Унесённые кризисным ветром

Сергей Егишянц 04/10/2008, itinvest.ru


За прошедшие 3 недели в мире случилось столько всего примечательного, что описать всё это в рамках настоящего обзора представляется неподъёмной задачей – остаётся лишь попробовать не упустить чего-то важного. Политическая канва была не слишком богатой – причём в основном её определяли новости из Японии, где генеральный секретарь правящей либерально-демократической партии 68-летний Таро Асо выиграл кастинг на пост нового премьера (кто бы сомневался!); доверие свежему Кабинету готовы выказать 48.6{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} избирателей – поэтому, как ожидается, Асо уже в октябре распустит нижнюю палату парламента, дабы назначить досрочные выборы на начало ноября, пока публика настроена благожелательно (Асо считают более подходящим для поста премьера 54{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} против 29{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} за главу оппозиции Ичиро Озава). Из прочих новостей на политические темы можно отметить ещё штатовские выборы, в преддверии которых кандидат МакКейн возжелал было уклониться от публичных дебатов под предлогом развивающегося кризиса – но нарвался на весьма жёсткую отповедь кандидата Обама и утихомирился.

Шок и трепет

Однако господствовали, безусловно, новости насчёт экономики и особенно финансовой системы – по которой пронеслись настоящие ураганы, тайфуны, смерчи и торнадо. Обзорный период начался с того, что рухнули очередные штатовские финансовые институты – да так, что паника в мире поднялась грандиозная. Но прежде всего стоит отметить, что причиной нового цунами стали сами штатовские власти, вознамерившиеся перед президентскими выборами подлакировать статистику инфляции – для этого они договорились с крупнейшими центробанками мира о проведении тайных совместных интервенций ради удешевления товаров и удорожания бакса (более подробно об этом написано в предыдущем обзоре). Причём первая волна движений на рынках, случившаяся в июле и первой половине августа, была более-менее ожидаемой и удерживалась в рамках чего-то нормального – однако «жадность фраера сгубила»: ведомство г-на Полсона хотело большего – и устроило второй раунд обвала в конце августа и начале сентября.

Вот тут-то возникли очень крупные проблемы: многие не «приближенные к телу» банки и особенно фонды получили огромные убытки по своим длинным позициям по нефти и золоту и коротким позициям по доллару, а среди частных инвесторов пронеслась эпидемия очень крупных стоп-лоссов и даже маржин-коллов – это породило у них проседание стоимости активов и дефицит средств, вследствие которого они стали выводить деньги из всех более-менее рисковых вложений, включая массу сложных инструментов кредитного рынка. Такого масштаба бегство от рисков породило грандиозный коллапс всей кредитной системы – и очень многие ключевые финансовые институты, застигнутые врасплох в разгар отпускного сезона, попросту посыпались, будучи не в состоянии занять средства на рынке и профинансировать свои текущие расходы. Быстрее и в чём-то даже «техничнее» прочих утонул инвестбанк Merrill Lynch – чтобы избежать немедленного банкротства, он скоропостижно продался Bank of America за 50 млрд. долларов вместе со всеми потрохами, включая 16.7 тыс. брокеров, управлявших активами на 1.6 трлн. баксов; так бесславно завершилась 94-летняя история монстра Уолл-Стрит – однако у остальных мастодонтов дела обстояли и того хуже.

Ещё более древний инвестбанк (ему было аж 158 лет), Lehman Brothers, вёл себя куда менее благоразумно: все предложения о поглощении его начальство гневно отвергало, заявляя, что биржевая цена акций «абсолютно несправедлива» и что потенциальные покупатели нагло желают воспользоваться временными трудностями респектабельного учреждения – в результате все покупатели разбежались, а Леман попросту разорился. Дать понять, сколь тяжёлым было настроение участников рынка перед лицом таких событий, может один лишь факт: штатовские банки устроили экстренную торговую сессию по кредитным деривативам аж в воскресенье (14 сентября) – шаг совершенно беспрецедентный. Инвестиционный бизнес Lehman Brothers в США и Канаде (около 10 тыс. человек персонала) был продан банку Barclays за 1.75 млрд. долларов, такие же подразделения в Европе и Азии (ещё 2.5 тыс. сотрудников) перешли в руки японской группы Nomura – после чего оставалось лишь подвести итог того, что осталось: как стало вскоре известно, из 639 млрд. долларов активов, которые Леман декларировал в заявлении о банкротстве, реально имеется лишь 200-250 млрд. – всё остальное или было утрачено вследствие неудачных вложений, или ушло на погашение свопов кредитного дефолта; это означает, что владельцы облигаций Lehman Brothers по сути останутся с носом – их убытки исчисляются уже сотнями миллиардов. Ну и, разумеется, убытки потерпели страховщики – но тут развивалась особая драма.

Наибольший ужас у всех участников рынка вызвали известия о гигантской страховой группе AIG (American International Group): в отличие от прочих фигурантов, она является вполне уникальным системообразующим элементом всей нынешней мировой финансовой архитектуры, так что её банкротство было бы едва ли менее катастрофичным, чем крах полугосударственных ипотечных агентств – не говоря уж о том, что даже в чисто коммерческом смысле компания такого масштаба (сумма активов свыше 1 трлн. долларов) никак не может разориться сколько-нибудь безболезненно. Меж тем, ситуация была уже на грани такого развития событий – и вот почему: AIG является одним из крупнейших продавцов свопов кредитного дефолта, которые покупают те, кому нужно застраховать свои риски по кредитам или облигациям – но при этом эмитент оных свопов должен иметь кредитный рейтинг не ниже некоего «солидного». Так вот, из-за свежих убытков страховщик был уже подвергнут обструкции со стороны рейтинговых агентств – а если они срезают рейтинг, то продавец свопов обязан или увеличить покрытие под выпущенные им свопы, или погасить их: цена вопроса составляла лишь для начала 13.5 млрд. долларов – которых у AIG в силу развивавшегося кризиса попросту не было.

Эксперты в панике называли 48 часов, максимум 72 часа, как время жизни, оставшейся страховщику; сама AIG срочно запросила у Фед экстренный займ на 40 млрд. Ответа не последовало – и губернатор штата Нью-Йорк Дэвид Патерсон по собственной инициативе велел соответствующим службам в виде исключения дать группе право по существу занять денег у самой себя: точнее, материнская компания получила возможность занять на рынке 20 млрд. под залог активов своих дочерних обществ – что в принципе запрещено законом. Но это не помогло – и во вторник, 16 сентября, ведущие агентства основательно срезали рейтинг AIG; поняв, что делать больше нечего, руководство страховой группы наняло адвоката для составления заявки на банкротство и ведения соответствующего процесса в суде. Тут ФРС осознало, что промедление смерти подобно – и тут же прореагировало: AIG был выделен кредит на 85 млрд. долларов – но не просто так, а под залог 80{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} акций группы. Акционеры, уразумев, что у них попросту отобрали 4/5 акций, и быстро получив разъяснения, не стали тратить понапрасну время на суды и принялись энергично искать варианты масштабной распродажи активов, дабы на вырученные деньги вернуть ФРС кредит и получить свои акции обратно – быстро это дело провернуть тяжело, поэтому для начала был изгнан топ-менеджмент компании, а также отменена выплата дивидендов по обыкновенным акциям; ну а акции AIG рухнули ещё в 6 раз.

Унесённые кризисным ветром

Источник: Quote.com

Паника на рынках быстро распространилась и на фирмы, считавшиеся вполне благополучными – в том числе на два гигантских инвестбанка Morgan Stanley и Goldman Sachs. Уж как те тщились доказать всем, что у них-то точно всё в порядке, даже квартальные отчёты выпустили лучше ожиданий экспертов – но рынок был в дикой панике и ничему не верил, попросту отказываясь давать деньги этим двум компаниям и взметнув ввысь стоимость свопов кредитного дефолта по их обязательствам (что делало по сути невозможным выпуск ими новых облигаций). Власти дали понять, что помочь ещё и этим учреждениям они не могут – просто нет на это денег; тогда рассвирепевшие олигархи провели простенькую одноходовку: канал CNBC сообщил со ссылкой на неназванные источники, что Morgan Stanley собирается продаться китайскому банку Citic – и хотя Фед публично дал понять, что приветствует любые китайские вливания в финансовые учреждения США, реально перспектива перехода Уолл-Стрит под контроль пекинского политбюро вызвала ужас, поэтому пришлось и тут быстро находить «неформальное» решение; и это несмотря на то, что китайцы немедленно прислали опровержение – так велик был страх! Решение оказалось простым – два последних остававшихся в живых независимых инвестбанка утратили таковой статус и стали обычными «банковскими холдингами»: это значит, что они теперь могут, как обычные банки, принимать депозиты и делать прочие привычные банковские дела – за это они уходят из-под относительно либерального регулирования Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) под более жёсткое крыло ФРС, но получают доступ к кредитным ресурсам центробанка теперь уже на постоянной основе. После этого паника была остановлена – и началась распродажа: Morgan Stanley выручил около 9 млрд. долларов от продажи 21{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} своих акций японской группе Mitsubishi UFJ – а в Goldman Sachs решил вложить 5 млрд. баксов сам Уоррен Баффет; правда, на таких условиях, что народ задался вопросом, а жив ли вообще Голдман – привилегированные акции с гарантированным дивидендом 10{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} годовых: ничего себе! Ещё миллиард принесла Голдману другая японская группа – Sumitomo Mitsui: впрочем, это уже мелочь.

Покончив с инвестбанками, паника принялась за обычные банки – и тоже успешно. Штатовский «Сбербанк», Washington Mutual, поняв, что дела плохи и получив срезание кредитного рейтинга до «мусорного» уровня, стал рассматривать разные возможности слияния с другими учреждениями – вот только не учёл, что думать надо быстро: пока он выбирал между Wells Fargo, J.P.Morgan Chase, Citigroup, HSBC и Banco Santander, ситуация ухудшилась очень быстро – и вместо означенных учреждений его захватил Фед. Но поскольку из-за недавнего банкротства банка IndyMac Федеральная корпорация страхования депозитов (FDIC) опустела, брать Washington Mutual оказалось никак невозможно – поэтому штатовские регуляторы быстренько сбагрили весь его банковский бизнес ставшему в последнее время главным падальщиком (вспомним хотя бы Bear Stearns) J.P.Morgan Chase за 1.9 млрд. долларов: реальная цена вопроса, конечно, много выше – требуются списания на сумму около 31 млрд. и продажи акций для наращивания капитала ещё на 8 млрд. Утонул и банк Wachovia, специализировавшийся на выдаче ипотечных кредитов переменной ставки – его бизнес проглотил Citigroup, который заодно получил и 42 млрд. долларов убыточных активов, и необходимость привлечь 12 млрд. для пополнения капитала; правда, в начале октября Wachovia неожиданно объявил, что он жив и продаётся Wells Fargo – но тут уж Citigroup запротестовал, ибо никак невозможно признать нормальной бизнес-практикой продажу себя всем вокруг, причём каждый раз якобы навсегда.

Естественно, эпидемия страхов и обвалов не ограничилась лишь Америкой – финансовая система всемирная, так что и болезни у неё глобальные. В Великобритании не смог выжить могучий ипотечный банк HBOS и его поглотил Lloyds TSB, заплатив 12.2 млрд. фунтов – любопытно при этом, что сумма активов покупателя была на момент сделки почти вдвое меньше, чем стоимость активов HBOS, так что получился какой-то змеиный обед. Ещё один крупный кредитор – Bradford & Bingley – преуспел ещё меньше, ибо на него покупателя не нашлось вовсе, так что правительство вынуждено было его национализировать; бизнес этого банка перешёл в руки испанского Banco Santander, за что последний заплатил свыше 20 млрд. фунтов. Да и в континентальной Европе появились свои герои – например, бельгийская финансовая и страховая группа Fortis была спасена в воскресенье, 28 сентября, посредством вливания в неё необходимых 11.2 млрд. евро (в обмен на 49{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} акций) правительствами Бенилюкса: теперь Fortis придётся экстренно распродать с такой помпой купленные всего год назад части банка ABN AMRO – причём, разумеется, с убытком для себя. Спустя 2 дня власти Бельгии и Франции спасли страховщика Dexia экстренным займом на 6.4 млрд. евро. Мюнхенский ипотечный банк Hypo Real Estate тоже оказался на грани краха – его спасли правительство Германии и консорциум банков, выпустивших кредитные гарантии на сумму около 35 млрд. евро. В Австралии столкнулись с преизрядными проблемами и были вынуждены срочно распродавать активы два крупных банка – Macquarie и Babcock and Brown. Наконец, жертвой паники стал гонконгский Bank Of East Asia, слывущий там «плохим мальчиком» — 18 сентября он вынужден был урезать показатели своей отчётности, признавшись в «манипуляциях», а его глава Ли, недавно ещё заседавший в правительстве Гонконга, ушёл из него в феврале после обвинений из США в инсайдерской торговле (из-за которых ему пришлось заплатить штраф 8.1 млн. долларов): в итоге во время кризиса из этого банка побежали вкладчики – пришлось правительству и богатейшему человеку страны (кстати, тоже по фамилии Ли), владеющему холдингом Cheung Kong, срочно придти на помощь и влить потребные деньги. В общем, в мировой финансовой системе всю осень царят шок и трепет.

Д’Артаньян и альтернативно одарённые граждане

Понятно, что власти не сидели сложа руки – собственно, из вышесказанного это очевидно. Однако помимо спорадических спасений или национализаций они пытались ещё и состроить нечто более концептуальное. Фед с самого начала понял, что дело пахнет керосином и стал заливать пожар баксами – сотнями миллиардов баксов. Очевидно, центробанки находились в постоянном контакте – Банк Японии, Банк Англии и ЕЦБ тут же оказались в полной боевой готовности; вскоре Фед стал предоставлять иностранным центробанкам (вплоть до скандинавских) крупные долларовые свопы (т.е. суммы в баксах для дачи взаймы своим банкам, если у них есть на то потребность) объёмом до 620 (!) млрд. баксов – а общая масса денег, ежедневно (!) закачиваемых центробанками в финансовую систему, исчислялась сотнями миллиардов; весьма содержательно выступили также представители Минфина Японии и МВФ; консорциум крупнейших американских банков создал фонд в 70 млрд. для помощи нуждающимся коллегам – словом, все пытались успокоить панику разными способами.

И только лишь секретарь штатовского Казначейства Генри Полсон всем своим видом показывал, что он один тут Д’Артаньян среди всей этой толпы эээ… альтернативно одарённых граждан – но недолго: вскоре «ему позвонили» — причём из его же родного Голдмана. Надо заметить, что тот давно уж превратил администрацию в свой филиал – и это позволяло ему многое: например, благодаря секретарю Казначейства Рубину, ранее служившему главой Голдмана, этот банк стал единственным, кто вышел сухим из воды российского дефолта 1998 года – он всё знал заранее и успел вовремя убежать из ГКО. И вот именно этот банк оказался на грани краха – да ещё и по вине главы Минфина из своих рядов! Жалкие миллионы, выигранные на инсайдерской информации об интервенциях, сменились миллиардными потерями и коллапсом кредитного рынка – и тогда мистеру Полсону популярно объяснили, что если он немедленно не примет меры, то этого Д’Артаньяна подвесят за причинные места на видном месте; ему дали понять, что именно он и есть гм… нетрадиционно ориентированный гражданин – и что если, как часто бывает в таких случаях, что-то неприглядное всплывёт и дело дойдёт до произнесения известной формулы «правду, только правду и ничего, кроме правды», то его с удовольствием утопят в одной дурно пахнущей субстанции.

Полсон проникся – и куда всё делось! Ещё в середине сентября он высокомерно вещал, мысленно сидя на белом коне, что уверен в устойчивости рынков – а уже к середине той же недели засуетился и задёргался так, словно в кресле на его рабочем месте внезапно обнаружился богатый склад скипидара. 18 сентября Минфин пополнил баланс Фед сразу на 100 млрд. долларов – и в тот же день Полсон предложил план по вливанию в Уолл-Стрит 700 млрд. (!!!) средств налогоплательщиков ради спасения финансового сектора. Идея состояла в том, чтобы повторить программу выкупа «плохих» активов у банков, которая проводилась государственным учреждением RTC (Resolution Trust Corporation) в конце 1980-х и начале 1990-х годов – в ходе случившегося тогда крупного банковского кризиса: надо понимать, что значит предложить изъять у и без того бедствующих избирателей 700 млрд. долларов прямо перед президентскими выборами – чтобы оценить масштаб паники Полсона. Само собой, быстрее всех всё поняли конгрессмены – и оценили эту подставу очень кисло; впрочем, в понятном хоре популизма звучали и разумные мысли – так, глава банковского комитета Сената Кристофер Додд призвал вспоминать не времена 20-летней давности и реформы Рейгана, а скорее 1930-е годы и «новый курс» Рузвельта, ибо это куда актуальнее. И вскоре о тех временах действительно вспомнили.

Компания Putnam Investments получила крупные убытки (кстати, в основном благодаря всё тем же идиотским интервенциям) и вынуждена была закрыть свой мощный взаимный фонд с суммой активов 12.3 млрд. баксов – дабы пайщики не получили новые потери на бешеном рынке. Гигантский (3.5-триллионный) рынок фондов, работающих на денежном рынке, оказался в подвешенном состоянии, испытав мощнейший набег вкладчиков – лишь с 9 по 18 сентября они вывели из таких фондов 224 млрд. долларов (почти 7{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} всех активов фондов), причём только за 17-е число убежало 89 млрд., а за 18-е – ещё 56 млрд. Стало ясно, что ещё чуток – и эффект домино обеспечен: ещё раз стоит подчеркнуть, что это фонды денежного рынка, т.е. самая консервативная часть общей 12-триллионной индустрии взаимных фондов – они не вкладываются в акции и корпоративные облигации, а лишь в инструменты денежного рынка. Казначейство в срочном порядке откопало закон аж от 1934 года, согласно которому создавался Фонд стабилизации биржевой торговли (Exchange Stabilization Fund) – и вернуло его к жизни: теперь этот фонд прогарантирует многие проблемные активы, которыми владеют взаимные фонды – а заодно введёт в действие программу страхования паёв вкладчиков в случае их падения ниже исходной величины; цена вопроса для начала составляет 50 млрд. долларов – но это далеко не конечная оценка. Ситуация несколько успокоилась – и продолжилось обсуждение «плана Полсона».

Финансовый сектор резко оживился – ещё бы, такие деньги! Билл Гросс, главный инвестиционный стратег Pimco, радостно потирал руки в предвкушении поручений власти поуправлять выкупленными активами – без обиняков заявив, что ожидает такого предложения и конечно ответит на него согласием. Однако все прочие участники действа были далеки от эйфории – и не только по политическим резонам: утроение дефицита бюджета (с 500 млрд. до 1.5 трлн. долларов – это треть расходной части) едва ли может кого-то вдохновить – страшно себе представить, какую инфляционную волну нагонит подобное «спасение» Уолл-Стрит. А главное, простые американцы стали просто-таки выражать возмущение – а в той стране общественное мнение ещё что-то значит. Поняв, что ситуация осложняется, власти срочно подключили тяжёлую артиллерию – министры финансов Семёрки полностью одобрили «план Полсона»: тщетно – парламентарии упёрлись. Бернанке чуть не плакал, выступая в Конгрессе – он сказал, что если не принять этот план, то экономика США упадёт так, что может больше не подняться вообще. Разъярённый Полсон разразился бранью по адресу строптивцев, крича, что они должны быть счастливы возможности помочь администрации (дословно – «дать нам хорошую базуку») – а вовсе не вставлять палки в колёса.

Наконец проект был согласован – в него включили также и пожелание демократов ограничить зарплату топ-менеджеров корпораций, у которых выкупаются проблемные активы. Вроде всё было в порядке – и вдруг на последней встрече в Белом Доме лидеры республиканцев отказались от соглашения под вздорным предлогом несогласия с вышеописанным пунктом! Полсон был в шоке – не очень понимая, что делает, но чувствуя, что почва уходит из-под ног, он встал на колено перед спикером Палаты представителей демократкой Нэнси Пелози с мольбой со своей стороны не торпедировать процесс в знак протеста против того, что произошло: последняя в немалом изумлении только и нашла, что ответить на коленопреклонение «я не знала, что Вы католик» — но всё же милостиво пообещала стараться и дальше. Согласования продолжились – и выработался компромисс: правительству выделяется 250 млрд. сразу, 100 млрд. по дополнительному запросу, а ещё 350 млрд. могут быть даны только решением Конгресса – это вроде бы должно немного успокоить избирателей.

Но злые языки тут же припомнили, что «план Полсона» называется TARA (Troubled Asset Relief Act) – и что ровно так же называлось поместье Скарлетт О’Хара в «Унесённых ветром»: они посоветовали Полсону пересмотреть окончание первой и начало второй серий означенного фильма, дабы удостовериться, сколь много усилий пришлось приложить энергичной Скарлетт, чтобы поднять свою Тару. И что бы вы думали? – ТАРА тут же превращается в ТАРП («акт» стал «программой»)! Всё сделано? 29 сентября согласованный проект ставится на голосование в Палате представителей Конгресса – и она его проваливает, причём снова усилиями республиканской партии! Уже никто не скрывает всей лицемерности происходящего – в открытую говорится, что обе партии боятся гнева избирателей и договариваются, сколько парламентариев от каждой из них должно голосовать «за»: но республиканцы, одобряя проект по существу, всё же делают вид, будто бы они его отвергают в интересах налогоплательщиков – причём свои же договорённости с демократами о распределении голосов они попросту проигнорировали. Вышеописанный цирк лучше всего можно было бы охарактеризовать словами читателя одного из финансовых интернет-порталов: он написал – «вы слышите, как весь мир смеётся над нами?» Вот только рынкам было не до смеха – индекс Доу-Джонса рухнул за день на 777 пунктов, чего не было никогда раньше; и даже процентное падение фондового рынка было максимальным с октября 1987 года; при этом доходность 3-месячных казначейских облигаций обвалились за сутки в 5.5 раз. К концу последний недели план немного переработали – в него внесли пункт о повышении размера депозита, по которому гарантируется возврат денег в случае краха банка, со 100 до 250 тыс. долларов: сенаторы сочли, что такой демонстрации заботы об избирателях достаточно, и проголосовали «за»; с Палатой представителей ситуация была сложнее, но и тут все наконец поняли, что ситуация слишком опасна – и тоже приняли план. Реакция на это событие простых американцев в интернете очень показательна: «мрачный день для Америки», «мерзавцы», «ублюдки», «грязные шлюхи» — и это не самые хлёсткие эпитеты на респектабельных порталах. А тут ещё и Комиссия по ценным бумагам и биржам подсластила пилюлю финансистам, пообещав отменить своё же решение оценивать балансовые активы по рыночной цене – мол, рыночная цена неправильная, так что лучше оценивать активы подороже. Здравствуй, Оруэлл?

Разумеется, кредитному рынку тоже было невесело: ставки овернайт на межбанковском рынке периодически подскакивали до 12{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} годовых – но даже откатывая от этой экстремальной величины, они держались в районе 6-8{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; поэтому центробанки без устали всё закачивали и закачивали деньги в денежную систему. Ставки по 30-летним ипотечным кредитам в США, после национализации Фэнни и Фредди упавшие было с 6.7{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} до 5.7{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, потихоньку снова поползли вверх, перевалив за 6.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}. Банки пытались решить кое-какие свои проблемы самостоятельно – например, они ускорили процесс разработки принципов создания единого клирингового дома (или даже биржи) для котирования и торговли свопами кредитного дефолта: распухший уже до сотен триллионов долларов по номиналу, этот инструмент становится одним из самых опасных среди финансовых деривативов – поэтому банки хотят его упорядочить, чтобы паника не блокировала рынок целиком. Именно последнее произошло в ходе текущего кризиса – котировки свопов кредитного дефолта по обязательствам даже уважаемых и относительно надёжных инвестбанков взлетели до 4-5{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} годовых: иначе говоря, если банк хочет застраховать риски по своим кредитам, то ему придётся заплатить страховщику сумму, сопоставимую с его же процентным доходом по кредиту – что фактически лишает банки этого инструмента, поэтому они попросту перестают давать кредиты вообще. Таким образом, власти заменили собою всю кредитную систему – для чего, разумеется, пришлось напечатать уйму денег: о масштабе эмиссии говорит хотя бы тот факт, что за 2 недели с 18 сентября по 2 октября госдолг США вырос более, чем на полтриллиона долларов!

госдолг США

Источник: Федеральное казначейство США

Ну и наконец стоит отметить иные (помимо банальной раздачи денег) попытки начальства побороть кризис. В Австралии всё было просто – там власти быстро приняли местный вариант «плана Полсена», только намного меньшего масштаба. Кроме того, очень скоро почти везде были запрещены короткие продажи – причём по сути всех акций и независимо от наличия или отсутствия покрытия для шортов; американская Комиссия по ценным бумагам и биржам к тому же ещё и решила морально надавить на тех, у кого короткие позиции уже были, заставив публично сознаться в них – и, видимо, покаяться? Произвести видимость бурной деятельности решило также и ФБР – его директор Роберт Мюллер сообщил парламентариям, что им заведено уже целых 24 дела против менеджеров крупных финансовых компаний и 1400 дел (!) против разных оценщиков, брокеров и недобросовестных заёмщиков. Конгрессмены, впрочем, не вдохновились и стали ехидно вопрошать насчёт успехов в расследовании памятных случаев рассылок спор сибирской язвы в 2001 году – и это был удар ниже пояса: один из фигурантов обвинения в июне доказал свою невиновность и засудил власти на 5.8 млн. долларов, а второго ФБР и вовсе довело до самоубийства в августе – и теперь уже его адвокаты собираются вздрючить туповатых держиморд по полной программе; Мюллер не нашёл ничего лучшего, как обратиться за помощью в… Академию наук! Ну и тутошние власти тоже повеселили публику – россиянские чиновники, обнаружив обвал рынка акций, в который были вложены немалые суммы нажитых ими непосильным трудом взяток и откатов, приказали рынку остановиться, а когда тот не подчинился, то остановили его директивно. После этого вышли сообщения о возвращении на второразрядную должность в центробанк бывшего главы ММВБ Александра Потёмкина – «мда уж, не справился», вынесли вердикт наблюдатели. А напоследок стало известно о том, что Анатолий Чубайс вошёл в международный совет банка J.P.Morgan Chase – ну тут уж зубоскалы поупражнялись на славу: одни уверяли, что штатовским финансовым компаниям могут помочь только российские нанотехнологии – другие же многозначительно вспоминали роль означенного персонажа в дефолте 1998 года. А что? – всяко полезный опыт, вполне может и пригодиться со временем…

Всё валится

Меж тем, кризис кризисом, но и на экономику с рынками надо бы поглядеть – там за 3 недели тоже случилось немало интересного. Впрочем, сейчас рынки зачастую игнорируют экономические данные, жутко дёргаясь исключительно под влиянием вышеописанных процессов. Ураганы, а также нигерийские повстанцы не могли и близко конкурировать с финансовыми ураганами по степени влияния на нефтяные цены – характерным тут был поздний вечер 22 сентября, когда завершал торговаться октябрьский фьючерс и его на следующий день должен был сменить ноябрьский: один из фондов под конец торгов срочно закрывал гигантские контракты на продажу – чем и спровоцировал дикий скачок цены с 95 до 130 долларов за баррель; ничего похожего не было на всех остальных фьючерсах – но в нынешних условиях даже арбитраж по существу парализован, что не даёт рынкам установить нормальное равновесие. Ещё истеричнее вело себя золото: в середине сентября оно лишь за неполные сутки взлетело на 140 долларов за унцию, тем самым оказавшись ближе к верхам, чем к низам сего года – в условиях дикого бардака инвесторы решили, что драгметаллы всяко надёжнее бумажных активов. Кстати, касательно этого рынка Financial Times отметила небезынтересный факт – за последние 12 месяцев ЕЦБ продал на рынке лишь 343 тонны золота: это минимальное количество со времени подписания Золотого соглашения между центробанками в 1999 году – похоже, о «вечных ценностях» вспомнили уже не только частные инвесторы. Валютные рынки также лихорадило – например, курс евро к доллару успел свалиться ниже 1.39, подскочить выше 1.48 и рухнуть до 1.37. На фондовых рынках мира отмечены новые минимумы, зато бонды вызывают всеобщий интерес как средство убежища в тяжёлый момент.

новые минимумы на фондовых рынках

Источник: SmartTrade

Региональные новости выглядят всё хуже и хуже. Первой страной, официально констатировавшей у себя так называемую «техническую рецессию» (два подряд поквартальных падения ВВП) стала Новая Зеландия – у неё во второй четверти года экономика сократилась на 0.2{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} после снижения на 0.3{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в первой; причём ключевой компонент потребления домохозяйств падает даже активнее (на 0.3{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} после 0.4{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}). Сейчас ситуация не улучшается: в августе разрешения на строительство упали на 7.9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} к июлю, что довело их годовое падение до 43.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; инвесторы безжалостно режут крупные строительные проекты – только в конце сентября подобная участь постигла два крупных проекта в окрестностях Окленда на общую сумму 700 млн. местных денег. В Китае о снижении ВВП, разумеется, пока не может быть и речи – но тенденции в экономики вкупе с обвалом фондового рынка заставили Народный банк КНР экстренно срезать ставки на 0.27{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, а также уменьшить для средних и мелких банков норму резервирования на 1{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}: крупных учреждений это не коснулось – зато для тех, кто работает в районах, пострадавших от землетрясения, норма резервирования сократилась сразу на 2{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}. В Японии экономические показатели выходили в изобилии – причём один хуже другого: в августе торговый баланс ушёл в дефицит (для экспортной страны это катастрофа) по причине стабильного падения спроса на японские товары в США и ЕС; потребительские цены в августе повторили июльский 11-летний рекорд +2.4{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} к тому же месяцу 2007 года; настроения потребителей показали исторический минимум; объём продаж в супермаркетах ушёл в минус против прошлого года; продажи многоквартирных домов в Токио за год упали на 40{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; промышленное производство обвалилось на 3.5{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} за месяц и на 6.9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} за год; расходы домохозяйств за 12 месяцев сократились на 4.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; уровень безработицы вырос с 4.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} до 4.2{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}. Наконец, квартальный обзор деловых настроений Танкан показал резкое ухудшение – ключевой опрос менеджеров крупных компаний производственного сектора показал превышение пессимистов над оптимистами впервые с июня 2003 года; в мелком бизнесе пессимизм господствует безраздельно; компании отказались почти от всех прежних планов капиталовложений; наконец, они ожидают снижения своих прибылей на 10.4{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} против прошлого года.

В Европе всё как обычно – то есть черным-черно. Во Франции в августе зафиксирован взлёт безработицы, максимальный за последние 15 лет – благодаря этому, а также мрачному кризису в Испании, безработица уверенно растёт и в Еврозоне в целом; заказы и настроения в производственном секторе упали в сентябре ниже всех прогнозов; в Италии индикатор подобных настроений опустился в сентябре до 7-летнего минимума – единственным светлым пятном стал подскок августовских розничных продаж в Германии (и, как следствие, в Еврозоне в целом), но даже тут годовая динамика остаётся уверенно негативной. А ещё рост промышленных заказов порадовал – но, во-первых, это было ещё в июле, а во-вторых, если исключить склонный к колебанию компонент транспортных заказов, то и здесь получится минус. Как и следовало ожидать, в августе снизились темпы роста цен, а также широкой денежной массы – очевидно, новая волна активного наката цен ожидается уже в последнем квартале сего года. Ситуация с занятостью хороша только в Германии – причём некоторые признаки указывают на то, что и тут вскоре наступит охлаждение; во всяком случае, трёхлетний минимум индекса деловых настроений от института IFO уж точно никак не свидетельствует об оптимизме бизнеса; в целом по зоне евро примерно такой же показатель достиг в сентябре уровня, худшего за последние 5 лет.

Унесённые кризисным ветром

Источник: IFO

Балансы торговли и капитала пока известны лишь за июль – и выглядят мрачно: торговый дефицит вкупе с чистым оттоком инвестиций на 19.1 млрд. евро (из них 14.5 млрд. по прямым) едва ли кого-нибудь порадуют. Сентябрьские показатели деловой активности (PMI) лишь усугубили картину рецессии, длящейся уже 4 месяца – причём особо мрачно выглядит индикатор производственного сектора, где в свободное падение устремились индексы не только Испании с Италией, но теперь и Франции с Германией. Неудивительно, что кризис порождает трения между государствами ЕС – например, предложение Франции создать фонд спасения проблемных банков размером 300 млрд. евро встретило весьма холодный приём в Германии. Зато, похоже, до ЕЦБ наконец-то дошло, что его паралитическая тактика малополезна – и Жан-Клод Трише после очередного заседания центробанка дал понять, что пора задуматься о снижении ставок: рынок заложился в такое срезание уже в ноябре с вероятностью почти 100{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} — более того, ожидается, что к середине будущего года ставка будет на 1{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} ниже текущей. Всё это вызывает крайнее раздражение европейских политиков – особенно активен был в его выражении президент Франции Саркози, о чём активно сообщали масс-медиа; куда меньше известны слова главы германского Минфина Пеера Штайнбрюка, весьма резко высказавшегося насчёт пресловутой «невидимой руки рынка», столь излюбленной Нью-Йорком и Лондоном, предрекшего падение США как сверхдержавы и по сути посоветовавшего избавляться от долларов – как видно, нынешний виток кризиса уже пронял многих в Европе. Так или иначе, лидеры Германии, Франции, Италии и Британии встречаются в эти выходные в Париже, чтобы обсудить финансовый кризис с главой ЕЦБ Трише, председателем Еврогруппы Юнкером и президентом ЕС Баррозо – среди прочего должен рассматриваться и описанный французский «план спасения» с новом (нидерландском) изводе.

Мрачная картина и в Великобритании – она даже более беспросветна. Производство автомобилей в августе сократилось на 18.6{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} против того же месяца прошлого года; число безработных в том же месяце распухло на 32.5 тыс. (чего не было с конца 1992 года), а за последние 4 месяца оно взлетело почти на 115 тыс. (это всё равно, как если бы Штаты за 4 месяца потеряли без малого 600 тыс. рабочих мест); и даже инфляция, которая снизилась в августе почти везде, на Альбионе продолжила рост, достигший 4.7{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в год по официальным (т.е. заметно заниженным) данным. Как и в континентальной Европе, порадовали только розничные продажи за август – но годовой рост номинального оборота остался ниже инфляции, т.е. физический объём продаж за год сократился. Конфедерация британских промышленников продолжает констатировать падение как продаж, так и промышленных заказов – и призывает Банк Англии начать агрессивное снижение ставок; на то же намекают и вертикально валящиеся индикаторы деловой активности и в производственном секторе, и в сфере услуг – однако центробанк может заартачиться, указывая на рекордную инфляцию; тем не менее, очевидно, что старт цикла монетарного смягчения уже не за горами. Протокол Банка Англии подтвердил, что в сентябре член Комитета по денежной политике Блэнчфлауэр голосовал за срезание ставки, причём сразу на 0.50{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; бывший «ястреб» Бесли утихомирился и присоединился ко всем остальным коллегам, высказавшимся за неизменные ставки; как ожидается, в октябре к лагерю «голубей» присоединится ещё ряд влиятельных центробанкиров во главе с зампредом правления Чарли Бином.

Кредитные дела и жилищный рынок продолжают деградировать. Банк Англии выпустил доклад об условиях кредитования в третьем квартале – в целом он выглядит уверенно мрачно, констатируя дальнейшее снижение доступности кредитов как для домохозяйств, так и для корпораций. Объективные данные лишь подтверждают это: например, в августе объём ипотечного кредитования обвалился сразу на 12{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} к июлю, что довело годовое падение до 36{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}. Как следствие, спрос на жильё продолжает сокращаться – ну и дома дешевеют на глазах: по оценкам Rightmove, средняя цена предложения в сентябре оказалась на 3.3{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} ниже, чем год назад. Однако эта цена отражает лишь пожелания продавцов, тогда как цены реальных сделок падают куда быстрее – согласно данным Hometrack, на 6.2{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} за последний год, а Nationwide и вовсе говорит о 12.4{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} годового снижения цен; если верить исследованию RICS, то в среднем цена сделки на 9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} ниже цены предложения. На корпоративных фронтах можно отметить пару новостей: во-первых, власти устраивают распродажу крупных аэропортов – скорее всего, в их числе будет Gatwick и ещё какой-либо один лондонский аэропорт (Heathrow или Stansted), а также какой-то из главных аэропортов Шотландии (в Глазго или Эдинбурге); а во-вторых, Electricite de France наконец-то согласилась купить British Energy Group, сумма сделки 12.4 млрд. фунтов. Политическая картина ухудшается – уже 2 министра покинули кабинет Гордона Брауна: далеко не факт, что этим дело ограничится – по словам первого из ушедших, министра по делам Шотландии Дэвида Кэйрнса, многие министры находятся в раздражении и прямо сейчас решают вопрос, уходить им или сам Браун уйдёт раньше. Впрочем, уйти может и глава центробанка Мервин Кинг, вызывающий всё более активное отторжение у публики (включая деловое сообщество) – мало того, что он выступает против мер помощи властей экономике, упрямо ворча о «моральном вреде», так что он ещё и игнорирует финансовый кризис, тупо обзывая банкиров «параноиками» (причём всех банкиров – как класс!) и утверждая, будто причины у этого кризиса сугубо психиатрические, тогда как реальных оснований валиться просто нет. Понятно, что политическая элита весьма деградировала по всему миру – но британские господа Браун и Кинг несомненно идут в авангарде этого процесса.

В Штатах в последние 3 недели исчезла неоднозначность экономических показателей – всё выходит весьма мрачное. Даже ВВП за второй квартал был понижен с +3.3{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} до +2.8{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} «в годовом исчислении»: если учесть, что вклад улучшения внешнеторгового баланса (т.е. приращения заграничного и падения внутреннего спроса) в показатель составил свыше 2.9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, выходит, что ВНП (валовой национальный продукт – т.е. та часть ВВП, которая была потреблена или сбережена внутри страны) сократился – и прогнозы по ВВП в третьем квартале пессимистичны. Чистый приток иностранных денег в штатовские долгосрочные финансовые бумаги в июле практически обнулился – а если учесть ещё и разнообразные свопы, то отмечен даже большой отток; сразу бросается в глаза, что зарубежных инвесторов достала ситуация с Фэнни и Фредди – и они начали сбрасывать бумаги этих агентств. Инфляция в августе, как и следовало ожидать после интервенций на товарных рынках, несколько ослабила свой натиск – однако в целом гора родила мышь: годовой темп роста потребительских цен (с поправкой на «гедонистические» извращения) замедлился с 6.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в рекордном июле лишь до 5.7{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, но остался выше даже июньского значения (+5.3{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}), не говоря уж о более ранних; сверх того, цены за вычетом продовольствия и топлива и вовсе продолжили ускоряться (+3.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в августе против +2.9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в июле); по ценам производителей картина похожая: по всем товарам замедление годового удорожания с 19.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в июле до 17.5{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в августе, а по конечным товарам – с 11.2{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в июле до 11.1{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в августе; без учёта продовольствия и топлива цены ускорились с +5.3{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в июле до +5.4{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} в августе. В сентябре скорее всего цены ещё больше успокоятся – но, по всей видимости, вслед за этим случится расплата за эмиссию в виде нового всплеска инфляции.

Реальный сектор пикирует с удвоенной силой. Промышленное производство в августе упало за 1.1{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} против июля – такого не было уже 3 года; производство автомобилей рухнуло сразу на 12{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} — ничего подобного не отмечалось за последнее десятилетие. Заказы промышленных предприятий в том же месяце сократились на 4.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, в том числе на товары длительного пользования – на 4.8{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; чистые капитальные заказы (т.е. заказы капитальных товаров в невоенном сектора за вычетом самолётов) упали на 2.4{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; за последний год отмечено падение заказов в номинальном выражении – т.е. даже без учёта неслабой в этот период инфляции! Таковы реальные плоды авантюры Полсона и Ко – единственный живой сектор в штатовской экономике (экспортный) они собственными руками (дорогим долларом) придушили ради комфорта финансового сообщества: впрочем, как мы видели выше, и последнее оказалось на грани краха вследствие вызванного той же авантюрой дикого дефицита ликвидности – таким образом, мистер Полсон с большим отрывом может претендовать на титул величайшего властного кретина нашего времени. Потребители продолжают страдать от текущего кризиса – хотя доходы в августе и выросли на 0.5{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, это не смогло хотя бы компенсировать их падение в июле (на 0.6{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}); а если учесть инфляцию потребительской корзины, то картина будет ещё хуже; расходы остались на прежнем уровне даже в номинальном выражении (и снизились в реальном); норма сбережений составила 1.0{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} — и это может быть серьёзным сигналом того, что к нулю этот показатель уже не вернётся, а в таком случае сжатие спроса по всему миру совершенно неизбежно. Индикатор потребительских настроений вырос в сентябре – но лишь из-за падения цен на бензин, тогда как финансовый кризис пока не учтён в исследованиях. Проблемы у потребителей и производителей полностью отразились в статистике продаж автомобилей в сентябре: годовое снижение продаж General Motors составило 16{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, Ford Motor – 34{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} (такого вообще никогда не было!), Toyota – 32{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, Honda – 24{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} (а ведь ещё недавно у неё был плюс!), Hyundai – 25{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; в общем, просто караул. Индекс опережающих индикаторов в августе опять упал – так что улучшений ждать не приходится; это подтвердил и сентябрьский показатель деловой активности в производственном секторе – он рухнул с 49.9 пунктов до 43.5, т.е. глубоко в зону рецессии, причём основные компоненты (занятость, заказы и производство) претерпели обвал в среднем сразу на 10 пунктов; в сфере услуг такой же показатель пока держится на границе падения и роста – но вряд ли это продлится долго.

Цены на жильё в 20 крупнейших городских агломерациях США в июле продолжили снижение, так что спад за год составил 16.3{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; показатель по 10 городам упал на 17.5{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; лидируют Лас-Вегас (почти 30{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}), Фёникс (29{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}) и Майями (28{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}). В августе объём нового строительства сократился на 6.2{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} против июля и на 33.1{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} против августа 2007 года, достигнув худшего значения за 17 лет; разрешения на строительство упали на 8.9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}. Рынок недвижимости тоже вёл себя мрачно: продажи новостроек сократились на 11.5{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} за месяц (худшая динамика с 1991 года), а домов на вторичном рынке – на 2.2{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; медианная цена ненового жилья упала за год на 9.5{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}; на самом деле всё ещё хуже, потому что, по данным Национальной ассоциации риэлторов, от 35{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} до 40{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} всей массы продаж приходится на то жильё, которое пребывает в процессе отъёма банками у неплатёжеспособных должников – т.е. «невынужденные» покупки и продажи жилья в реальности упали ещё сильнее. Расходы на строительство в августе остались на июльском уровне – вроде бы не так плохо, но проблема в том, что этот самый июльский уровень был заметно понижен по сравнению с прошлыми оценками. Исключением из всего этого мрачно ряда стало сентябрьское исследование Национальной ассоциации домостроителей, показавшее некоторое увеличение активности в отрасли – но это в основном касалось начала месяца, когда финансовый кризис был ещё не так очевиден. Недельное число новых безработных за сентябрь подскочило почти до 500 тыс. (в годовом исчислении) – между тем, за последние 16 лет этот показатель был столь высоко лишь однажды, сразу после терактов 11 сентября 2001 года; Министерство труда сетовало на ураганы, которые-де увеличили показатель на 40-50 тыс., но как тогда объяснить сентябрьский обвал числа рабочих мест сразу на 159 тыс. (худший показатель с марта 2003 года), на который, по словам всё того же Министерства труда, ураганы не оказали заметного воздействия? Как всегда (уже 27-й месяц подряд), занятость упала в секторе производства, также отличились розница и строительство – собственно, новые рабочие места появились лишь в госсекторе, а также в образовании и здравоохранении.

продажи новостроек США

Источник: Бюро переписи населения США

Корпоративные новости только подтвердили распространение кризиса на всю экономику. Hewlett-Packard объявила о сокращении 24.6 тыс. рабочих мест; Dell пожаловался на снижение глобального спроса на его товары; исследование Changewave сообщило, что доля желающих покупать продукцию Apple уменьшилась в сентябре по сравнению с августом на величину, максимальную за последние 2.5 года – если учесть, что, как следует из вышесказанного, спрос на товары прочих производителей этой отрасли (Hewlett-Packard и Dell) сокращается, становится ясно, что на изделия Apple он просто падает с опережением. Наконец, конгломерат General Electric предупредил о том, что его прибыль будет на 15{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} ниже предыдущих ожиданий – остаётся добавить, что уже на следующей неделе стартует сезон отчётов за третий квартал, а пионерами должны стать Alcoa и всё та же General Electric. Брутальные процессы на финансовых рынках и развивающийся на глазах завал в экономике спровоцировали разговоры о скором снижении ставки ФРС – но на предыдущем заседании этого не случилось, несмотря на жёсткое давление: Financial Times пошла на беспрецедентный шаг в этом направлении – её онлайн-версия содержала статью под заголовком «Фед скорее всего оставит ставки на месте», но в бумажкой версии поместилась иная статья, под названием «Снижение ставок не исключено». Тем не менее ФРС не срезала ставки и совсем слегка отразила в своём меморандуме развивающийся кризис – но с тех пор ситуация изменилась, ясно показав масштабы проблем в реальной экономике, поэтому от заседания 29 октября можно ожидать всего, чего угодно: во всяком случае, известный инсайдер Фед Судип Редди в своей колонке в Wall Street Journal намекает на уже протекающие внутри центробанка дебаты на тему ставок. В любом случае, осень получается весьма горячей – и покой нам только снится!

биржевые индексы

© 1997-2008 ЗАО «Инвестиционная компания «Ай Ти Инвест» Все права защищены законодательством.

Данный обзор имеет информационное назначение и не является предложением проводить операции на рынке ценных бумаг. Информация, содержащаяся в данном обзоре, не может рассматриваться как предложение о покупке или продаже ценных бумаг. Данные, приведенные в тексте, получены из источников, которые мы считаем надежными, однако мы не утверждаем что все приведенные сведения абсолютно точны. Мы не несем ответственности за использование клиентами информации, содержащейся в вышеприведенных материалах, а также за операции с упоминающимися ценными бумагами. ЗАО «Инвестиционная компания «Ай Ти Инвест» не берет на себя обязательства регулярно обновлять информацию или исправлять возможные неточности.



About the Author:

admin

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar