Психолог о том, что призвания не существует, а высокая мотивация бесполезна для сложной работы

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Пишет интернет-журнал о Минске Citydog

Поговорили с психологом Павлом Зыгмантовичем о лени, неспособности переживать «обломы» и моде на потребление.


«МУЖ БУДЕТ СИДЕТЬ У ТЕЛЕВИЗОРА, «ИСКАТЬ СЕБЯ», ПОКА ЖЕНА ЕГО КОРМИТ»

– Павел, давайте поговорим о лени – откуда она берется и что с ней делать?

– В лени есть три составляющих: одна физиологическая и две психологические. Физиологическая – это когда человек лежит, потому что он устал и измотан. Особенно это касается жителей больших городов – например, нашего. Если в городе больше 50 тысяч человек и его нельзя за 40-50 минут пройти из конца в конец быстрым шагом, то это город, в котором сложно нормально жить.

– То есть в деревнях жить легче? С чем это связано?

– Прежде всего, дело в количестве людей. Когда мы живем в деревне или небольшом городе, где все друг друга знают, то встреча с другим человеком не вызывает особого напряжения. А когда мы идем по большому городу, нам постоянно встречаются незнакомые люди. Человек так устроен, что незнакомых людей он может либо полностью игнорировать – но для этого необходимо очень серьезно снижать чувствительность, – либо на всех как-то реагировать.

Вот идет девушка по городу, а на нее смотрит мужчина, и ей сразу приходится выбирать: нравится, что он смотрит, или нет. А если ей нравится, то надо решать, что делать в ответ. В итоге человеку приходится постоянно принимать очень много мелких решений, и это вызывает напряжение. Ну и, конечно, так как город – это искусственная среда, здесь слишком много информации и сигналов, которые нужно обрабатывать, и все это изматывает.

– А какие психологические составляющие у лени?

– Первая психологическая составляющая связана с отсутствием потребности. У человека есть потребность, потом возникает мотив, а потом он «опредмечивается». То есть если я хочу есть, то начинаю ходить, смотреть по сторонам и решаю приготовить драники или сделать бутерброд – так я «опредмечиваю» эту потребность. А если мне не очень-то надо, то я лежу – просто потому что незачем. Например, зачем работать и шевелиться, если жена принесет денег. Муж будет лежать на кровати или сидеть у телевизора и, как там это сейчас смешно называют… А, вот: «искать себя» , пока жена его кормит. Взрослые дети будут сидеть на шее у родителей, которые дают им деньги. Не потому, что дети ленивые, просто у них ситуация такая. Когда человеку не очень надо, он не очень-то и дергается.

А вот третий момент самый сложный и самый спорный – он связан с нехваткой волевых качеств. Эта тема была очень развита в советской психологии, но при этом четко сказать, откуда воля берется и как точно ее развивать, пока сложно – все в этой теме достаточно туманно. Мы знаем, что она существует, и хорошо бы как-то ее развивать и тренировать волевые качества. И тогда, даже если очень не хочется, есть воля – человек встал, пошел и сделал.

«НИКАКОГО ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ У ЧЕЛОВЕКА НЕТ»

– А как же мнение о том, что если ты на самом деле мотивирован, то тебе будет не лень? И лень – это сигнал, что ты делаешь что-то не то.

– Да, сейчас все говорят, что надо узнать свои истинные желания – делать только то, что хочешь на самом деле, любить все, что делаешь, иметь высокую мотивацию, и тогда все будет получаться легко. А если ты напрягаешься, то это плохо. Это все чушь – ну или, если говорить мягче, это когниции, которые на самом деле нереалистичны и вредны. Это как люди думают, что существует предназначение. И если ты его найдешь, то все всегда будет получаться и идти легко, а трудности будут появляться изредка. Но никакого предназначения у человека нет – по крайней мере, этого никто не доказал.

– А почему вы говорите, что такие мысли вредны?

– Человек очень странное существо: многие говорят, что мы очень биологические, но на самом деле мы очень социальные и когнитивные. То есть у каждого есть представления о мире, и в зависимости от этих представлений формируется наше видение мира. Это что-то вроде инструкции – что видеть, как действовать и как чувствовать, а также и как оценивать ситуацию, если я столкнулся с трудностью.

Например, у меня в голове схема, которая говорит: трудности возникают в любой деятельности, если я преодолеваю трудности, то я развиваюсь. Чем больше трудностей я преодолел, тем более я опытный и крутой специалист и тем более я развит как личность. В такой парадигме, сталкиваясь с трудностями, я собираю ресурсы, волю и решаю проблемы.

А вот если у меня когниция, что я должен жить легко, у меня все должно быть хорошо и замечательно, то, сталкиваясь с трудностями, я понимаю, что это «не мое». Ведь если бы это был мой путь, то все получалось бы автоматически. И точно такую же ситуацию, такую же сложность, которую другие преодолевают, я воспринимаю как знак, что это не мое предназначение, отказываюсь от этой идеи и начинаю искать другую.

– А как же распространенные идеи о том, что человек должен получать удовольствие от жизни: мол, один раз живем и все в таком духе?

– Здесь опять важно понимать, что удовольствие может быть от созидания и от потребления. Нам говорят, что удовольствие – это потребление. Поэтому и появляется проблема пресыщенности, ведь потреблять бесконечно невозможно – в какой-то момент ты перепробовал все, даже самое безумное. А вот если бы нам говорили, что созидание – это круто и это удовольствие, то многое было бы иначе. Пропаганда потребления в перспективе очень деструктивна.

И то же самое с «один раз живем» – это опять про потребление, ведь, когда так говорят, имеют в виду наркотики, половые безумства или что-то в таком духе. Никто не говорит почему-то: надо все попробовать – пойду поволонтерю, или поработаю в хосписе, или вот пойду работать сельским библиотекарем.

– Но ведь постоянно созидать сложно…

– Конечно, тут только тренировка. Есть такое понятие, как фрустрационная толерантность, то есть способность выдерживать «обломы». Если она низкая – например, человека очень оберегали от неудач родители, очень оберегали в школе, – то он ищет предназначение и постоянно хочет идти легким путем. Важно понять, что это тупиковый путь, а потом и то, что преодоление и прикладывание усилий – это круто.

У меня есть товарищ, который уже лет 20 каждый день бегает по утрам. Он встает утром и говорит себе: я не буду бегать, просто встану. Потом говорит: бегать не буду, просто надену костюм и выйду, а потом – просто пройдусь. И смотрит – уже побежал. Так вот, когда у него спрашивают: «Вы уже 20 лет каждое утро бегаете, легко идет?», он говорит: «Нет, каждый день – это некоторая борьба». Не бывает так, что раз – и все легко. Когда человек это знает, он может тренироваться и испытывать радость преодоления.

Или, скажем, человек сидит на работе за компьютером и у него появилось желание проверить, что же там в Facebook. Вместо того чтобы следовать этому желанию или как-то активно его останавливать, надо просто за этим желанием понаблюдать. Есть замечательное американское исследование с графиком того, как растет желание: сначала оно появляется, очень быстро растет до высокого уровня, держится на нем какое-то время и начинает плавно спадать. И если просто переждать этот момент, просто сидеть, дышать и наблюдать за желанием – мол, да, очень хочется посмотреть Facebook, – то в какой-то момент желание начнет спадать и можно будет вернуться к работе.

– А как тогда отдыхать? Отдых – это смена вида деятельности или иногда надо лежать и смотреть сериалы?

– Есть отдых, а есть восстановление. Отдых – это действительно смена деятельности, то есть созидал автомобили, а теперь созидаешь чистоту в доме. А вот восстановление – это, как правило, действительно чистое удовольствие от потребления. Бывает, что человеку нужно просто полежать и посмотреть «Игру престолов». Главный вопрос в балансе – надо понимать, что это не жизнь, а восстановление, чтобы были силы потом жить. И не надо заменять отдых восстановлением и тем более деятельность восстановлением.

«ЕСЛИ ВЫ ПИШЕТЕ БИЗНЕС-ПЛАН, ВАМ МОТИВАЦИЯ НЕ НУЖНА»

– А высокая мотивация все-таки нужна? Или можно без нее обойтись?

– Есть известный закон Йеркса–Додсона, которому уже более ста лет. Они установили, что для каждой деятельности есть свой оптимум мотивации. Если деятельность примитивная и стереотипная – например, нужно колоть дрова, – то тут действительно хорошо бы, чтобы мотивация была повыше. А вот если надо делать что-то сложное – скажем, писать кандидатскую, – то тут лучше иметь более низкую мотивацию. Если мотивация слишком высокая, то человек, столкнувшись с первой же неудачей, серьезно обламывается. А если вы садитесь и думаете: вот это очень сложная задача, и я, в общем, делать ее не хочу, но вот оглавление могу сделать. И вот набрасываете оглавление, понимаете, что все – чушь, но вот эти два пункта – неплохие. Получается, что чуть-чуть успеха уже случилось. И так вы медленно продвигаетесь вперед.

То есть высокая мотивация нужна тем, кто копает каналы. А если вы пишете бизнес-план, то вам она не нужна, потому что задача сложная и надо фиксировать каждый момент успеха, даже самый мелкий, что на высокой мотивации не удастся.

– Тогда получается, что самыми продуктивными должны быть офисные сотрудники, занятые не очень интересной им работой и не очень мотивированные?

– У офисных сотрудников часто возникает другая проблема – им сложнее работать в сравнении с теми, кто делает что-то объектное. Человеку очень важно видеть результат своего труда. Например, если я накрутил гайку на резьбу и насадил колесо, то вот он, результат моего труда, – колесо БЕЛАЗа. А если вы врач в поликлинике, который выписал рецепт и больше этого пациента не увидит, или сотрудник колл-центра, или женщина в декрете, то получается, что вы живете в формате очень процессной работы, где результатов почти никогда не видно.

– Есть какие-нибудь эффективные способы, что можно делать в случае, если как раз занят процессной работой, а не колесами БЕЛАЗа?

– В таких случаях очень важно отмечать собственные успехи – и то, что сейчас называют геймификацией, тоже работает. Например, есть очень известная покерная система, когда покупаются фишки для покера и каждая деятельность «стоит» определенное количество фишек. Например, если я разобрал всю рабочую почту до 10 утра, то начисляю себе 15 фишек, то есть буквально беру их из банка себе на стол. А выпить кофе на рабочем месте, скажем, стоит мне 5 фишек, и я возвращаю их обратно в банк. Как ни странно, это очень хорошо работает. Для офисных сотрудников идеальным вариантом было бы получать деньги, может даже виртуальные. Например, человек в колл-центре ответил на звонок, а ему на счет упали виртуальные 3 рубля – так работать было бы гораздо легче.

– Но в итоге, чтобы побороть лень, надо учиться получать удовольствие от преодоления?

– Да, если научиться испытывать от преодоления радость, можно свернуть горы, и именно это оставит в жизни ощущение наполненности.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz