Рынок запрещенных товаров: об экономической стороне наркобизнеса

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Сокращенный перевод статьи из NRC Handelsblad (De markt van verboden waar. – NRC Handelsblad, 07.08.16, Sect. O&D, p. 10-11). Источник перевода — Московский научно-практический центр наркологии.

»Война против наркотиков» идет уже не одно десятилетие, но победы не видно. Эта война поднимает цены на наркотики и обходится обществу дороже, чем заявляемая польза. Некоторые экономисты видят больше смысла в легализации и налоговом регулировании. Ничто не ново под Луной: когда Индонезия была голландской колонией, там была госмонополия на опиум. Это краткий смысл статьи об экономической стороне наркобизнеса.


»Полиция нидерландской провинции Брабант весной этого года с гордостью сообщила о своих успехах в борьбе с местными производителями конопли. В результате целенаправленных действий против производителей саженцев конопли последние подорожали в пять раз. По мнению полиции, производителям конопли теперь будет трудно заработать на выращивании этих растений.

Профессор экономики Jan van Ours (Тилбургский университет) далеко не так уверен, что это повлияет на объемы марихуаны, производимой в Северном Брабанте. Он много занимался исследованиями запрещенных наркотиков. »В борьбе с наркотиками полиция устраняет мелких игроков, в результате чего происходит снижение конкуренции на этом рынке. Положение же крупных игроков, наоборот, укрепляется, и в результате они могут повышать цены на товар». Так что это тоже может быть причиной повышения цен на рассаду конопли.

Мировое производство и торговля наркотиками – сектор экономики, в котором, по оценкам ООН, ежегодно задействовано порядка 300 млрд. долларов. С учетом этого, всемирная »война с наркотиками» – это типичный пример вмешательства государства в рынок, в данном случае в рынок психоактивных веществ.

Но при этом госслужащие нередко плохо понимают, что делают – по крайней мере, об этом свидетельствуют данные крупных экономических исследований рынка наркотиков. Возьмите перехват наркотиков – о подобных успехах немедленно объявляется в переводе на высокую уличную цену. В 2010 году мексиканская армия обнаружила в складских помещениях одного из наркокартелей 134 тонны марихуаны. В Мексике уличная цена этой рекордной партии составила бы 340 млн. долларов, а в США – и все 500 млн. долларов. Наркопреступности нанесен тяжелый ущерб – таково было послание властей.

Так ли это? Экономист Beau Kilmer из Корпорации RAND рассчитал, что цена марихуаны растет с каждым шагом в данной пищевой цепочке. В мексиканском складе наркокартеля один грамм марихуаны стоит 8 центов (оптовая цена), а после затрат на транспортировку и распространение при продаже в американском колледже она уже поднимается до 5 долларов за грамм. Таким образом, ценность захваченной рекордной партии марихуаны составляет »всего лишь» 10 млн. долларов.

Некоторые экономисты считают, что настоящий удар по картелям нанесет только декриминализация наркотиков. Другие экономисты считают, что в любом случае власти должны лучше учитывать экономические механизмы торговли запрещенными наркотиками. Эти механизмы выглядят следующим образом:

1. Рынок

Рынок наркотиков – не один, их много. Это рынки отдельных продуктов. Иногда это локальный рынок, напр., производство местной конопли для местного употребления, но в целом, мы все-таки имеем дело с международными рынками: героин идет из Азии (Афганистан) в Европу и США; туда же поступает кокаин из Латинской Америки. Марихуана в Европу идет из Северной Африки, а в США – из Мексики.

Наркотики пересекают границу двумя способами, и это связано с разными типами преступности. Кокаин и героин занимают мало места, и его прячут в легально перевозимых товарах. Тут речь идет о беловоротничковой преступности, когда надо подкупать работников таможни. Марихуану часто переправляют через границу в больших трейлерах, в сопровождении хорошо вооруженной охраны, готовой стрелять на поражение.

Пересечение границы попадает в графу »транспортировка» и »перегрузка», и это является сферой ответственности наркокартелей. Перевод сырья в продукт для реализации (напр., листья коки в кокаин) тоже осуществляют сами картели. Производство сырья они оставляют за независимыми фермерами. А распространение продукта среди потребителей передается уличным торговцам и посредникам.

При этом картели могут по-разному выстраивать работу в своем звене наркобизнеса, как это показал в своей книге Narconomics британский журналист Tom Wainwright, специализирующийся на вопросах экономики. Большинство мексиканских картелей работают со своими собственными людьми, которых они набирают в данной местности и в тюрьмах. Некоторые картели, как заведения МакДональдс, работают по системе франшизы, когда локальные преступные группы могут торговать наркотиками под брендом картеля при условии, что они отдают картелю часть прибыли. Такой бренд защищен насилием. Именно благодаря франшизе в Центральной Америке с 2010 года произошел быстрый рост картеля Сетас.

Как и обычные крупные предприятия, картели предпочитают делить рынок, а не конкурировать на нем. Так правительство Сальвадора в 2012 году положило конец кровопролитной нарковойне, выступив посредником в переговорах по разделу рынка между двумя крупными картелями. В Мексике аналогичная попытка остановить войну наркокартелей не увенчалась успехом.

2. Предложение

Следует отметить, что власти в борьбе с наркотиками используют вполне рациональные экономические подходы. Чтобы сократить предложение, полиция подталкивает вверх цены, что делает наркотики для многих слишком дорогим приобретением.

В связи с действующими запретами, самыми затратным звеном в цепочке наркобизнеса является транспортировка и распространение. Именно они делают наркотик столь дорогим в конечной точке реализации. Возьмите кокаин. Это очень компактное вещество. Для потребителя на год достаточно 180 г, что чуть больше веса iPhone 5 (120 г). Согласно расчетам американского экономиста Jonathan Caulkins (Foreign Policy, 2016), переправка этого количества наркотика из Южной Америки в любую точку мира обойдется от 40 до 100 долларов.

Venezuelan National Guard members show members of the media a block of cocaine ready for shipment in Puerto Cabello in this July 27, 2009 file picture. Wedged between the world’s top producer Colombia and the islands of the Caribbean, Venezuela has long been a conduit for cocaine. How much now gets through is hotly disputed, with the United States saying shipments rose five-fold from 2004 to 250 tonnes in 2007. To match feature DRUGS/VENEZUELA REUTERS/Edwin Montilva/Files (VENEZUELA — Tags: CRIME LAW SOCIETY)

В реальности цена чистого кокаина постепенно возрастает с нескольких сотен до десятков тысяч долларов. У фермера чистый кокаин стоит всего 800 долларов за килограмм. По данным Kilmer (Foreign Policy, 2009), самый большой скачок цены происходит при покупке уличным драгдилером у посредника килограмма чистого кокаина за 27.000 долларов с его последующей продажей клиентам в США за 122.000 долларов. Таким образом, упаковка кокаина на год будет стоить почти 25.000 долларов.

Аналогичная картина с транспортировкой марихуаны: цена за килограмм возрастает на 500 долларов на каждые 1000 км пути в Мексике и США. Это расчеты мексиканских экспертов (IMCO, 2012).

Цена транспортировки делает бессмысленными впечатляющие операции армии и полиции в Южной Америке против производства, напр., кокаина. Даже если уничтожение большого числа растений коки приведет к повышению цены производства в два раза, эти дополнительные 800 евро добавят лишь полпроцента к конечной цене кокаина для потребителя. Если такое происходит, то фермеры этого даже не учитывают. Дело в том, что картели являются монополистами и единственными покупателями товара – и они определяют закупочную цену.

3. Эластичность цены

Цена наркотика действительно может негативно влиять на потенциального покупателя. В мире значительно меньше людей употребляют кокаин, марихуану или героин, по сравнению с теми, кто употребляет алкоголь и табак. Эту связь между ценой и спросом экономисты называют »эластичностью цены». Высокая эластичность означает, что спрос на продукт сильно реагирует на изменение цены, а низкая эластичность – что изменение цены не имеет большого значения.

Как обстоят дела с запрещенными наркотиками? Это довольно трудно рассчитать, так как неизвестно точное количество проданных наркотиков, не говоря уже о колебаниях продаж. Кроме того, имеет значение, является ли человек долгосрочным »тяжелым» потребителем наркотика или он покупает его иногда для рекреационных целей.

Профессор van Ours выполнил прорывное и часто цитируемое исследование по опиуму в начале ХХ века (Journal of Political Economy 1995). Тогда в Индонезии, которая была голландской колонией, власти ввели госмонополию на опиум и запретили активно растущее производство и торговлю наркотиком для частников. »Цены поднялись, и так как потребителям приходилось тратить на наркотик подчас более половины своих доходов, то потребление упало,» – говорит van Ours. По расчетам van Ours, каждое повышение цены на 10% снижало спрос на 7%, т.е. эластичность цены составила -0,7. Сопоставимая ситуация с сигаретами, но вот, скажем, для хлеба она намного выше: люди продолжают покупать хлеб, даже если он становится намного дороже.

Для современных наркотиков, на которые большинство людей тратят значительно меньшую часть своего дохода, эластичность меньше. Для кокаина она, по существующим оценкам, составляет –0,5, т.е. каждое повышение цены на 10% снижает потребление на 5%. Чтобы настолько поднять цену, государство должно совершить большие траты (напр. работа полицейских), тогда как итоговый результат (зд. снижение употребления) не покроет и половину. Так, согласно расчетам Нобелевского лауреата Gary Becker (Journal of Political Economy 2006), война против кокаина по определению оказывается в два раза дороже.

Это тоже по определению означает, что при такой борьбе розничная цена наркотиков уходит настолько далеко от цены производства, что для преступников становится привлекательной роль посредника (в качестве арбитра). А потом государство вновь должно выделять дополнительные деньги на борьбу с наркопреступностью.

4. Затраты

Между тем, затраты на »войну с наркотиками» достигли астрономических сумм. Только в США ежегодно на борьбу с наркотиками выделяется 26 млрд. долларов. Главным образом по причине криминализации наркотиков число заключенных в США выросло с 330.000 в 1980 году до 1,6 млн. в настоящее время. Часто это молодые чернокожие заключенные.

Такое положение чревато огромными социальными потерями – так заявил Becker в своей пламенной речи против »войны с наркотиками» (The Wall Street Journal, 2013), потому что большое количество молодых людей оказались лишены будущего. К тому же социальная цена проблемы ассиметрична: основные тяготы ложатся на такие страны, как Мексика, где между тем в нарковойнах убито 50.000 человек.

5. Спрос

По мнению экономистов, вместо предложения государству строит заняться спросом на наркотики, напр., с помощью просветительских кампаний, как при борьбе с курением. В отношении курения и в меньшей степени алкоголя, помимо дестимулирования потребления, применяется налоговое регулирование. Этот подход, по мнению экономистов, может применяться и к употреблению таких наркотиков, как марихуана и кокаин. С точки зрения Becker, налоговое регулирование – менее затратный и более действенный подход, чем криминализация наркотиков. Но чтобы регулировать налоги, следует сначала легализовать наркотики.

6. Легализация

Рекреационное использование марихуаны легализовано в четырех штатах США. Сейчас суперсовременные и эффективные предприятия выращивают высококачественную марихуану, которая продается в магазинах, имеющих на это разрешение, и число таких магазинов растет. В конце 2014 года в штате Колорадо (население 5,4 млн. человек) было более 800 магазинов, торгующих марихуаной. Это больше, чем во всей Голландии. Колорадо, помимо прочего, привлекает множество наркотуристов из других штатов, а расположенный на севере Вермонт — даже туристов из Канады. Эти туристы покупают для себя, а также на продажу в своем штате / стране.

Легализация марихуаны в Колорадо принесла 30.000 рабочих мест. В Вермонте потребители марихуаны тратят на наркотик порядка 200 млн. долларов в год, что дает в государственную казну в виде налогов 84 млн. долларов (SSA 2016).

Легальные производители марихуаны даже начали конкурировать с мексиканскими картелями, прежде всего из-за повышения в три раза содержания ТНС (выше 20%). По этой причине цены на марихуану снизились, а между тем, по информации из Мексики, там большой урожай конопли, с которым они не очень знают, что делать.

Дешевый наркотик означает рост числа потребителей – такова логика эластичности цены. Более половины марихуаны в Вермонте, напр., выкуривают люди, употребляющие ее ежедневно. Благодаря таким потребителям эластичность цены здесь крайне высока (0,7), т.е. они предположительно увеличат потребление после падения цены.

Учащиеся школ, которые подумывают попробовать марихуану или кокаин, менее чувствительны к пониженным ценам на наркотик (эластичность около 0,3). Но если вы хотите ограничить употребление, то, по мнению экономиста в области здравоохранения Grossman (Health Affairs, 2002), прежде всего следует предупредить первое применение наркотика. С помощью просвещения и акцизов. Jan van Ours: »Это действует только на определенном уровне. Посмотрите на Австралию, где пачка сигарет стоит 20 долларов. Там меньше людей начинают курить, хотя общее количество курильщиков пока очень велико».

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz