Экономика — это не то, что вы о ней думаете!

Мал ЗЛОТНИК, интервью с Е. Бреслав, газета «Час» 13 января 2009 г.

Это интервью понравилось мне самой — журналист был внимательным и толковым, понимал философскую сторону экономики и хотел добраться до основ.


…С кандидатом экономических наук Еленой Бреслав я пришел говорить, естественно, об экономике, о кризисе, в котором мы сегодня находимся, о способах его преодоления и соответственно приготовился выслушивать тирады про совокупный общественный продукт, нормы прибыли, механизмы понижения затрат, но… Совершенно неожиданно для журналиста «Часа» беседа плавно перетекла в иное русло…

Теория, про которую мы забыли

— Итак, кризис. Чем больше занимаюсь я этим вопросом, тем больше начинаю осознавать, что ничего не понимаю в экономике, а уж в нашей, латвийской, так и подавно…

— Смею вас с этим поздравить! Значит, вы продвинулись значительно дальше абсолютного большинства людей, которые также о ней ничего не знают, но думают, что разбираются. Поэтому я бы хотела задать вам встречный вопрос: а что такое экономика? И сразу выяснится, что в сознании большинства людей произошла подмена понятий, которой можно было бы избежать, просто взяв в руки словарь. Любой словарь дает два значения слова «экономика». Первое — это экономика как некая научная дисциплина, «изучающая распределение различного рода ограниченных ресурсов в целях обеспечения потребностей людей и отношения между различными сторонами, возникающие в процессе хозяйствования». И это действительно так. Но не о науке же вы пришли поговорить!

Есть еще и другое понятие экономики — как собственно народного хозяйства, которая представляет собой всего-навсего «совокупность условий, средств и предметов труда, используемых людьми для обеспечения своих потребностей». А вот это имеет непосредственное отношение и к той жизни, которой жила Латвия последние десятилетия, и к наступившему экономическому кризису.

Надеюсь, вы еще помните из школьного или университетского курса, что «предметами труда» является то, на что направлены наши действия: сырье, материалы, полуфабрикаты, в общем — все, из чего мы получаем готовый продукт. А «средства труда» соответственно — то, чем мы воздействуем на «предметы труда» — всевозможное оборудование, инструментарий и — технологии. Их невозможно «пощупать», но если не знать, как с этим оборудованием работать, то и толку от него не будет абсолютно никакого. Третья, очень интересная и важная часть экономики — это «условия труда». К ним относится земля, причем земля и как почва, и как местоположение, как участок, а также здания, сооружения, системы жизнеобеспечения, связь, коммуникации, транспорт и так далее и тому подобное… Вы еще не устали?

«Человеческий фактор» как первый фактор кризиса

Человеческий фактор - основная причина летных происшествий.

Человеческий фактор — основная причина летных происшествий.

— Тогда давайте теперь возьмем всю совокупность «средств, условий и предметов» труда, чтобы получить общее представление об экономике на какой-то выбранной нами территории, в данном случае — Латвии.

Что представляет из себя территория Латвии как почва, как местоположение, какой она обладает инфраструктурой и системами жизнеобеспечения, что за условия труда предоставляет своим владельцам? Давайте посмотрим, какое у нас оборудование. Что с его помощью можно произвести. Какое у нас есть сырье? Причем — как свое собственное, так и завезенное? Посмотрели? И что получилось? Небогато.

Но помимо экономики у нас есть еще рабочая сила. А именно соединение экономики и живого труда, как помнится из той же школы, дает нам наши «производительные силы». А рабочая сила является тем самым важным рычагом, который все вышеназванные неживые условия и средства труда приводит в движение и помогает с их помощью получить нечто, что впоследствии будет потреблено человеком. Но что, если рабочая сила не способна усвоить технологию? Если она не в состоянии обращаться с оборудованием? Если она просто-напросто не понимает особенностей условий труда и то, каким образом может извлечь из них пользу?

Правильно. В этом случае все «неживое»: и почва, и машины, и станки, и сырье — все — продолжает оставаться абсолютно мертвым. Ну, теперь вы понимаете, к чему я клоню?

— Полагаю, наш разговор сдвигается в сторону так называемого «человеческого фактора», о котором в перестроечное время так любил говорить Михаил Сергеевич Горбачев.

— Как экономист я считаю, что нынешний кризис в нашей всеми любимой Латвии — это сочетание сразу двух факторов, первым из которых является кризис рабочей силы, уровень которой никуда не годится. Иногда даже он представляется мне совсем безнадежным.

— Вы говорите о квалификации «рабочих рук»? Об уровне деловых качеств наших предпринимателей? О соответствии своим должностям людей, носящих под мышкой министерские и президентские портфели?

— Обо всех уровнях сразу. И предприниматели, и министры, и законодатели, и директора, и рабочие, и дворники… При определенном подходе — даже домохозяйки, воспитывающие детей, рассматриваются экономической наукой как элемент рабочей силы, поскольку растят будущих рабочих и менеджеров, юристов и премьеров. Фактор второй: мы дезориентированы и не знаем, зачем работаем. Постигший Латвию экономический кризис имеет и второе узкое звено — это фактически полное размытие, я бы даже сказала, сдвиг потребностей.

— Как это понять?

— Я помню времена, когда все почти без исключения носили брюки-«бананы». Потом были годы, когда в моде была одежда определенного оттенка, ну, например, фиолетового. И если спустя пару лет человек снова надевал ту же одежду, то создавалось такое впечатление, будто на ней отпечатан год ее изготовления. Однако мода служила для простого потребителя своеобразным ориентиром и в этом смысле выполняла свою экономическую функцию. А сейчас — нет моды. Носи что хочешь! Помню, была мода на книги. Сейчас и ее нет. К сожалению, это все очень печально. И вместо того, чтобы чего-то хотеть, к чему-то стремиться, на что-то копить, он хочет просто вульгарно потреблять. А это не только отвратительно этически, но и вредно экономически. Парадокс? Нет.

Если ты не знаешь, что именно ты хочешь съесть, то ты либо ничего не будешь есть вообще, либо станешь — что делать? Правильно — обжираться. Причем для человека гибельно как первое, так и второе. А человек по природе своей должен постоянно испытывать ощущение здорового голода, проще говоря, человек должен чего-то хотеть.

И вот такое сочетание слабоквалифицированной рабочей силы с нечетким пониманием потребителей, «что они хотят от жизни», приводит на всех уровнях к потере стимулов к труду. «А чего это ради я должен работать? — задается вопросом каждый из нас. — Чтобы произвести то, что никто не хочет покупать, или то, что клиент купит, если я хитрыми приемами продаж ему втюхаю?» Абсурдная ситуация. Хотя природа ее и понятна. Порождена она избытком денег в экономике. И общество должно понять, что до тех пор, пока ощущение здорового голода у нас не восстановится, мы из этой ситуации не выйдем.

Что такое «не хватает денег»?

— Елена, вы полагаете, что Латвия по-прежнему испытывает избыток денежных средств? Но ведь кого ни спроси — ни у кого нет денег…

— Если бы деньги были водой, то можно было бы сказать, что эта «вода» находится в крайне неудобном агрегатном состоянии. Сейчас попробую вам это сравнение объяснить. Надеюсь, купаться вы любите? А теперь представьте, что на дворе ноябрь. Спрашивается: когда вокруг воды больше — в июле или же в ноябре? Вот именно, в ноябре — слякоть, лужи, морось, грязь… И хотя все это тоже вода, но купаемся мы летом. Так вот: сейчас в экономике денег недопустимо много, но находятся они в такой форме, что их не только нельзя использовать, они нам еще и вред наносят, располагаясь в недвижимости, в избыточной зарплате, в избыточных для данной экономики социальных пособиях и прочем.

— Как же — в избыточных, если большинству из нас так и не удается каждый месяц дотянуть до зарплаты?..

— Может быть, я сейчас скажу крамольную или циничную вещь, но когда вы говорите о том, что «денег не хватает», вы сравниваете имеющуюся у вас сумму с той, которую хотелось бы иметь. Да, их мало по отношению к желаниям, но их много по отношению к тем товарам, которые на эти деньги можно купить.

А экономика — штука жесткая, она требует, чтобы денег в ней было ровно столько же, сколько стоит то, что вы готовы купить. И если мы не произвели то, за что готовы заплатить, — извините. Если мы не создали тот уровень жизни, при котором хотели бы жить, то все наши пожелания останутся мечтами.

Учиться, учиться, учиться, или Кто виноват и что делать?

— Итак, суммируя сказанное, я могу констатировать, что ответственными за наступивший в Латвии кризис я вижу две социальные группы. Это менеджеры всех уровней, включая тех, кто управляет нашим государством, и молодое поколение, которое явно хочет жить не по средствам, не имея при этом для своих притязаний основы не только в виде результатов труда, но и даже в виде квалификации.

— Что вы предлагаете со всеми этими «виновниками» сделать?

— Молодых людей надо доучивать.

— Кто будет это делать и чему именно, с вашей точки зрения, молодежь надо учить?

— Доучивать их надо нам, потому что мы еще не просто живы, а и достаточно молоды. А нас в свое время учили, что долги надо отдавать, и эту эстафетную палочку мы обязаны передать и им. Кстати, ответ на этот ваш вопрос я искала довольно долго. Вот мне сейчас 46 лет, у меня есть знакомые, коллеги, консультанты, которым по 33- 35. Они во многом такие же, как я. Некоторым коллегам — по 29- 30, и тень отличия между нами уже пробегает. А те, которым сегодня 25, — словно из другого мира! Прервалась связь времен. Резко. И главное во всем этом то, что нынешняя молодежь — за счет определенных особенностей современной системы обучения — отличается от нас явно пониженным уровнем абстракции. При этом уже давным-давно известно, что чем выше уровень менеджера, тем выше у него этот уровень.

Поясню. Топ-менеджерам можно все объяснять практически на пальцах, не прибегая к специальной терминологии, и они сами найдут закономерности и перенесут услышанное на свою специфику. На занятиях с менеджерами среднего уровня разговор можно вести уже только предметный, только на языке их бизнеса, иначе — не поймут. Ну а когда работаешь с основным персоналом, то говори только о том, что конкретно они делают, и ни о чем больше. Улавливаете разницу?

Вывод: после того как развалилась советская система образования, уровень абстракции, который воспитывается у школьников, стал резко падать. Они неспособны быть менеджерами даже среднего звена — а дефицит рабочей силы поднимает их и выше. В прежние годы нужный уровень достигался не только при помощи такой науки, как математика (потому что математика — это чистая абстракция), но и изучением литературы, поэзии, философии, теми дисциплинами, которые описывают мир не напрямую, а либо символически, либо эмоционально. Сейчас же ко мне приходят менеджеры, уже прошедшие через современную высшую школу, люди, которые много и долго обучались, но — только строго по делу. И они способны решать только очень конкретные, узкопрофильные задачи. А когда перед ними встает задача абстрактная, скажем, стратегического характера — они пасуют и ошибаются. Как на предпринимательском, так и на государственном уровне.

Латвии нужна правильная идеология, а не идеология охлократии

формы правления— В свое время Аристотель выделял три правильные формы правления — монархию, аристократию, демократию и три извращения. Извращением монархии, как известно, является тирания, извращением аристократии (власти лучших) является олигархия (власть немногих), извращением демократии является охлократия, то есть власть толпы. В чем отличие?

Правильная форма правления заботится об интересах общества в целом, а извращение — об интересах части. И с этой точки зрения Аристотель считал, что партийная система управления априори есть извращение, потому что интересы отдельных партий по определению не могут совпадать с интересами общества. Кстати, перед Новым годом я обратилась к одной из латвийских партий с предложением сделать определенные шаги для разработки концепции выхода Латвии из кризиса. Но никакого ответа не получила. Поэтому чудится мне, что в разработке реальной антикризисной концепции у нас никто пока не заинтересован. Хотя методики, которые позволяют такую концепцию выработать, есть.

Так что, возвращаясь к молодежи: нужны сразу два направления усилий. Чтобы тем, кто захотел, было бы куда пойти учиться всерьез — это первое. Второе — надо создать нужную для всего нашего общества идеологию. Потому что без соответствующей идеологии молодежь просто не захочет по-настоящему учиться и работать. По-настоящему учиться очень трудно.

Молодые же люди находятся в иллюзии, что можно имитировать умственный труд. Занятость действительно можно имитировать, нельзя — увы — имитировать результаты. Это заблуждение надо развеять. Нужно сделать престижным реальный умственный труд — выдвижение новых идей, составление и реализация планов, поиск сильных решений. Обществу необходима идеология, которая поддерживает хороших управленцев и порицает плохих. А что мы имеем сейчас? Сейчас мы имеем идеологию, которая поддерживает исключительно управленческую роль. Она опирается на внешний блеск, не поддерживая реальных результатов работы.

— Елена, и все-таки, кто должен вырабатывать эту «правильную идеологию»? Кто должен учить молодежь «умному, доброму, вечному», если, как вы говорите, связь времен уже почти распалась?

— Сейчас отвечу… Но сначала давайте чуть отвлечемся… У Роберта Шекли есть замечательный рассказ — «Билет на планету Транай». Не читали?

Билет на планету Латвия

транай— Землянин попадает на эту планету, где узнает, что все управленческие должности на Транае очень легко занять. Только пожелай — и ты уже народный избранник! Но фокус в том, что каждому такому избраннику на шею вешают медальон, который невозможно снять. А избиратели имеют возможность приходить в «Гражданскую приемную» и выражать свое мнение об управлении. И как только накапливается критическая масса отрицательных голосов, медальон взрывается.

И один из жителей Траная объясняет удивленному землянину: «Вы, — говорит он, — хотите обладать властью при условии, что она не влечет за собой никакого риска. Неправильное отношение…»

А теперь перейдем и к ответу на ваш вопрос. Для начала — об идеологии. Безусловно, выработать ее и начать внедрять в общество должны топ-менеджеры нашего государства — это одна из функций управления государством. Нужно-то для начала совсем немного — переориентировать государственное телевидение, поднять фильмы, где правильно и с симпатией показаны работающие люди, начать снимать новые передачи, рассказывающие о том, как люди работают, как организовано семейное хозяйство, в котором работают муж и жена, но есть еще и дети… Нужно показывать ценность труда, а не ценность занятости, ценность работы, а не нахождения на рабочем месте. Учить же должны те, кто не только знает, как, но и умеет получать результаты. Например, могу учить я…

* * *

В конце 2008 года инфляция в Латвии снизится до 12- 13{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, а уже весной 2009 года опустится ниже 10{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, прогнозируют аналитики SEB banka в последнем макроэкономическом обзоре.

Годовая инфляция в сентябре снизилась до 14,9{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, и в ней все больше намечается влияние цен на услуги. В ближайшие месяцы инфляция будет ниже, чем в прошлом году, однако влияние повышения тарифов на теплоэнергию будет заметным. В конце года инфляция снизится до 12- 13{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, а уже весной следующего года опустится ниже 10{7e75bbf692d0706a59efaf3a916fef05c73d43bd1c4c02c036a6b4331ef6621b}, прогнозируют аналитики.



About the Author:

admin

Отправить ответ

avatar