Книга, которая стала шоком для Запада

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

 «Expert Online» 24 апр 2014, 17:24

Французский экономист утверждает, что противоречия капитализма никуда не исчезли. Главная угроза для капиталистической системы сегодня – растущее неравенство и без радикальных мер этот процесс не остановить


В тот самый момент, когда казалось, что капитализм окончательно утвердился по всему миру и что Карл Маркс сегодня перестал быть актуальным, во Франции вышла книга, которую уже прозвали современным «Капиталом». Она вызвала огромный интерес у читателей и ворвалась на первые строчки бестселлеров Amazon.com. Ее цитируют и хвалят Барак Обама, Пол Кругман и Кристин Лагард.

Томас Пикетти

Томас Пикетти

Автора наделавшей столько шума книги зовут Томас Пикетти. По национальности он француз. Ему 42 года. Он работает профессором в Парижской школе экономики. Свою 700-страничную книгу Пикетти назвал, не мудрствуя лукаво – «Капитал в 21 веке».

В своей книге Томас Пикетти подробно описывает и глубоко анализирует то, чему Карл Маркс, в свое время, не придавал решающего значения и что осталось, в конечном счете, на периферии его теории. Два «Капитала» отличаются и выводами. Там, где великий мыслитель XIX века предвидел крушение капитализма и создание на его руинах пролетарского рая, Пикетти видит медленный рост и Золотой век неравенства, в котором богачам, владельцам капитала, будет принадлежать все более крупная доля богатств и доходов.

Попытки понять природу и принципы развития капитализма начались еще на заре политэкономии. Томас Мальтус, например, разработал теорию, которая пророчила, что рост населения неизбежно приведет к тому, что большая его часть будет жить в несчастьях и нищете. Эту модель назвали «мальтузианской ловушкой», которая предполагала, что любое экономическое развитие приводит к увеличению общего количества людей, на которых приходится делить общий пирог ресурсов и, как следствие, доля бедных становится снова стремительно увеличивается. На следующем шаге происходит глубокий экономический кризис с войнами, эпидемиями, разрухой. И этот порочный круг не имеет выхода.

Давид Рикардо

Давид Рикардо

Другой выдающийся политэконом Давид Рикардо разработал теорию о формах земельной ренты и считал, что земельное дворянство станет еще богаче по мере роста стоимости земли.

Карл Маркс же делал акцент на другом явлении. Он полагал, что борьба между работодателями и рабочими является ключевым фактором исторического развития и она неизбежно приведет к росту зарплаты и снижению прибыли, в результате чего богатства будут концентрироваться в руках все меньшего количества людей.

Все эти теории имели одну, но очень серьезную ошибку1. Они не учли взрыва производительности труда, вызванного новыми технологиями. Этот взрыв и позволил человечеству избежать мрачные прогнозы, которые ему пророчили экономисты 19 века.

Опираясь на громадные массивы статистических данных, Томас Пикетти утверждает, что механизмы, заключенные в глубинах капитализма, вновь приведут к росту неравенства и размоют фундамент, на котором стоят демократические общества.

Он убежден, что лишь уникальное стечение обстоятельств в 1930-75 годах позволило капитализму, в основе которого лежит неравенство, изменить свое движение на 180 градусов. В первую очередь это две мировые войны, Великая депрессия и начало долговой рецессии.

Эти и немало других трагических событий прошлого века привели к разрушению огромных богатств. С другой стороны, они вынудили власти проводить экономическую политику перераспределения доходов и экономической мощи. Стремительный рост экономики в масштабах большей части планеты ослабил важность богатств, передающихся по наследству, и привел к образованию многочисленного среднего класса.

Саймон Кузнец

Саймон Кузнец

На пике этой золотой эры американский экономист Саймон Кузнец, разработавший методику расчета ВВП, выдвинул теорию, что по мере прохождения стран через разные стадии развития, доходы домохозяйств, т.е. семей, будут выравниваться.

Томас Пикетти доказывает, что эта теория необоснованна, и придумана американцами и европейцами для развивающихся стран. Как только инфляция и рост населения в развитом мире в семидесятые годы прошлого века начали замедляться, экономическое развитие вернулось к привычным темпам. Вместе с ними вернулась и природная характеристика капитализма генерирования неравенства в доходах.

Прогноз Пикетти на 21 век, который предполагает медленный рост и крайнее неравенство, базируется на исторических данных и простых математических выкладках. Статистика показывает, что в более продолжительные периоды времени производительность росла со скоростью 1 – 1,5%. Рост прибыли же колебался между 4 и 5%.

Проблема в том, объясняет автор «Капитала в 21 веке», что всякий раз, когда в продолжительные периоды времени рост доходности капитала превышает рост производительности, усиливается и неравенство. Причина этого явления заключается в том, что люди, обладающие самыми высокими доходами, будут копить и вкладывать деньги. Таким образом, они могут получить доход с капитала, который позволит им забрать часть прибыли у тех, кто вынужден полагаться исключительно на заработную плату. Всего через несколько поколений такое аккумулируемое богатство становится доминирующим фактором экономики, социальной и политической структуры общества.

Это, по мнению Пикетти, уже произошло в США, где неравенство в распределении богатств и доходов значительно превзошло европейское на рубеже 19 и 20 веков.

Капитал превратился в доминирующий фактор экономической жизни за счет того, что экономика развивается медленнее в сравнении с ростом доходности капитала. Так он подходит к простой формуле, которую называет «фундаментальным законом»: r больше g, где r – прибыль на капитал, а g – производительность.

В книге много математических расчетов и статистических данных. Например, рост неравенства в сегодняшней Америке Пикетти подтверждает следующими цифрами: если в 1978 году средний американец зарабатывал в год 48078 долларов, то сейчас – лишь 33 тыс. С другой стороны, 1% наиболее высокооплачиваемых американцев в 78-м получали 390 тыс. долларов, а сейчас – 1100 тыс.

У «Капитала в 21 веке» немало оппонентов. Они обращают внимание на то, что, делая прогнозы, автор так же, как его предшественники, не хочет принимать во внимание возможность еще одного скачка производительности, тоже вызванного новейшими технологиями. Он может привести, считает Washington Post, еще к одному скачку в росте ВВП и доходов.

К тому же, сейчас в отличие от 19 века, когда главной формой капитала были недвижимость и гособлигации, львиную долю богатства в экономике приносят более рискованные активы, которые в результате изменений в технологиях или глобальной конкуренции могут значительно быстрее терять свою ценность.

Томас Пикетти, конечно, против неравенства. Единственный способ избежать золотого века неравенства, который может привести в конечном счете к гибели капитализма, он видит в конфискационном налогообложении. Пикетти предлагает ввести налог на богатство в размере 2% и увеличить верхнюю ставку подоходного налога до 80%. Наверное, памятуя о том, что президент Франции Франсуа Олланд долго носился с идеей ввести 75-процентную ставку, но так и не сумел этого сделать, автор «Капитала в 21 веке» оговаривается, что все это, конечно, утопические советы.

Несмотря на множество оппонентов в научной среде книга Томаса Пикетти пользуется большой популярностью. Причем, не только у простых читателей, но и у политиков и даже известных экономистов. Пол Кругман, например, считает «Капитал в 21 веке» новаторским подходом к пересмотру, казалось бы, уже давно ставшими расхожими истин. О неравенстве, о котором так много пишет Пикетти, уже не раз говорил и президент Обама, ссылаясь на книгу. Обратили внимание на труд французского экономиста и в МВФ и других экономических организациях.

Книга, которую должен прочитать каждый плутократ (источник)

Новый труд Томаса Пикетти может спасти супербогачей от самих себя

Кристия Фриланд, депутат парламента по округу Торонто

пикетти капиталЭтот сезон для исследователей, изучающих плутократию, отмечен двумя ключевыми событиями. Первое – сохраняющееся у супербогачей ощущение того, что они по-прежнему подвергаются гонениям. Свидетельством тому – участившиеся сравнения американских магнатов с Гитлером. Второе событие – публикация на английском языке мгновенно обретшей большое влияние новой книги Томаса Пикетти «Капитал в двадцать первом веке».

Два этих этапных события 2014 года тесно связаны между собой. Принципиально новая концепция Пикетти о том, как и почему богатство накапливается на самом верху, объясняет, по какой причине пресловутая группа (0,01% населения) ощущает серьезную угрозу, и в связи с чем эта тревога не столь истерична, как может показаться.

В основе работы Пикетти лежат международные массивы данных о доходах за многие годы, которые он собирал по всему миру десять с лишним лет вместе. Собранные цифры показывают, что послевоенная эпоха, когда в Северной Америке и Западной Европе наблюдался мощный экономический рост и сокращалось неравенство в доходах, была удивительным исключением из общего правила. Напротив, сегодняшнее разительное неравенство доходов, которое соответствует или даже превышает то, что было в «позолоченную эпоху» (период с 1870 по 1898 год в США), кажется нормой для промышленного капитализма.

Пикетти выдвигает экономическую теорию о том, почему это происходит, т.е. почему капитал накапливается быстрее, чем растет экономика в целом, а также ряд радикальных политических идей о том, как мы должны реагировать на эти базовые экономические принципы.

До настоящего времени исследователи увеличения неравенства доходов левого толка предпочитали объяснять происходящее фактом существования кланового капитализма. Правые, напротив, начали с опровержений и отрицаний. Консерваторам понадобились годы и годы на то, чтобы признать факт усиления неравенства, и что такое изменение заслуживает внимания.

Но сейчас, когда разница между пресловутым одним процентом и всеми остальными превратилась в пропасть, в дискуссию о неравенстве доходов втянулись, пусть неохотно, даже республиканцы. Консерваторы обнаружили, что самые подходящие объяснения такой увеличивающейся разницы между богатыми и остальными таятся в основополагающих и зачастую глобальных экономических силах. В таком прочтении неравенство доходов связано не с бандитствующими банкирами и финансовыми олигархами. Просто так работает капитализм.

В своей работе Пикетти переворачивает статус-кво с ног на голову. Его личные симпатии бесспорно находятся слева – это же «Капитал»? Однако его главное интеллектуальное достижение в том, что он показывает, как базовые силы капитализма неуклонно ведут ко всё большему накоплению богатств на самой вершине пирамиды.

Есть еще одна важная новая книга, которую написали Эрик Бриньолфссон и Эндрю Макафи. Она называется «Второй век машин» (“The Second Machine Age”), и посвящена силе технологической революции и тем неравномерным вознаграждениям, которые она приносит. Авторы приходят к аналогичному выводу: нет экономического закона, гарантирующего, что технологические инновации принесут экономические прибыли, которые будут поровну разделены между большинством, или хотя бы многими из нас.

С точки зрения Пикетти, суперсостояния – это не результат деятельности банковских спрутов-вампиров, которые обладают нечестными преимуществами над обычными парнями. Нет, это естественный и даже неизбежный итог капитализма в действии. По сути дела, это главный тезис Пикетти.

Пикетти не тревожит то, что капитализм развращается кучкой вороватых флибустьеров. У него иная аргументация. Основополагающая логика капитализма заключается в постоянном накоплении богатства, что ведет к возникновению наследственной денежной аристократии – той, которую он называет родовым капитализмом.

В этом нет ничего даже близко напоминающего американскую мечту, которая в действительности стала западной и даже всемирной мечтой. Почему? Потому что это угрожает самой идее капитализма как экономической системы, дающей оптимальный шанс на процветание и благоприятные возможности огромному множеству людей.

В последние пару десятков лет мы начали понимать, что капитализм уже не обеспечивает процветание подавляющему большинству людей в большей части западных демократий. Средний класс переживает период опустошения, в то время как на самом верху состояния продолжают увеличиваться. Пикетти дал наиболее обоснованное опытным путем и интеллектуально логичное объяснение того, что происходит.

пикетти доходность капитала

Ссылка Пикетти на Маркса показывает размах его амбиций и серьезность его критики. Эпоха, в которую один из ведущих наших экономистов решил сравнить свой труд с марксовым «Капиталом», это тот мир, где немного легче понять грандиозные исторические аналогии плутократов и предостережения о системных проблемах для их образа жизни.

Пикетти написал свой «Капитал» в такое время, когда даже у критиков капитализма нет иного выхода, кроме как смотреть на него глазами Черчилля, говорившего о демократии, что она ужасная система, если не считать все остальные.

Огромным провалом революционных наследников Маркса стало то, что они преподали нам урок: уничтожение капитализма – это не преодоление его недостатков. Мы наблюдаем это сегодня в наших собственных обществах. Единственное, что хуже плутократов, это их отсутствие. Хотя жители Сан-Франциско восстают против своих миллиардеров из сферы высоких технологий и даже блокируют автобусы Google, остальной мир от Москвы до Малайзии пытается создать копию Кремниевой долины.

Вот почему самыми успешными обществами в 21-м веке станут те, чьи плутократы читают Пикетти и помогают найти политические ответы на действие тех экономических сил, которые он столь мощно описал. Пикетти показывает, что экономика послевоенной эпохи, когда Запад переживал период устойчивого и коллективного роста, была историческим исключением. Для наших западных демократий это также было политической необходимостью. Капитализм сталкивается с угрозой собственному существованию. И частью решения проблемы могут стать умные плутократы.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz