Что общего между вами и вашей фирмой?

Сергей Хромов-Борисов, директор СПб филиала компании S&T International Впервые опубликовано в журнале Стокгольмской Школы экономики SSERu Newsletter №6


“Cybernetics is the science of what management is the profession” Stafford Beer, 1966

В первой статье нашей рубрики мы отметили, что именно кибернетика изучает общие закономерности управления и что применение кибернетических принципов и моделей вполне оправдано в теории и практике менеджмента. Там же мы указали, что, несмотря на более чем полувековую историю развития, кибернетика так и не стала одной из основ корпоративного и государственного управления. Необоснованный оптимизм – вот основная причина угасания изначального интереса менеджеров к этой науке. Как-то само собой сложилось мнение, что реализация кибернетических принципов именно в компьютерных технологиях позволит воспроизвести и улучшить функции традиционного «человеческого» управления, придать им сверхчеловеческие возможности. Последующее разочарование в конкретных попытках этой реализации (корпоративные базы данных, экспертные системы, системы управления знаниями и т.д.) отвратило даже теоретиков науки управления от кибернетики и одновременно закрепило порочную ассоциацию этой дисциплины с компьютерными вычислениями и базами данных. И все же она по-прежнему заслуживает более пристального внимания практикующих управленцев.

Общая кибернетика

Спросите у любого человека, что общего между самим этим человеком, его любимой собакой, фирмой, где он работает, вирусом гриппа, Большим симфоническим оркестром и Организацией Объединенных Наций. С вероятностью 99,9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b} ответ будет: «Ничего». Однако сходство имеется, и заключается оно в следующем: каждый элемент этого списка является самоорганизующейся системой, пытающейся выжить в сложной, постоянно меняющейся окружающей среде. Кибернетика как раз и изучает общие закономерности процессов самоорганизации, самоуправления, внешнего управления системами, процессы передачи информации внутри систем и между системами и внешним окружением, и вопросы выживания систем в целом.

Поскольку общую кибернетику не интересует внутреннее устройство исследуемой системы (для управления ею достаточно знать лишь функцию отклика), основная кибернетическая модель – это «черный ящик». При отклонении выходных параметров «черного ящика» от заданной величины включается механизм обратной связи, оказывающий корректирующее воздействие. Здесь важно то, что сам принцип управления  системой не зависит ни от устройства системы, ни от механизма управления.

Мы можем узнать, что механизм управления сработал в том случае, если не произошло событие, которое в принципе могло произойти (или не достигнуто состояние системы, в которое система могла бы перейти под воздействием окружающей среды). Как заметил Грегори Бейтсон, кибернетический подход скорее негативный, чем позитивный – в отличие от более традиционного причинно-следственного подхода. Например: почему из яйца вылупился цыпленок? Потому, что его снесла курица (каузальная связь). А кибернетика спрашивает: почему из куриного яйца не вылупился крокодил? Какие ограничения не позволили этому случиться? Концепция управления через систему ограничений ведет к новому пониманию таких фундаментальных явлений, как познание, обучение, регулирование, организация, эволюция, развитие и пр. Особенно важно отметить, что эти ограничения не накладываются внешней средой, как подсказывает инерция мышления – они присущи самой системе. Окружение же наоборот, пытается разрушить все ограничения, увеличить количество возможных состояний системы – то есть, увеличить энтропию.

Соответственно, простая кибернетическая модель управления работала бы идеально – в том числе и в менеджменте – если бы не сложность воздействий, оказываемых окружающей средой на объект управления.

Закон необходимого разнообразия

Если сложность как феномен – центральная проблема управления (что все чаще отмечается в публикациях по менеджменту), то необходимы и критерии оценки сложности. Чаще всего таким критерием служит разнообразие, то есть количество возможных состояний, которые может принимать система. Один из отцов кибернетики, психолог Росс Эшби сформулировал закон необходимого разнообразия (Ashby’s Law of Requisite Variety): «Чтобы управление системой было возможно, разнообразие управляющих действий должно быть не меньше разнообразия возмущений на входе в систему». На бытовом языке это значит, что сложность можно победить только тем же, как минимум, уровнем сложности. Закон этот действительно фундаментальный, эквивалентные формулировки были независимо открыты и в теории игр (чтобы выиграть, необходимо иметь больше доступных ходов, чем ваш противник), и в телекоммуникациях (для успешной передачи сообщения многообразие кодирования/декодирования должно быть больше, чем многообразие помех) –  и в науке управления: «Менеджер должен иметь готовый набор управляющих воздействий, перекрывающий все возможные состояния системы». Кажущаяся практическая нереализуемость закона Эшби преодолевается следующей расширенной формулировкой данного принципа: «Менеджер должен иметь либо набор инструкций, описывающих все возможные управляющие воздействия, либо полномочия генерировать необходимые управляющие воздействия в качестве самоорганизующейся системы».

Кибернетика менеджмента

Основная цель самоорганизующейся системы – это постоянное преодоление разрушительного разнообразия окружающего мира. В этом плане нет принципиальных различий между организацией и живым организмом. Но какие именно общие черты, какие особенности внутреннего устройства позволяют им выживать? На этот сложнейший вопрос ответил один из крупнейших ученых XX века Стаффорд Бир. О нем и о его Модели Жизнеспособных Систем (VSM, Viable Systems Model) – в следующей статье.

[1] В смысле английского слова control, а не management


About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.