Хотели как лучше…

Автором этой заметки является моя московская коллега, экономический обозреватель Ведомостей Любовь Алисина. Заметка написана специально для латвийских читателей – чтобы они понимали, что не одиноки в своих тревогах по поводу образования. Причем тревоги российских родителей заметно отличаются, но так же сильны. Может, это веление времени – пересмотреть образование? А все остальное – местная специфика? Вам решать.


В России в который уже раз реформируют образование. После бурного и едва ли не скандального внедрения ЕГЭ (Единый Государственный Экзамен) добрались и до образовательной системы в целом. С 1 января 2011 года вступают в силу поправки к «Закону об образовании». Правительство России уже в будущем году разрешит школам более свободно распоряжаться бюджетными деньгами. Наконец-то легализуется право образования самостоятельно зарабатывать и распоряжаться заработанными деньгами. Очевидно, что  узаконение оказания платных услуг школами и другими образовательными учреждениями можно отнести к безусловным новациям закона. Но современная Россия не была бы сама собой, если бы спокойно восприняла поправки к закону, предложенные правительством.

Шум, поднятый родителями и преподавателями вокруг грядущих перемен, был оглушающим. Чего только не говорили и как только не пугали российского обывателя в интернете, на радио, в газетах и журналах. На российском же телевидении, как в Багдаде, было все спокойно. Даже трезвомыслящие родители поддались на разговоры о том, что бесплатными теперь будут только три урока в неделю, а за все остальные придется платить. В стране, где образование детей – это главная цель жизни родителей, такая перспектива не может не вызвать гнева. Робкие возражения и попытки образумить тех, кто пророчил скорую гибель страны от безграмотности, захлебнулись в цунами записных критиков всего, что предлагает российская власть.

Сама же власть, по своему обыкновению, молчала, не снисходила до объяснений. Чиновники спохватились, бросились объяснять разгневанным родителям, что никто не собирается отказываться от стандартов образования (таковые в России есть, претензий к их содержанию или качеству практически нет). Более того, у правительства нет намерения «пустить по миру» российское образование, тем более снизить требования к качеству образования.

Получилось, как любят говорить в России по Черномырдину: хотели как лучше, а получилось как всегда. Как всегда, правительство не удосужилось объяснить суть предлагаемых поправок. Как всегда, нашлись те, кто с удовольствием сделал это за правительство, но так, как считал нужным, а не так, как хотелось бы правительству. И в который уже раз выяснилось, что единственное свободное информационное пространство в России – интернет.

Не подлежит сомнению, что механизм управления образованием в России все чаще дает сбои. Я бы даже сказала он постепенно приходит в негодность. Более того, попытки капитального ремонта наподобие ЕГЭ и уже упоминавшихся изменений в образовательной системе результата иметь не будут. Результата не будет по нескольким причинам.

Первая. Образовательная система по-прежнему будет закрытой – и ни родители, ни сами школьники вряд ли узнают, на что потрачены бюджетные деньги, а также те, что заработаны самостоятельно. А если нет общественного и родительского контроля за одним из самых важных звеньев деятельности – деньгами, то и результат соответствующий.

Второе. Если в образовательной системе России сохранятся нынешние диспропорции, а именно: преобладание универсального высшего образования над специализированным, профессиональным – кризис неизбежен.

Третье. Пока родители, преподаватели, чиновники и все, кто имеет отношение к образованию, этого не поймут, т.е. что в рыночной экономике универсальное образование должно уступить место специализированному, профессиональному, все попытки реформировать российское образование обречены на провал.

Последний пункт – это ключ к реформированию образования в России. Как бы ни вспоминали мы о «лучшем в мире» советском образовании, о его универсальности, но в рыночной экономике оно не имеет цены. Для рыночной экономики куда важнее специалист, профессионал, а универсальные знания всего лишь приятное дополнение к квалифицированному специалисту любой области. А еще очень важно, чтобы образовательная система стала открытой, как это было в Российской империи. Тогда мало-мальски известные и значительные учебные заведения издавали ежегодные отчеты о состоянии учебного процесса и его финансовом состоянии.

Интересно, что в отчетах о финансовом состоянии публиковались подробные данные о полученных учебным заведением средствах, об их источниках, о том, куда они были потрачены. Откровенно писали и о недостатке средств. В отчете Московского прядильно-ткацкого училища за 1907-1908 учебный год, читаем:

В течение шести лет своего существования училище имел, таким образом, недобор, который удавалось покрывать в первое время из сумм оборотного капитала, а затем субсидиями Московского Купеческого Общества, некоторых учредителей и лиц, сочувствующих училищу, а также и путем займа.

Найдется ли сейчас хотя бы одно учебное заведение, что решится опубликовать сведения о финансовом состоянии?

образованиеОтчет Самарского среднего сельскохозяйственного училища впечатляет основательным исследованием качества питьевой воды и констатацией того, что «по количеству серной кислоты и по жесткости, воду в р. Кинель нужно признать с гигиенической точки зрения плохого качества». Тот же вывод делается относительно и воды из водопровода. А чего стоит сейчас провести и обнародовать данные аналогичного исследования?

Поражает откровенность, с которой директор Александровского коммерческого училища, одного из старейших в России, в отчете за 1905-1906 учебный год пишет о влиянии революционных событий 1905 года в Москве на умы воспитанников.

Alez kom_uchilischeАлександровское коммерческое училище, насчитывающее около 600 учащихся, сходящихся в него ежедневно во всех концов Москвы, не могло, конечно, оставаться вне влияния всех этих событий. Прежде всего, стало замечаться особенное возбужденное настроение учащихся в старших классах. Газетные листки ходили у них по рукам и жадно прочитывались, скрываемые от глаз преподавателей под классными столами.

Думаю, что и в современной школе найдутся ученики старших классов, которым будет что скрывать под столом, но вот напишут ли об этом в отчете о работе школы и представят ли такой отчет публике – сомневаюсь!

Вопрос о том, насколько подобное возможно в условиях России, остается открытым. Для этого необходимо изменить отношение всего общества к образованию, прежде всего, к высшему и профессиональному. Сейчас в силу многих обстоятельств родители предпочитают давать детям высшее образование, что в свою очередь формирует требования к среднему образованию. Подготовить школьника к поступлению в вуз – вот главная задача школы. И руководители российского среднего и высшего образования, прекрасно это понимают и сопротивляются переменам как могут. При этом, они мастерски  апеллируют к запросам родителей и абитуриентов. Даже если у ребенка нет желания и способностей к тому, чтобы получить высшее образование, родители и окружение сделают все, чтобы он поступил в вуз. Огромную роль в этом играет и состояние российской армии, в которой находится место не только дедовщине.

Российский министр образования А.Фурсенко представляет, как должно быть устроено образование в рыночной экономике. Но пока ему так и не удалось убедить родителей и детей в том, что нужно не образование как таковое – нужна «путевка в жизнь». А универсальная «путевка в жизнь» указывает слишком много вариантов. К сожалению, найти общий язык министру и российскому обществу пока не удается.

Обычно пассивное российское общество в вопросе реформы образование проявляет завидную строптивость и неуступчивость. Беда в том, что стороны не слышат друг друга, мало того – не желают слышать. Родители не понимают, отчего они должны жертвовать будущим своих детей, а также их здоровьем: и душевным, и физическим. А чиновники от образования не желают идти на уступки обществу, в свою очередь, не вникая в причины родительского сопротивления очередному чиновничьему желанию осчастливить насильно. Масла в огонь подливают и преподаватели, не готовые к реформе, не желающие ничего менять в школе, институте, университете, колледже. Исключения есть, но, как известно, они только подтверждают правило.

Словом, было бы хорошо, если бы родители и министерство образования услышали друг друга, а для этого неплохо бы начать говорить друг с другом и услышать друг друга. Без этого российское образование не будет реформировано никогда!

P.S. Министр образования России  А.Фурсенко, участвуя в обсуждении проблем воспитания патриотизма у российской молодежи, высказался за увеличение призывного возраста. Пикантность ситуации в том, что российский министр обороны придерживается в этом вопросе противоположной точки зрения.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.