Перспективы и возможности дистанционного обучения

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Елена Бреслав, директор Центра дистанционного обучения Государственной Академии промышленного менеджмента им. Н.П. Пастухова (г. Ярославль), август 2014. Опубликовано в журнале «ДПО в стране и мире» № 5 2014 г.

Сегодня мы хотим поговорить с вами о развитии дистанционного обучения в России и о том, какие возможности предлагает ГАПМ им. Н.П. Пастухова (г. Ярославль) в плане сотрудничества в развитии этого чрезвычайно перспективной формы обучения.

Почему эта форма обучения представляется такой важной?


Так сокращается число абитуриентов или растет?

Потому, что очень многие современ­ные образовательные учреждения столкнулись с демографическим сдвигом. Точнее, с падением спроса, которое они считают результатом демографического сдвига.

Приходится слышать следующее рассуждение: те дети, которые не родились в начале 90-х годов вследствие распада Советского Союза, сейчас не выросли, и малочисленное поколение превратилось сейчас в малочисленный поток абитури­ен­тов. Это, конечно, справедливо.

Но параллельно идет прямо противоположный процесс: быстро растет потребность в повторном обуче­нии и в повышении квалификации среди взрослых, под которыми мы здесь и далее понимаем людей, уже имеющих образование и профессию.

Несмотря на отсутствие удобных статистических данных, смеем утверждать, что падение спроса на образование в силу относительной малочисленности юных абитуриентов перекрывается ростом спроса со стороны взрослых.

Также смеем утверждать, что часть спроса на обучение со стороны взрослых остается неудовлетворенной: они учились бы, если бы им предложили нужный образовательный продукт. А нужный образовательный продукт для них отличается не только бóльшей практической направленностью, но и другой формой обучения: должна быть значительно выше доля дистанционной формы. Взрослым в массе своей просто некогда сидеть в аудиториях.

По этим требованиям к категории «взрослых» примыкают почти все старшекурсники и многие абитуриенты из городов, «других» по отношению к месту расположения учебного заведения.

И поэтому, когда образовательные учреждения думают о том, что им делать в условиях падения очного спроса на их программы, они должны прежде всего ответить себе на вопрос: имеют ли они дело с реальным некомпенсируемым демографическим сдвигом или просто «клиенты» переходят с рынка очного обучения на рынок дистанционного образования (ДО)[1]?

Поэтому, если вы хотите привлечь новых слушателей (студентов, обучающихся – в данном тексте это все синонимы), то вы должны понять для себя, как вы будете это делать, особенно, если в вашем регионе их немного. А значит, потенциал очного обучения заведомо небольшой.

Если вы хотите объединиться с закадычным конкурентом, то подумайте о том, что вы получаете те же проблемы привлечения очных слушателей, только удвоенные (объединенные), поскольку постоянные расходы и персонал у вас тоже объединятся. Если же вы думаете о том, чтобы ликвидироваться, то мы вернемся к тому, что написано выше: потребность в обучении не уменьшается, а на самом деле растет. И если мы принимаем гипотезу о том, что нет драматических демографических сдвигов, а есть массовый сход слушателей на рынок дистанционного обучения, то тогда дистанционное обучение становится единственным реальным решением. Требуется уходить в дистант, но нужно понять, как.

Почему так важно это самое «как»? Потому, что опыт российских учебных курсов часто неудачен. Вот здесь, например, можно увидеть неформальный, но достаточно полный отчет-анализ о том, почему российские дистанционные учебные курсы хуже западных. Надо сказать, что причины, по которым автор забраковал российские курсы, сугубо решаемые.

И мы предлагаем сотрудничество и ищем партнеров и поэтому тоже – вместе создавать качественные дистанционные курсы много проще, не говоря уже об эффективности последующего использования.

Всякий ли дистант пригоден к употреблению

Теперь для понимания отличий дистанционного обучения от очного и заочного давайте пройдем с вами по линии времени для образования:

Очное обучение берет свое начало в церковных университетах, которые предполагали обучение через лекции и семинары. И от церковных университетов оно унаследовало начетничество и жесткую зависимость от уровня преподавателя. Соответственно, и сегодня, если оставаться внутри этого подхода, нехватка хороших преподавателей кажется основной причиной, по которой уровень нынешнего образования хуже уровня 20-30-летней давности. Смеем утверждать, что это не так. Переходите на ДО – и преподавателей заведомо хватит.

Заочное обучение появилось достаточно давно, еще в 70-е годы XIX века, и основывалось на обычной почтовой связи. Его условием было распространение печатных машинок, которые позволяли передавать обучающимся, находящимся далеко, где-то, по почте материалы для проработки и получать от них в ответ задачи и решения. Однако быстро выявился основной недостаток заочного образования, заключающийся в том, что мало кто из обучающихся отличается достаточной самодисциплиной для регулярных занятий: они работают, устают, им некогда, им нужно, в конце концов, просто получить диплом. И даже самый лучший преподаватель склонен входить в положение студента и тем самым попадает в зависимость от его добросовестности.

Дистанционное обучение может и даже должно быть свободно от этих недостатков. Если мы дистанционное обучение сделаем таким же, как очное, то получим много плюсов, но сохраним и зависимость от уровня преподавания, и зависимость от добросовестности студента. Плюс зависимость от коммерческих интересов образовательного учреждения, вынуждающая мириться и с уровнем преподавания, и с недобросовестностью студентов.

Дистант бывает разный – выбирай на вкус

Для того, чтобы понять, как же нужно изменить подход к обучению, чтобы плюсы дистанционного обучения не сопровождались навешиванием на него всех предшествующих минусов, давайте составим матрицу дистанционного обучения. Критериев два: где по отношению к нам находится преподаватель, а где – студент:

Во-первых, они оба могут находиться у нас здесь, на месте. Но тогда это будет не дистанционное обучение, а очное. Для многих очное обучение по результатам опросов по-прежнему является мечтой – типа оно самое эффективное, самое хорошее. Но, как любая мечта, оно на сегодняшний день недостижимо: не только в силу нехватки преподавателей, но прежде всего в силу нехватки свободного времени у обучающихся. Будучи недостижимым на нужных условиях, оно по факту неэффективно.

Второй вариант – это, когда преподаватель находится у нас (очно), а слушатель находится удаленно – так работают вебинары. Как бы все логично, но для регулярного образования не подходит. Почему?

  • Вебинарами мы привлекаем дополнительную удаленную аудиторию, которая может находиться там, где ей удобно. Однако при этом сохраняется зависимость от уровня преподавателя и от добросовестности студента. Мало того: повышаются требования к технической базе, и со стороны студента растет число технических претензий и «отмазок». В самом деле, если студент говорит, что он вас не видит или не слышит, то вы, находясь на месте, никак не можете это проконтролировать. Получается, что вы виноваты в том, что студент типа явился, но знания не получает. На самом же деле вы не можете убедиться в обоснованности его жалоб. Поэтому этот сегмент с большой вероятностью будет сокращаться, заняв в итоге различное место в соответствии с конкретными обстоятельствами каждого учебного заведения.

Третий вариант – это, когда преподаватель находится где-то, а слушатель – у нас. Так работают видеолекции. При этом мы улучшаем возможности привлечения преподавателей, но проблема с обучением остается.

  • Приглашение преподавателей из других городов расширяет круг профессорско-преподавательского состава (ППС) и повышает уровень учебных материалов, прежде всего лекций. Но иногороднему преподавателю нужно правильно поставить задачу, сделав, соответственно, методическую проработку курса. Это гораздо легче и благодарнее работы с «отмазками» от вебинаров, конечно. Плюс преподаватель тоже получает при таком подходе дополнительные возможности, которыми может воспользоваться для повышения качества обучения. Не сразу, конечно, — условием является переучивание преподавателей на дистанционную работу. Это преодолимо и имеет свои положительные стороны. Поэтому этот сегмент дистанционного обучения мы по-прежнему держим в виду.

И, с нашей точки зрения, самый большой интерес представляет сегмент, когда и преподаватель, и слушатель у нас находятся «где-то». Неважно – они могут быть в соседнем кабинете, в соседнем здании, в соседнем городе, а могут быть на противоположном конце земного шара – мы организуем учебный процесс, а главное – жестко контролируем результаты обучения. Потому что диплом выдаем не за то, что наш обучающийся что-то прослушал[2], а за те навыки, которые он продемонстрировал в ходе обучения и при итоговой проверке. Своим дипломом мы гарантируем работодателю, что он получает человека той квалификации, которая заявлена в нашем документе. А как он эту квалификацию приобрел, на самом деле, в современных условиях дело второе. Он может выучиться сам, он мог приобрести соответствующую квалификацию в ходе работы – диплом подтверждает, что эта квалификация у него есть. Для его работодателя (а именно работодатель является адресатом диплома) это главное.

Мир поддерживает дистанционное обучение программно

Перспективность сегмента «преподаватель где-то, слушатель тоже — где-то» в мире зафиксирована тем, что разработан обучающий портал, он же – система управления курсами, он же – виртуальная обучающая среда, со смешным для русского уха названием “Moodle[3] (Модульная Объектно-Ориентированная Дистанционная Учебная Среда). Портал распространяется бесплатно несмотря на то, что по объему фактически сделанных в него инвестиций на сегодняшний день является самым дорогим образовательным проектом. У него весьма посредственный дизайн, который легко кастомизируется под стиль вашего конкретного образовательного учреждения.

Что он умеет, этот “Moodle”[4]? Первое – он является площадкой для выкладки материалов и поддерживает самые разные виды контента: во-первых, тексты, веб-страницы, аудио, видео и файлы произвольного формата. Это означает, что если мы хотим передать нашему слушателю некий учебный материал, то это могут быть не только тексты, но и расчетные файлы, ссылки на веб-страницы, аудиоподкасты, которые можно слушать, например, в машине, видеоролики, и вообще произвольные файлы, например, интеллект-карты. Сюда же относятся тесты с автоматической проверкой, что позволяет резко улучшить уровень усвоения материала за счет дробной, частой проверки. Сюда же – интерактивные учебные материалы и интерактивные учебные курсы (сейчас им уделяется много внимания, правда, она чрезвычайно дороги в разработке, поэтому эффективны и целесообразны только для определенных вопросов). Сюда же относятся глоссарии с автоподсветкой. Очень удобно и дидактически эффективно: для усвоения учебного материала с большим количеством специальных терминов важно, чтобы обучающийся мог в любой момент навести курсор на слово и вспомнить, что это такое.

Возможно также подключение образовательных ресурсов к тому или иному стандарту взаимодействия.

Второе, что умеет Moodle, это устанавливать коммуникацию между пользователями, т.е. делать массовые рассылки, причем прицельные, посылая только тем, кому нужно. Он может послать прямое текстовое сообщение какому-то слушателю, или от слушателя преподавателю или администрации. На нем работают форумы. Он собирает, учитывает, проверяет на плагиат присланные работы, рецензирует, оценивает. Он позволяет проводить опросы и анкетирования. Он же проводит вебинары и конференции и взаимодействие в виртуальных средах. Правда, пока еще вебинары и видеоконференции Moodle’а не самые лучшие, специализированные сервисы все-таки делают это надежнее и удобнее, но дорогу осилит идущий. Moodle развивается и, скорее всего, рано или поздно если и не догонит специализированные сервисы, то составит им вполне достойную конкуренцию.

Третья группа возможностей системы Moodle – это хранение и анализ результатов обучения. Мы видим все действия, которые пользователь сделал в системе, мы сохранили его оценки и можем вычислить итоги. Это чрезвычайно важно даже для очного обучения, когда преподаватель большой группы или на потоке может не помнить конкретных студентов в лицо – и система помогает ему, подсказывает оценку. А в дистанционном обучении это еще важнее.

Moodle может вести учет портфолио учащихся, указывая какой курс кто прослушал, какие оценки получил, у какого преподавателя; может фиксировать пожелания учащихся. Позволяет обмениваться данными портфолио с внешними системами, например, перекачать данные в тот или иной банк. Учитывает компетенции обучающегося в плане, например, скорочтения, составления интеллект-карт, языков, предшествующей математической, программной или любой другой подготовки.

Он передает результаты обучения во внешние системы управления, в том числе, например, можно передать файлы для подготовки дипломов, и формирует самые разные отчеты.

Четвертой группой возможностей является взаимодействие Moodle с мобильными клиентами. Эта возможность важна для современных слушателей, хотя пока менее важна для администраторов этой системы. Но технологическое развитие идет по линии все большего использования устройств планшетного типа.

Лекции – вместе, практика — врозь

Описание возможностей Moodle позволяет сразу указать, где, в каких сферах целесообразно взаимодействие между образовательными учреждениями. Прежде всего, это создание учебных материалов – потому что учебные материалы при дистанционном обучении могут быть заимствованы. Надо сказать, что трудоемкость создания учебных материалов очень специфична. Она очень высокая при первоначальном создании и очень низкая либо отсутствует при повторе. Это контрастирует с очными лекциями, трудоемкость которых всегда одинакова, независимо от того, читает ли лектор эту лекцию третий раз или двенадцатый. Таким образом, однажды потратив дополнительный труд для разработки учебных материалов, мы потом существенно экономим на их тиражировании. И если вузы, объединившись, создают методически правильные учебные материалы, например, распределив однажды работу между своими специалистами, то тем самым существенно сокращают себе затраты на последующее обучения.

Текущее обучение, помимо чтения лекций, как раз наоборот, становится более трудоемким:

  • у преподавателей освобождается время, и они могут проверить значительно больше заданий, которые выполняют слушатели;
  • увеличение объема выполняемых слушателями заданий соответствует концепции «диплома за квалификацию».

Тем самым достигается значительно более высокий уровень усвоения материала и уровень подготовки.

Достигнутый и подтвержденный выполненными заданиями уровень квалификации фиксируется результатами обучения, и мы возвращаемся к тому, что уже несколько раз повторили: теперь дипломом мы подтверждаем не то, что наш обучающийся прослушал некий курс, а то, что он приобрел знания и навыки, и эти навыки подтверждены выполненными им заданиями.

Что еще мы контролируем в ходе подобного обучения?

Во-первых, мы контролируем преподавателя: т.е. мы знаем, что, в каком объеме и в каком виде, когда он разместил. Если мы создали учебные материалы с кем-то или купили на стороне, то мы знаем, что мы это разместили, когда и в каком объеме.

Мы проконтролировали качество размещенных материалов.

Мы проконтролировали сроки проверки заданий, потому что для обучающихся чрезвычайно важно, чтобы преподаватель своевременно подавал обратную связь.

Мы убедились, что выставленные оценки корректны, и т.д.

Во-вторых, мы контролируем обучающегося: что он выполнил, когда, как это было оценено, и получил ли он обратную связь.

  • В большинстве случаев сплошной контроль не требуется – достаточно выборочного плюс контроль по сигналам. Поэтому проведение контроля, конечно, является дополнительной нагрузкой, но она далеко не так велика, как можно подумать. Разбор конфликтов между преподавателями и слушателями в отсутствие объективных аргументов занимает куда больше времени.

Для перехода на дистант у ВУЗов все есть. Или многое

Итак, предположим, что мы вас сагитировали, и вы хотите перейти на дистанционное обучение. Как это сделать? И легко, и сложно одновременно. Легко потому, что основные необходимые материалы у вас уже наверняка есть. А сложно – потому, что все-таки объем первоначальной работы большой.

Начинать необходимо с учебно-методических комплексов (УМК или УМКД). Они являются основой любого обучения, хоть очного, хоть дистанционного, и должны быть. Их, однако, необходимо доработать в соответствии с подходами, которые мы называем подходами ГАПМ, и перевести в Moodle.

Начинаем мы с использования доступных возможностей контента, например, выкладываем тексты (они составляют львиную долю УМК по объему). Потом, по мере того, как мы научим наших преподавателей записывать видео с экрана, писать аудиоподкасты, мы сможем использовать другие возможности контента.

Можно и нужно привлекать к этой работе достаточно широко слушателей: например, многие из них успешно осваивают интеллект-карты. И, скажем, сделанные ими интеллект-карты тоже могут выкладываться в Moodle, давая подспорье или ориентир для обучения следующим нашим слушателям.

После этого уже можно начинать дистанционное обучение.

В ходе работы с первой обучающейся группой начинаем развивать коммуникации, и в результате выходим на использование полного функционала Moodle.

После завершения первого этапа начинаем думать и перспективе.

Во-первых, мы должны перевести в дистант все программы и задействовать весь имеющийся функционал Moodle’а. И к этому моменту мы уже поймем, что наше обучение вот так незаметно, исподволь, стало радикально другим, и уровень его существенно повысился.

Параллельно, начиная с первого курса ДО, мы должны замерить и учесть изменения нагрузки преподавателей, потому что, как мы уже сказали, нагрузка в плане подачи учебного материала существенно изменится: возрастет при первоначальном размещении и исчезнет или сильно сократится при повторных. У некоторых преподавателей она исчезнет вообще – если вы решили воспользоваться учебными материалами партнеров.

Но, в то же время, существенно увеличится нагрузка в части проверки заданий и подачи обратной связи слушателям.

Мы рассматриваем эти сдвиги как чрезвычайно позитивный момент, потому что он позволяет сделать акцент в плане трудоемкости на молодых преподавателей и постепенно довести их дидактический уровень до нужных нам высот.

Разные программы пригодны к ДО по-разному

Теперь второй шаг подхода Государственной Академии им. Пастухова к обучению, который предполагает классификацию учебных курсов.

В соответствии с этой классификацией мы выделяем:

Что характерно для предметов, «удобных для дистанта»? Обычно – большое количество схем и чрезвычайная важность этих самых схем для усвоения материала. С доски их слушатели обычно плохо видят, вглядываются, и поэтому усвоение материала группой при очном обучении идет неравномерно. Когда же слушатель обучается по видеоролику, имеет возможность остановить видеоролик, повторить учебное задание, отмотать видеоролик назад и т.д. В результате усвоение идет гораздо лучше.

Вторя группа – это учебные курсы со значительной дистанционной частью. Сюда, например, относится диагностика бизнеса и поиск резервов, курсы о конкуренции и месте компании на рынке, об управлении затратами и т.д. Мы специально подобрали учебные курсы как бы в параллель с теми, которые удобны для полного дистанционного обучения, потому что сразу видно, в чем отличие:

Финансовый анализ можно разобрать самому: взять баланс открытой акционерной компании или собственного предприятия и на его примере разобраться в анализе структуры, динамики, коэффициентов, их связи – что и как. Но когда идет речь о диагностике бизнеса и поиске резервов, принципиально важно собрать обучающихся вместе, дать им возможность обсудить гипотезы, потренировать доказательства, отточить аргументацию и т.д. Т.е., здесь требуется присутствие других людей.

И, наконец, есть учебные курсы, которые проходят в тренинговом режиме и требуют живого присутствия. К таковым относятся: практикум по менеджменту, разработка и реализация стратегии, проблемы бюджетирования и т.д. Здесь, конечно, можно что-то разобрать, прочитывая учебный материал, но успешное обучение возможно только в ходе тренинга.

Разделив все курсы на три большие группы, мы планируем, каким будет для каждого курса вводное очное мероприятие, какого объема будет дистанционный курс, и какой будет итоговая работа:

Например, если мы имеем дело с курсом, удобным для дистанционного обучения, то в качестве вводного очного мероприятия будет обзорная лекция – небольшая, а, может, и не будет ее вовсе. Однако сам дистанционный курс будет полнометражным: с теоретическим материалом, с тестовыми заданиями, задачи и кейсами, с эссе и с объемной и творческой итоговой работой.

Если это курс, который частично является очным, частично дистанционным, то у него на входе будет семинар-тренинг. Дистанционный курс будет полнометражным. На выходе работа, скорее всего, тоже будет объемная и творческая.

Но, если мы имеем дело с курсом, который предполагается осваивать в тренинговом режиме, то вводное очное мероприятие, оно же — обучающий курс, является основным. К нему будет прилагаться короткий дистанционный курс для повторения пройденного материала и для того, чтобы это очное мероприятие дало дополнительные результаты и осталось в памяти. В качестве итоговой работы рекомендуется небольшая проверочная работа, подтверждающая приобретенные навыки.

Как и в чем имеет смысл сотрудничать?

Соответственно, если возвращаться к возможностям сотрудничества с ГАПМ, то целесообразно говорить о совместной разработке дистанционных курсов, прежде всего «полнометражных».

Можно говорить об обмене или совместном проведении вводных очных мероприятий, особенно тех, которые предполагают высокую квалификацию преподавателей.

Итоговые же работы и контроль промежуточных результатов остаются за каждым образовательным учреждением самостоятельно.

Схема по щелчку открывается в новом окне, где ее можно изучить.

Здесь вы видите пример программы профессиональной подготовки, в которой зелеными блоками указаны тренинговые вводные мероприятия, голубыми – обзорные семинары или обзорные лекции, а так называемыми «пузырями» , т.е. фигурами, похожими на те, как пишут речь в комиксах, указаны выходные работы. Если «пузырь» прозрачный, это означает, что выпускная работа по данному учебному курсу является желательной. Хотя обучающийся, безусловно, может ее выполнить и получить, таким образом, подтверждение дополнительных навыков, не предусмотренных основной программой.

Как достичь успеха на этом пути

Какие факторы успеха у такого подхода (и перехода) к дистанционному обучению?

  1. На первых шагах требуется разработать полный комплект материалов. Как уже указывалось, обычно он есть в учебно-методическом комплексе. Но нужно по каждому шагу указать результаты обучения. Желательно использовать, причем детально, к каждому разделу учебного курса, так называемую таксономию Блума, которая показывает, что должен уметь специалист каждого уровня. ГАПМ готова показывать и обучать ваших специалистов тому, как это делается.
  2. После этого полный комплект материалов требуется разместить в Moodle’е, виртуальной обучающей среде, и отработать их применение.
  3. В перспективе мы должны полностью методически проработать курс и программу по той или иной специальности.
  4. Мы должны регулярно обновлять дидактические материалы, а также отработать контроль преподавателей и обучающихся административными средствами со стороны администрации и с большой вероятность провести геймификацию обучения.

Пара слов о геймификации[5].

Помните, мы говорили о том, что Moodle позволяет учитывать характеристики слушателя? Соответственно, будет во всех отношениях правильно, если мы людям, имеющим разные категории, будем давать разные задания. Т.е., скажем, если, программист хочет выучиться менеджменту, мы можем опереться на его «программерские» знания. Если финансист хочет обучиться, например, использованию Excel, то мы также можем опереться на его знания, и т.д.

И в перспективе мы должны готовиться к тому, что мы будем давать нашим слушателям документы различного уровня, потому что, уже третий раз мы об этом говорим, диплом должен подтверждать квалификацию, а вовсе не факт выпуска из учебного заведения. И если поначалу документами различного уровня могут быть рекомендательные письма с оценкой компетенций выпускника, то в перспективе, когда в РФ полностью будут разработаны профессиональные стандарты, мы будем выдавать документы, подтверждающие соответствие тому или иному уровню внутри этого профессионального стандарта.


Итак, мы приглашаем вас к сотрудничеству, к разработке учебных курсов, к отлаживанию документирования результатов, к пониманию того, куда двигаться дальше.

Мы – это Академия промышленного менеджмента им. Пастухова, Центр дистанционного обучения (телефон вы видите на экране: 4852-370-366). Электронный адрес: DLC@GAPM.ru

Рады вам!


[1] Использована терминология «клиенты», «рынок», соответствующая подходам к развитию продукта, рынка и компании, описанным в работе А.Шнейдера, Я.Кацмана, Г.Топчишвили «Наука побеждать в инвестициях, менеджменте и маркетинге». Этот подход постулирует, что начавшийся сход на новый рынок остановить уже не получится. Куда разумнее – скорее даже, единственно разумно – менять продукт и компанию. В применении к теме обсуждения: если сход на рынок ДО начался, ему придется соответствовать.

[2] В русском языке слово «прослушал» имеет два противоположных значения: выслушать и пропустить мимо ушей.

[3] Moodle переведена на десятки языков, в том числе русский, и используется почти в 50 тысячах организаций из более чем 200 стран мира. В РФ зарегистрировано более 1000 инсталляций. Количество пользователей Moodle в некоторых инсталляциях достигает 500 тысяч человек. Ядро команды разработчиков свободного ПО Moodle являются штатными сотрудниками фонда Moodle в Австралии, который финансируется региональными партнерами и грантами.

[4] Неплохое освещение возможностей приведено вот в этой публикации.

[5] Геймификация/игрофикация – это придание обычным действиям игровой значимости. Это превращение реальных действий, например, ежедневной работы в игровой процесс с правилами, ролями, виртуальными наградами, миссиями, возможностью делать осмысленный выбор для достижения игровой цели в одиночку или совместно с другими участниками. Частный случай игровых механик – это соревнование или конкурентный режим. В качестве примера конкурентного режима: соревнование с выбыванием среди слушателей, где победитель определяется по общему баллу за выполненные задания или иные подтверждения квалификации. Возможны специальные шкалы для отдельных групп/категорий обучающихся.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz