экономической конъюнктуры». А там тоже ничего особо хорошего нет и в ближайшее время не ожидается.

Поэтому мартовское ралли, в том числе на валютном рынке, эксперты списывают на счет конъюнктурных игр крупных западных спекулянтов. Один из аналитиков даже высказал предположение, что из рядов американского правительства произошла элементарная инсайдерская утечка. В самом деле, все рынки буквально начали сходить с ума накануне анонса очередного пакета антикризисных решений — намерения ФРС напрямую выкупать казначейские обязательства и создать структуру для аккумулирования плохих долгов общей стоимостью более триллиона долларов. Рост нефтяных цен на фоне решения ОПЕК сохранить добычу в прежнем объеме и сворачивания общемирового спроса трудно объяснить иначе, как предвкушением очередной солидной порции ликвидности.

Кто выиграл

На первом этапе девальвации явные преимущества получают в основном экспортеры, их выручка в эквиваленте национальной валюты увеличивается. Правда, возможность пожинать плоды девальвации для них зависит от мировой конъюнктуры на вывозимое сырье. И в 1998 году, и на этот раз нашим сырьевикам не повезло: цены на нефть и металлы упали в разы. А в нынешний кризис, поскольку он общемировой, еще и резко сократился совокупный спрос.

Тем не менее, полагают аналитики Банка Москвы, нефтяной сектор в значительной степени выиграет от девальвации рубля, частично компенсировав падение цен на нефть. Кроме того, с января в помощь нефтяным компаниям изменены экспортные пошлины. Однако существенная часть операционных расходов нефтегазовых компаний — а это платежи по НДПИ и экспортные пошлины — тоже привязана к доллару, поэтому валютные позиции сырьевиков достаточно сбалансированы. Так, доля валюты в доходах «ЛУКойла» составляет 83%, а в расходах — 79%.У «ТНК-BPХолдинга» соотношение 75 и 66% соответственно, у «Роснефти» — 77 и 67%. Так что выигрыш нефтянки переоценивать не надо.

Но и прибедняться нефтяникам тоже не стоит. В абсолютном выражении, подсчитали в ЦМАКП, главными бенефициантами девальвации станут именно добывающие компании — более полтриллиона рублей дополнительных доходов в 2009 году (при условии, что цены на нефть не опустятся ниже 41 доллара за баррель).

Существенные ценовые преимущества от девальвации получила черная металлургия. По данным агентства«Металл-Курьер», рост производства проката у крупнейших металлургических компаний начался еще в декабре — на фоне ослабления рубля увеличились ставшие рентабельными продажи полуфабрикатов на внешних рынках. А к середине января, отмечают аналитики Банка Москвы, внутренние цены на металлопродукцию оказались ниже мировых, что стимулировало активность некоторых потребителей, откладывавших покупки «до последнего».

Да и запасы у трейдеров, судя по всему, истощились. Уже в январе крупнейшие металлургические комбинаты увеличили выпуск на 18% к декабрю. Рост загрузки мощностей продолжился и в феврале, компании начали расширять свое присутствие на зарубежных рынках. По расчетам ЦМАКП, металлурги занимают третье место среди бенефициантов девальвации из числа экспортеров, в абсолютном выражении они заработают на девальвации более 190 млрд рублей. Примерно столько же выиграют химическое производство (199 млрд) и производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов (187,6 млрд). Бонусы остальныхотраслей-экспортеровменьше в разы.

Из непроизводственных секторов выигрыш от девальвации получил банковский сектор. «Девальвационный эффект, по сути, сработал на банки. Приток ликвидности от ЦБ позволил им купить валюту, это оказался неплохой способ закрыть плохие долги», — полагает Наталья Орлова из Альфа-банка.Первый вице-президентФК «Уралсиб» Константин Вайсман подтвердил: «Девальвация спасла банковскую систему от коллапса. Наряду с господдержкой она стала драйвером роста».

Наконец, девальвация дала выигрыш бюджету — доходы от экспорта в рублевом эквиваленте заметно увеличились.

Кто может заработать

Девальвация 1998 года дала импульс экономическому росту, поскольку заоблачные цены на зарубежные товары (тогда они подорожали в среднем в пять раз) создали все условия для импортзамещения. Процесс пошел быстро — в российской экономике был большой резерв незагруженных мощностей, так что для наращивания производства не требовалось ни времени, ни существенных дополнительных инвестиций. Первой тогда отреагировала пищевая промышленность. Чуть позже присоединились химическая промышленность (стал расширяться выпуск, в том числе товаров бытовой химии) и производители стройматериалов.

Сегодня, по оценкам ЦМАКП, за счет ослабления рубля импортные товары подорожали относительно отечественных «всего» на четверть (23,4%). Наибольшую ценовую фору получили производители обуви и изделий из кожи — их импортные аналоги подорожали на треть. Для выручившей в прошлый раз пищевки выигрыш оказался и того меньше — 13,9%. Причина в том, что в странах, откуда идет большая часть импорта: Украина, Белоруссия, Бразилия, Польша, — национальные валюты тоже ослабели.

Потенциал роста выпуска (наличие свободных мощностей и т. д.) отечественных товаров для замещения подорожавших импортных наиболее высок как раз в секторе производства обуви и изделий из кожи. Эту оценку ЦМАКП сделал в январе. А уже февральская статистика динамики производства гипотезу подтвердила: в этом секторе довольно существенно нивелировался январский спад — минус 12,9% к февралю прошлого года по сравнению с минус 22,1% января к январю. Неплохой потенциал прироста выпуска (13–19%) обнаружился в основных машиностроительных отраслях, а также в текстильном, швейном и химическом производстве (8–12%).

Вместе с тем весьма скромно оцениваются выгоды от девальвации в нефтепереработке (0,4%) и деревообработке (1,4%).

В целом по промышленности эффект улучшения конкурентных позиций за счет девальвации оценивается в 5–6% прироста выпуска и рассматривается как умеренный. При этом, уточняет руководитель направления реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников, речь идет всего лишь о потенциале импортзамещения. Этот потенциал может и не реализоваться (особенно в условиях сверхжесткойкредитно-денежной политики).

Производство обуви и кожаных аксессуаров трудно рассматривать как локомотив, который потянет за собой остальную экономику. Приходится признать, что нынешняя девальвация состоялась пусть и не совсем зря с точки зрения стимула к импортзамещению, но яркого эффекта не даст. Эксперты пока даже гипотетически не могут назвать нового лидера роста. Вроде есть куда развиваться и той же пищевке, и стройматериалам, но насколько мощным будет этот рост…

«Что касается локомотивов роста, то этот вопрос немного не в контексте девальвации. На краткосрочную перспективу, скажем на этот год, она имеет некоторый позитивный эффект, потому чтовсе-такина целом ряде рынков конкурировать гораздо легче. Что дальше, это уже вопрос. Потому что для серьезной модернизации производства в нынешних условиях критически важен импорт оборудования», — считает Владимир Сальников из ЦМАКП.

Пока очевидно, что девальвация дала дополнительные доходы бюджету и позволила правительству более активно и уверенно стимулировать экономику. Но сможет ли бюджетный сектор стать мотором экономического роста, еще не ясно. К тому же однозначная ставка на госсектор вряд ли пойдет на пользу российской экономике в долгосрочной перспективе.

Россия подешевела

Кризис не сильно облегчит жизнь российским компаниям. Стоит даже готовиться к росту конкуренции: европейские компании не собираются отдавать российский рынок без боя. «У западных инвесторов есть очевидный долгосрочный интерес к России. В первую очередь их интересуют стабильные отрасли, например компании, обслуживающие потребительский спрос. Несмотря на катаклизмы, на Западе есть избыток денег, поэтому естествен интерес к активам, которые можно приобрести, просто заплатив по долгам компании. Для российских предприятий, у которых дела идут не совсем плохо и объем долга находится в разумных пределах, это отличный шанс начать переговоры об инвестициях», — сказал «Эксперту» Михаил Зак, управляющий партнер российской компании Eastern Capital, принимавший участие в конференции инвесторовво Франкфурте-на-Майне.

Согласно данным Восточной комиссии немецкой экономики, специализирующейся на анализе российского рынка, 62% из 163 опрошенных компаний заявили о планах увеличения инвестиций в России: на 2009 год запланированы вложения в объеме 870 млн евро. Несмотря на кризис ликвидности, в Германии нет законов, запрещающих компаниям вкладывать деньги за рубежом. Даже компании, получившие серьезную государственную поддержку, имеют право вкладывать деньги в иностранные активы. Поэтому желание получить долгосрочную прибыль во многих случаях может перевесить риски.

С большим интересом смотрят на Россию и в Италии. Последние годы экспорт итальянских товаров в нашу страну рос двузначными темпами — в списке поставщиков товаров для России Италия с 11−го места вышла на третью строчку.Но из-закризиса поставки резко упали. По данным итальянского агентства ISTAT, экспорт Италии в Россию в январе снизился на 41,2% по сравнению с январем 2008 года. Большее падение наблюдалось только в торговле с Турцией — на 47,1%.

Но кризис дает итальянцам и новые возможности. Девальвация рубля и рост безработицы вызвали падение цен на недвижимость и расходов на персонал, поэтому для иностранцев вложения в Россию значительно подешевели. Итальянские бизнесмены не устают повторять, что сегодня на открытие офиса в России им потребуется на 30% меньше средств.

«Для итало-российских отношений экономический кризис создал ряд новых возможностей. Он уничтожил некоторые спекулятивные факторы, которые препятствовали инвестированию в Россию, стоимость аренды и квалифицированной рабочей силы вернулась на приемлемый и контролируемый уровень. Следуя именно этой логике, мы решили открыть свой офис в Краснодарском крае», — заявил в интервью «Эксперту» Микеле Брустия, генеральный секретарьИтало-Российской торговой палаты. Показательно, например, и то, что крупная металлургическая компания Marcegaglia решила построить под Владимиром завод по производству стальных труб.

О важности российского рынка для Италии однозначно свидетельствует и намеченный на 6–9 апреля десант итальянских бизнесменов в Россию. 900 человек, более 500 компаний — итальянскую делегацию возглавляют сам премьер Сильвио Берлускони и президент Confindustria (Конфедерация промышленников Италии) Эмма Марчегалья. Это самая большая делегация итальянских бизнесменов не только в Россию, а за всю историю.

Как рассказал «Эксперту» вице-президентConfindustria Паоло Дзенья, в поездке участвуют «главным образом компании, которые еще не работали с Россией и хотят наладить там новый бизнес. Итальянцы показали себя очень быстрыми и дальновидными, выходя на новые рынки с продуктами высокого качества. Они уже достигли определенного успеха в России, заложили основы. Во время кризиса, который все равнокогда-нибудь закончится, нужно смотреть на перспективу».

Франкфурт-на-Майне—Берлин—Милан—Москва



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar